Большой интерес представляют воспоминания Валентина Михайловича Григорьева, бывшего рядового стрелка 664 сп, потом комиссара разведбатальона 130 сд, а затем помощника начальника политотдела 21-й армии, гвардии майора.

«В марте 1942 г. в тыл Демянской группировки фашистов был сброшен авиационный десант - бригада под командованием полковника Тарасова в количестве 3000 десантников… Выброска десанта была осуществлена некомпактно. Большая часть десантников (около 2000 человек), выброшенных в район Игожево, быстро им овладела и закрепилась в нём. Около тысячи десантников были разбросаны в лесах и скапливались группами в 300, 150 ч., по несколько десятков бойцов и командиров. Средства радио-связи были только в подразделении, овладевшем селом Игожево.

Григорьев В.М. (1920 г.р.) Выброска десанта должна была сопровождаться общим наступлением войск, окружавших Демянскую группировку. Такое наступление было предпринято, но успешно продвигались только части, расположенные на юге Демянской группировки, где дислоцировалась и наша 3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия, ставшая на фронте 130 сд. После взятия Игожева основная часть десанта с боями вышла из Демянского котла. Группа в составе 300 бойцов и командиров была выведена из ближайшего тыла разведчиками нашей дивизии под руководством командира взвода роты пеших разведчиков лейтенанта Петрова Владимира Гавриловича. За эту операцию он был награждён орденом Красной Звезды.

В тылу у немцев оставались группа десантников в количестве 150 человек и мелкие группы, с которыми не было связи, так как у них не было раций. Для вывода этих де-сантников и выяснения системы обороны противника перед нашим передним краем была направлена в тыл врага 24 апреля 1942 г. группа из 22 разведчиков под командованием Владимира Петрова. Политруком группы назначили меня. Нам дали радистов из дивизионной роты связи – старшину Тумакова и старшего сержанта Буланчика…

К нам прикомандировали санинструктора из стрелковой части и двух партизан, Петрова и Сергеева, из местных жителей. Остальные 15 человек из дивизионной роты разведки, в большинстве своём студенты МВТУ им. Баумана, добровольно вызвавшихся идти в тыл противника. Трое из нас умели ориентироваться по карте: командир Петров, я…и красноармеец Герасимов…Вооружение у нас было только стрелковое личное: автоматы, винтовки, пистолеты с запасом патронов на одну боевую операцию и гранаты. Запас продовольствия на неделю…

Как мы узнали позже, бесшумно войти в тыл врага удалось только нашей группе. Две других группы, направленные из соседних частей нашей армии, были обстреляны на линии фронта и в ближайшем тылу и отошли с потерями…

Через несколько дней нашего похода, когда мы углубились примерно на 10-12 км в тыл врага и подходили к болоту Дивен Мох, обнаружили двух десантников - Грибанова и Осипова. Они двадцать дней бродили по лесу и болотам, видимо, кругами, потеряв ориен-
тировку, и питались только клюквой…У обоих были документы – красноармейские книжки, а у Грибанова – комсомольский билет…

В назначенное время в полночь к нам прилетели два самолёта «ПО-2». Их появлению предшествовал огонь пулемётов с трассирующими пулями. Немцы пытались их сбить на линии фронта. Они благополучно прилетели, снизились, выключив моторы, и к нам в треугольник огней от фонариков полетели мешки с продуктами и резиновыми сапогами. Один из лётчиков даже крикнул: «Разведчики, принимай первомайские подарки!»…

Вскоре командир В.Петров нашёл с разведчиками бойца лыжного батальона, который бежал из плена во время ремонтных работ на дороге, недалеко от нашей стоянки. Он рассказал, что группа десантников в 150 человек во главе с начальником штаба бригады и его женой была окружена немцами и расстреляна. С расстрелянных десант-ников по приказу фашистов рассказчик и другие военнопленные снимали тёплое обмундирование и валенки…

В последнюю, двадцатую ночь разведки (13 мая 1942 г.) мы начали выход из тыла цепочкой, один за другим. Головную группу вёл В.Петров, а я с радистами находился во второй группе. Одну треть расстояния до нашего переднего края мы прошли, согнув-шись, бесшумно, а затем попали на минное поле. Первой взорвалась одна из сигнальных мин… Немцы начали усиленную стрельбу из пулемётов и автоматов…Перестрелку немцы вели в местах подрыва мин, но нас там уже не было…»

Таким образом, было спасено несколько десантников, правда, с потерями со стороны разведчиков. Это был заключительный эпизод той операции. Командир и политрук были награждены орденами Красного Знамени, разведчики Виленский, Кофман, Красносельский, Лысяков и Слуцкий (последний посмертно) орденами Красной Звезды, остальные медалями «За отвагу».

Воспоминания В.М.Григорьева предоставлены С.Л.Иофиным.

Примечание от сайта: материал размещен в соответствии с первоисточником, со всеми имеющимися в тексте несоответствиями и ошибками, которые объясняются тем, что написаны гораздо позже описываемых событий, и отсутствием у автора  подробной информации по действиям бригад.

28top

123