ФОРМИРОВАНИЕ 1-й МАНЕВРЕННОЙ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЙ БРИГАДЫ

 1 МВДБр была сформирована приказом НКО СССР №0083 от 4 сентября 1941 года в Уральском военном округе, г. Киров, здание школы №43, ст. Зуевка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Основой командного состава 1 МВДБр являлись выпускники училищ ВДВ РККА, офицеры 204 и 201 ВДБр, а рядовой состав бригады состоял из молодых ребят 18–19 лет (1922-1923 и частью 1924 г.рождения), преимущественно жителей Кировской области, а также, в небольшом количестве, жителей Удмуртии и Пермской области. Основной состав – комсомольцы по мобилизации ЦК ВЛКСМ.

Документы по комплектованию 1 МВДБр

ГАСПИ КО ф.П-1290 оп.115 д.5 

 

 

Командиром 1 МВДБр был назначен майор Тарасов Н.Е.

Тарасов Николай Ефимович родился в 1904 г. в семье священнослужителя. В 1919 г., в возрасте 15 лет, служил в «Белой» армии. После разгрома белогвардейцев вернулся домой и продолжил обучение. С 1921 по 1924 г.г. учился в военном училище. Служил в Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА). В 1936 году назначается командиром 5-го авиадесантного полка, одного из первых трех авиадесантных полков сформированных в ОКДВА, который в дальнейшем был переформирован в 211 ВДБ. Был знаком с маршалом Блюхером. В 1936 г. постановлением ЦИК СССР, за выдающиеся успехи в боевой, политической и технической подготовке Тарасов Н.Е. был награжден орденом «Знак Почета». В 1937 году Тарасов был арестован по делу Тухачевского с обвинением в принадлежности к контрреволюционной организации. Два года находился под следствием. Дело в отношении Тарасова было прекращено. После освобождения в 1940 г. он к военной службе не вернулся. Работал инструктором по парашютному делу, читал лекции. С началом Великой Отечественной войны, 24 июня 1941 года, Тарасов Н.Е. был призван на военную службу в звании майора.

 

 

 

Учеба проходила в интенсивном режиме с изучением различных видов оружия, в том числе и немецкого, с боевыми стрельбами. Солдат обучали парашютному делу, умению ориентироваться на местности, ходить по азимуту, регулярно выполнялись лыжные маршевые броски. Даже такой, казалось, мелочи, как постройка шалашей, было уделено внимание. Тогда никто в бригаде еще не знал, что очень скоро новые знания понадобятся, и от того, как они освоят эту военную науку, будет зависеть их жизнь.

 Из воспоминаний Черепова Петра Максимовича наводчик 10 роты 4 пдб:

 «…В Перми нас пересадили на поезд до станции Зуевка, где были сформированы батальоны и бригада. Я был зачислен в 4 батальон 10 роту. Жили мы недалеко от станции в двухэтажном доме.

Батальон наш состоял процентов на 80 из молодежи (22-х – 23-х-летнего возраста), и, как мне помнится, были добровольцами. Командир роты, к сожалению, фамилию его я не помню, был уже опытным командиром, участвовавшим в Белофинских боях, а также в десанте где-то в районе г. Хельсинки. Командир был награжден орденом Красного Знамени (Гречушников).

Командирами взводов нашей роты были опытные десантники, окончившие курсы командиров и присланные к нам. Мой командир – младший лейтенант Пархаев Виктор служил в десантных войсках, участвовал в освобождении Бессарабии, а потом Прибалтики. По рекомендации командира взвода и роты меня направили на курсы инструкторов парашютной подготовки и укладки парашютов. Курсы были организованы при бригаде.

После окончания курсов я так и был при роте нашего 4-го батальона. Вот здесь я и узнал больше наше командование, так как мы, я и ещё один инструктор, кажется, с 12 роты, Кошаф Тезединов, укладывали парашюты нашему командованию. В Зуевке проходила боевая подготовка, мы много занимались в поле, в лесу, учились хождению по азимуту, учились строить еловые чумы, разводить костры, чтобы не было видно огня, немало приходлось и тренироваться владеть холодным оружием, и, когда выпал снег, начались тренировки на лыжах. Ходили очень много, иногда с полной боевой выкладкой. Командование нашего батальона уделяло большое внимание боевой подготовке, часто присутствовало на занятиях, а наш батальонный комиссар бывал, наверное, в каждом взводе ежедневно, интересовался ходом подготовки и личным настроением бойцов, рассказывал о новостях с фронта, часто вел с нами и личные беседы о служебных и домашних делах.

 Помню, как после принятия присяги наш батальонный комиссар поздравил нас и пожелал дорожить воинской честью и быть всегда верными нашей Родины и нашей партии. Через несколько дней после принятия присяги в Зуевку приехал Герой Советского Союза тов. Беляков, который принимал готовность нашей бригады по поручению Верховного Командования. На смотре наш 4 батальон был лучшим, а рота – лучшая в батальоне. После этого нас по тревоге подняли на учения в полном боевом снаряжении с волокушами и другим боевым имуществом. Бригада разошлась в разные стороны по 2 батальона, и в районе одного озера где-то в Зуевском районе мы должны были встретиться «во встречном бою», но по дороге по рации был передан приказ вернуться на станцию Зуевка. В этом походе наша рота шла впереди, а с ней и дивизионный (видимо автор ошибся - батальонный) комиссар в голове роты, если увидит, что боец устал, вставал во главе и прокладывал лично лыжню, ну а тут уж и вся усталость проходила. Когда мы вернулись в Зуевку (а в походе были около 2-х суток), нас уже ждал эшелон, погрузились в вагоны, и отправились ближе к фронту

 

Характеристика боевой готовности бригады перед выступлением в немецкий тыл

Согласно докладу о боевых действиях 1 МВДБр характеристика боевой готовности бригады перед операцией представлена следующим образом:

«Боевая подготовка. Подготовка рядового и командного состава бригады проводи­лась по трехмесячной программе обучения воздушно-десантных войск Красной Армии. Программа обучения была выполнена. Весь личный состав имел по одному прыжку с самолета. Огневая подготовка из всех видов оружия отработана хорошо. Части бригады хождению на лыжах по лесистой и сильнопересеченной местности были обучены. Был проделан 175 километровый марш по пересеченной местности в зимних условиях, с ночлегом вне населенных пунктов.

Командный состав в основном был подготовлен к боевым действиям в тылу противника. Штаб бригады и штабы батальонов имели вполне удовлетворительную подготовку. В штабах имелись недостатки в вопросах организации разведки и связи с подразде­лениями.

Политико-моральное состояние всего личного состава бригады на всем протяжении было высокое.

Выводы:
1. Рядовой и командный состав бригады к ведению боевых действий в тылу противника были подготовлены.
2. Бригада в целом была обеспечена всем необходимым для ведения боя в тылу противника.

 БОЕВОЙ И ЧИСЛЕННЫЙ СОСТАВ БРИГАДЫ ПЕРЕД УБЫТИЕМ НА ФРОНТ.

 Комначсостав . . . . . . . . . . . . . . . . . 289 чел.
Мл.комсостав . . . . . . . . . . . . . . . . 718 чел.
Рядового состава . . . . . . . . . . . . . . 2 032 чел.
___________________
ВСЕГО: 3 039 чел.
ВООРУЖЕНИЕ
Винтовок. . . . . . . . . . . . . . . . – 1 789
ППШ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . – 845
Ружей ПТР . . . . . . . . . . . . . . . – 108
Ручных пулеметов . . . . . . . . – 131
50-мм минометов . . . . . . . . – 72
82-мм минометов . . . . . . . . – 32
Раций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . – 28

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОЛОЖЕНИЕ ВОЙСК СЗФ И ПЛАНИРОВАНИЕ ЛЫЖНОГО РЕЙДА

 

В январе 1942 г. советское командование начинает стратегическую наступательную операцию с глубоким охватом группы немецких армий «Центр». Составной частью этого плана был удар Северо-Западного фронта в районе озера Ильмень с целью освобождения Старой Руссы, городов Холм и Великие Луки.

29 января 1-й и 2-й гвардейские стрелковые корпуса совместно с частями 11 армии нанесли удар из района восточнее г. Старая Русса в южном направлении, взломали немецкую оборону и в феврале соединились с частями 3-й ударной армии. Таким образом, в окружении оказалось 6 немецких дивизий (123, 12, 32, 30, 290, SS “Totenkopf”), управление 2-го армейского корпуса, различные мелкие подразделения 10-го армейского корпуса и небольшое количество тыловых подразделений 16-ой армии - всего более 100 тыс. солдат и офицеров вермахта

 

 

С учетом сложного рельефа местности (болота и густые леса) немцам удалось создать гибкую оборону. Т.е. цепь опорных пунктов по периметру котла, между которыми, по постоянно расчищаемым и ремонтируемым дорогам, в случае необходимости перебрасывались мобильные резервы.

Атаки таких опорных пунктов, с учетом очень снежной зимы, приводили к очень большим потерям среди личного состава подразделений Советской Армии, и без того ослабленными сильными боями. В этих условиях наиболее эффективно проявили себя мобильные лыжные соединения, которые, внезапно нападая на опорные пункты наносили серьезный ущерб противнику и так же внезапно исчезали.

В этих условиях была разработана диверсионная операция с участием нескольких мобильных воздушно-десантных бригад.

В задачу 1 МВДБр, переданной в феврале 1942 г. в оперативное управление Северно-Западного фронта, входило: проникнуть в тыл окруженной немецкой 16 армии в районе Вязовка-Пустыня, идти по маршруту на Демянск, уничтожая по пути гарнизоны противника, которые будут мешать продвижению бригады. Демянск не брать. С переходом реки Явонь около Демянска бригаде начать активные боевые действия и уничтожить гарнизоны противника в деревнях Игожево, Меглино, Старое Тарасово, в дальнейшем выйти в район Бель 1-ая, Бель 2-ая, содействуя их захвату южной группой войск генерала Ксенофонтова (34 армия)

 Из доклада о боевых действиях 1 МВДБр (ЦАМО фонд 37 (Управление командования ВДВ ) опись № 11431 (Оперативный отдел штаба) дело № 38: 

"Задача бригады:

10 февраля 1942 г. бригада выгрузилась на аэродроме ВЫПОЛЗОВО и поступила в распоряжение СЗФ. В течение февраля бригада усиленно занималась парашютной, стрелковой и лыжной подготовкой.

21.02 бригада получила приказ от командующего СЗФ и представителя Ставки товарища БУЛГАНИНА лыжным 150 км маршем пройти по тылампротивника и захватить жел. дорожный узел ДНО и аэродром ГРИВОЧКИ,после чего бригада начала подготовку к наступлению. Несмотря нато, что задача была явно нереально,командующий СЗФ настаивал наее выполнении, и только после доклада командования бригады Военному Совету ВДВ КА данная задача бригаде была отменена.

28.02 в бригаду прибыл командующий ВДВ КА генерал-майор ГЛАЗУНОВ, член Военного Совета ВДВ КА дивизионный комиссар КЛОКОВ и авиационная группа гражданского воздушного флота под общим руководством генерал-майора ГОРБАЦЕВИЧА. Бригада с этого времени начала готовиться к парашютному варианту, однако отсут­ствие авиации не позволило использовать бригаду парашютным вариан­том. Командующий СЗФ в 17.00 1.03 поставил бригаде задачу на лыжах проникнуть в тыл противника в районе ВЯЗОВКА – ПУСТЫНЯ с задачей: пройти по центру 16 окруженной немецкой армии, минуя ДЕМЯНСК, и содействовать нашим частям, действующим с фронта, по разгрому немецкой группировке в районе ВАТОЛИНО (общая протяжен­ность маршрута 80 км.), в последующем от ВАТОЛИНО повернуть на юго-запад и содействовать Южной группе генерала КСЕНОФОНТОВА по захвату района МОЛВОТИЦЫ.

Приказ командующего СЗФ командование бригады отдало только после личного разрешения товарища СТАЛИНА 2.03.42 г.

В приказе командующий СЗФ указал: в ночь на 3.03 бригаде на автотранспорте сосредоточиться в районе дер. ВЕРЕТЕЙКИ, ГРИВКИ и приступить к выполнению поставленной задачи."

Из воспоминаний начальника политотдела 1 мвдбр батальонного комиссара Дранищева Федора Петровича:

«Было два варианта использования бригады в интересах Северо-Западного фронта.

Первый вариант: бригаду использовать как воздушный десант. Для этого с аэродрома Выползово десантировать бригаду несколькими эшелонами в район Демянска с захватом аэродрома силами первого эшелона в составе усиленного батальона.

Из-за отсутствия транспортной авиации этот вариант фронтом был отменен.

Бригада была использована по 2-му варианту – как лыжная оперативная группа в составе двух десантных бригад. Наша 1 МВДБр получила задачу – действуя, как лыжная бригада, войти в район окруженной Демянской группировки немцев и внезапными налетами и диверсионными действиями с тыла в районах Пола, Лычково, Корнево, Лунево и др. овладеть опорными пунктами немцев и этим содействовать войскам, действующим с фронта в разгроме части сил 16 немецкой армии. При этом действия бригады должны быть рассредоточены, то есть отдельно, в составе усиленного батальона. Для усиления действия 1 МВДБр предполагалось сосредоточить и ввести в бой ещё одну бригаду.

В операции можно выделить два этапа. Первый этап – действия бригады севернее Демянска. Второй этап – действие бригады южнее Демянска. Были определены пункты, дороги, гарнизоны, которые подразделения бригады должны были атаковать и уничтожать. Перед бригадой ставились задачи уничтожить опорные пункты немцев, нарушать управление и движение, … заставлять его отвлечь большую часть сил с фронта против сил бригады. В ходе операции, в итоге разведки или боя вносились некоторые изменения. Действиями бригады управляло командование бригады, штаб бригады и командиры подразделений. Это управление осуществлялось или … личного общения или по радио. В зависимости от обстановки. Но большая часть управления осуществлялась по радио или через офицеров штаба, так как подразделения действовали, в основном, рассредоточено. Более устойчивое и постоянное управление было на первом этапе операции. На втором этапе оно было хуже и часто терялось.

Место управления бригадой определялось в зависимости от обстановки. При выполнении задачи определялся район КП бригады. На первом этапе в районе Невий Мох, ближе к Б. Опуево, на втором этапе – Дивен Мох, в его южной части»

 

 

 НАЧАЛО ДЕМЯНСКОЙ ОПЕРАЦИИ 1 МВДБр. БОЙ ЗА МАЛОЕ ОПУЕВО

 

1 МВДБр начала выдвижение 5 марта 1942 г. эшелонами на автомашинах из Выползово и сосредоточилась в районе деревень Гривка и Веретейки. Уже 5 и 6 марта бригада подверглась бомбардировке противником с воздуха, появились первые потери: 19 человек было убито, 26 ранено. В ночь с 7 на 8 марта бригада пересекла линию фронта на лыжах и начала выдвижение в заданный район. Чтобы не быть обнаруженными противником, лыжники двигались в ночное время, двумя колоннами. Впереди двигались разведчики. Боеприпасы, минометы, военное снаряжение тащили на волокушах по снегу, преодолевая препятствия.

 

Леса Новгордчины представляют собой густые дебри и буреломы, которые перекрывают путь на многие десятки, а то и сотни метров. Обойти их трудно даже днем, а ночью практически невозможно. В связи с этими обстоятельствам и скорость движения была небольшая и составляла около 10 км в день. Положение лыжников осложнялось сильным ночным морозом до 20-25 градусов. Днем проявляли себя мартовские оттепели – до 0 градусов. На момент выдвижения бригада имела 3-х суточный запас продовольствия. Дальнейшее снабжение продуктами должно было осуществляться с воздуха и самолетами на подготовленные площадки.

Двигаясь в заданный район, лыжники сталкивались с группами противника. В результате мелких стычек было убито около 30 солдат противника. Наши потери составили 8 человек. 11 марта бригада достигла заданного района и расположилась на окраине болота Невий Мох. Проникновение десантников в свои тылы противником было замечено, однако немцы не смогли определить цели и количественный состав советских подразделений. По-видимому, немецкое командование посчитало, что в данном случае действует один из лыжных батальонов, которые действительно активно использовались советским командованием на данном театре военных действий.

 

 

 

 

К утру 10.03 бригада сосредоточилась в лесу 2 километра западнее деревни Малое Опуево, где предполагалось организовать базу для пополнения продовольствия. Бригада к этому времени в течение 3-х суток не имела продовольствия, люди обессилели. Вопрос организации базы на болоте Невий Мох был увязан со штабом СЗФ при получении задачи. 10.03 штабу СЗФ дана шифровка о месте нахождения и указаны коорди­наты для выброски продовольствия. В течение 11.03 штаб СЗФ радировал, что ежедневно сбрасывается продовольствие в указанных координатах. При обследовании указанных мест выброски бригада продовольствия не находила. Пролет наших самолетов десантники наблюдали, выкладывали световые сигналы, но выброски по сигналам не было.

 В бригаде начался настоящий голод. Десантники обессилели и не были в состоянии выполнять боевую задачу. Командованию СЗФ не удавалось наладить авиационное снабжение. Вопрос стоял о выживании людей, о чем говорит текст шифрограмм:

 

10 марта –«Курочкину. У всего состава кончилось продовольствие. Требуется немедленная заброска 3 суточной дачи в район посадки самолета (0062)».

11 марта – «дайте продовольствие, голодные»;

12 марта – «вышли в район (9861) (9760) Продовольствия нет».

13 марта – «Положение угрожающее. Появляются обмороженные и группы голодных. Трое суток не ели. Обнаружены авиацией противника. В ущерб заданию вынуждены организовать частные налеты за продовольствием».

14 марта – «Сидим голодаем. Дайте продовольствие координаты (0062). Сигнал красная и белая световые точки. Отсутствие продуктов вынудило атаковать Бол. и Мал. Опуево. Считаем, что брошенные вами продукты попали в эти районы немцам».

15 марта – «Вел бой за Мал. Опуево, занял его. Голод свалил бригаду. Дайте продукты сегодня хоть что-нибудь на поляну Ю-З отм.61.6. Погибаем».

 

Из воспоминаний ефрейтора СС Алоиса Блюхеля:

«Сегодня 11 марта 1942. Рота заняла позицию на западном краю деревни Малое Опуево. До расположенного напротив края леса, занятого русскими, простираются 400 метров открытого пространства. Ясная морозная ночь, луна находится высоко и обеспечивает нам прекрасный обзор. Я и мой товарищ сидим на корточках около пулемёта, который закреплён на маленьких санях, что обеспечивает его более лёгкую транспортировку и быструю смену позиций. Вдруг в воздухе слышится знакомый рокот. Приближаются два тяжелых самолета. Нам остаётся только одно: выстрелить в воздух красной ракетой. И уже поднимаются в высоту горящая красная стрела, обозримая для экипажей самолётов. Как по команде самолёты сбрасывают свой груз. В непосредственной близости от нас что-то падает в высокий снег. Но взрывов не следует. Это ящики с довольствием и боеприпасами»

 

Разведкой было установлено, что грузы самолеты сбрасы­вали в неустановленном месте в районе расположения противника 500 метров юго-западнее деревни Большое Опуево. Немцы давали сигналы в момент появле­ния наших самолетов, которые наши летчики принимали за сигналы десантников.

В связи с этим командование бригады с целью обеспечения бригады продо­вольствием решило разгромить гарнизоны противника в Большое Опуево и Малое Опуево.

В 15.00 14.03 бригада при выходе на исходное положение из леса с отметкой 60,4 (2,5 км западнее Малое Опуево) в районе отметки «Сараи». (1 км юг.-вост.отм.60,4) была встречена засадой противника силой до роты.

В голове колонны двигался 2 ПДБ, который и принял бой с засадой. Решительными действиями 4 и 5 рота атаковали противника с фронта и фланга, часть его уничтожили, остатки бежали. Командир 4 роты ст. лейтенант Приходько и военком 2 пдб старший политрук Закотей погибли в этом бою смертью героев.

В этом бою было уничтожено 40 немецких солдат и офицеров, раненых немцы унесли с собой.

2 ПДБ потерял 8 чел. убитых и 5 раненых.

В 22.00 14.03 бригада (без 3 батальона) сосредоточилась на исходное положение для наступления в лесу 700 м юго-восточнее деревни Малое Опуево. В 24.00 14.03 1 и 2 батальоны начали атаку на Малое Опуево. Подступы к деревне немцами были сильно укреплены, и местность была заранее пристреляна. 2 батальон при подходе к южной окраине деревни был встречен сильным пулеметным и минометным огнем. Местность противник освещал ракетами. 2 батальон, неся потери, продвигался очень медленно.

Личный состав бригады был обессилен, что задерживало темп наступления и только с выходом 1 батальона на восточные окраины Малое Опуево и ударом его в тыл противника 2 батальон в 5.30 15.03 ворвался в деревню, и к 6.30 совместно с 1 батальоном очистили Малое Опуево от немцев. Большая часть немцев была уничтожена, остатки бежали. Захвачен продовольственный склад и другие трофеи.

С целью скрыть действия бригады командир бригады приказал батальонам Малое Опуево отойти в лес юго-восточнее Малое Опуево. В деревне осталось 50 человек раненых, в том числе тяжело раненый командир 2-го батальона капитан Cтруков и 13 здоровых бойцов для охраны. Эваку­ация раненых в отсутствие самолетов была невозможна.

В течение 9-ти дней оставшиеся люди храбро отражали немец­кие атаки; противник на Малое Опуево обрушил артиллерийский минометный огонь. Горстка храбрецов отошла из Малое Опуево только тогда, когда все до одного дома артиллерийским огнем были разрушены.

Руководил этой группой красноармеец Фомичев Сергей Яковлевич. В течение 9 дней они не допускали гитлеровцев в деревню.

 

Из воспоминаний бывшего помощника начальника оперативного отдела 1 МВДБр Шебалкова И.Ф.:

 

"Деревня Опуево находились на голой возвышенности опушки леса, подход к ней был через лес. Приняли боевой порядок, и подразделения стали продвигаться к деревне вдоль опушки леса. Примерно с километр продвигались тихо и спокойно, продирались через густой кустарник и валежник, на лыжах, безусловно, скорость была низкой. Справа от нашего движения тянулась поляна шириной в 300-400 метров и снова лес, покрытый снегом. Когда ушли вперед разведка и передовое охранение, по опушке леса продвигались основные силы бригады. И вот с противоположной опушки леса, за поляной, по десантникам ударил одновременно сильный автоматный огонь. В лесу, где находились наши подразделения, в это время появился шум, крики, ругань и стон раненых. Кто-то в это время подал команду – все направо на опушку леса, огонь! Не менее 100 автоматчиков – десантников открыли огонь по противоположной опушке леса, откуда ударил шквал автоматного огня противника и тут же без всякой команды бросились в атаку на немцев, окопавшихся в снегу и замаскировавшихся. Овладев позициями немцев, в них мы обнаружили много убитых фрицев, среди них много офицеров. Часть их, оставшихся в живых, удирали по дороге вверх, в лес."

 

 

 

БОЙ ЗА ДОБРОСЛИ, ИГОЖЕВО И СТАРОЕ ТАРАСОВО

 В М.Опуево десантникам 1 мвдбр удается захватить небольшое количество продовольствия, но это не решило вопрос с питанием. Командование СЗФ усиливает авиационное снабжение и в течение 4-х дней положение начинает выправляться.

Но, кроме голода другой большой бедой для десантников явились тяжелые обморожения. Дневные оттепели приводили к тому, что обмундирование намокало, ночью температура опускалась до -25 градусов. На 17 марта число убитых и раненых составило 248 человек, а количество обмороженных – 349, из них высокий процент составили тяжелые, приводящие к гангрене, обморожения.

Вместе с тем, батальоны бригады продолжали вести боевую работу: нападали на колонны немцев, минировали дороги, взрывали мосты, уничтожали патрульные группы врага.

8.03.42 года в распоряжение СЗФ прибывает 204 ВДБр, которой ставится задача по овладению деревней Добросли и поселком Демянском, где в то время находился штаб 2 армейского корпуса окруженной группировки немцев. Разгром гарнизона Доброслей мог бы парализовать всю Демянскую группировку вермахта. Но немцы, допустив просчет с 1 МВДБр, которая почти без проблем оказалась у них в тылу, наглухо перекрыли все возможные маршруты передвижения 204 ВДБр. после нескольких неудачных попыток к 1 МВДБр смог пробиться только один 3 батальон 204 ВДБр. Остальные отошли на исходные позиции. Но в действительности ситуация была еще хуже. В плен попал командир 2 батальона 204 ВДБр вместе со всеми планами боевых действий 204 ВДБр. И немцы начинают стягивать все свободные подразделения для обороны Доброслей. Понимая, что одним единственным батальоном 204 ВДБр взять Добросли не удастся, командование СЗФ дает приказ 1 МВДБр захватить Добросли.

С другой стороны, руководство 1 МВДБр прекрасно понимает, что взять сильные гарнизоны Доброслей и Демянска силами измотанной 1 МВДБр уже не реально. Время упущено, и немцы подтянули все возможноые резервы и укрепили оборону. Но приказ штаба СЗФ 1 МВДБр обязана была выполнять. В 16.00 19.03.1942 г. командиры батальонов получили задачу от командира бригады и письменный приказ на атаку Добросли.

В 21-00 20.03.42 г. 4 батальон начал наступление и при подходе к северной окраине Добросли был встречен сильным пулеметным и минометным огнем, залег и продвигаться не мог, неся при этом потери. Командир 4 батальона капитан Вдовин думал, что 3 батальон отстает и решил подтянуть людей для совместной атаки с 3 батальоном, но 3 батальон никаких совместных действий не оказал, поэтому все атаки 4 батальона не дали никаких результатов. Потеряв 18 чел. убитыми и 30 ранеными, батальон отошел.

Если судить по воспоминаниям десантников 1 МВДБр и количеству потерь (которые оцениваются как незначительные), понимая бесперспективность атаки Доброслей и Демянска, командование 1 МВДБр после относительно короткого боестолкновения предпочло сохранить жизни десантников, и наступление на Добросли больше было похоже на его имитацию.

 

В ночь на 22.03 1 мвдбр без боя перешла реку Явонь в районе 1 км западнее Аркадово и к утру 23.03 сосредоточилась в лесу 1 км восточнее. Старые Ладомиры.

1 парашютно-десантный батальон (без 2 роты), двигавшийся в правой колонне при подходе к р. Явонь, был встречен сильным минометным огнем, атакован гарнизоном противника из Бобково. В результате боя р.Явонь перейти не смог, ото­шел обратно и действовал до выхода из тыла самостоятельно.

204 ВДБр в районе реки Явонь между Бобково и Аркадово наткнулась на сильный минометный и пулеметный огонь немцев. У дороги немцы вкопали два танка и использовали их как неподвижные ДОТы. Согласно отчету о боевых действиях 204 ВДБр: "204 ВДБр смогла прорваться через дорогу между Бобково и Аркадово, уничтожив 3 ДЗОТа, до 40 немцев, потеряв при этом 15 человек убитыми и значительное число раненными".

 

 Учитывая поставленные задачи, а именно - перечень населенных пунктов с расположенными в них крупными немецкими гарнизонами, которые должны быть разгромлены, комбриг Тарасов отдает приказ переподчиненной ему 204 ВДБ атаковать д. Игожево.

В этом населенном пункте, находящемся на возвышенности, огибаемым небольшой речушкой, были размещены: штаб 12 пехотной дивизии, штаб артиллерийского полка 12, отделение связи 12, части истребительно-противотанкового подразделения 12, 5 рота пехотного полка 48, самоходная артиллерийская установка СС-дивизии «Мертвая голова», а также доставленные сюда для выздоровления военнослужащие других частей. Игожево было серьезно укреплено – оборудованы дзоты, созданы деревянно-ледяные укрепления, склоны заглажены и политы водой с образованием труднопреодолимых ледяных подъемов. В ночь, с 24 на 25 марта, 3 батальон с примкнувшими к нему бойцами других подразделений 204 ВДБ, атаковал д. Игожево. К сожалению, во время предбоевого развертывания десантники были обнаружены и подверглись минометному обстрелу. Бой шел всю ночь. Известно, что потери как с одной стороны, так и с другой были очень большие. Десантники отошли на рассвете, когда на помощь противнику подошло самоходное орудие из дивизии SS «Мертвая голова».

 

26.03.42 г. командование 1 МВДБротдает приказ нанести удар по крупному узлу гитлеровской обороны, деревне Старое Тарасово, а также небольшой деревне Меглино, расположенной чуть севернее Тарасово. Выдвижение сил десантна происходило в неблагоприятных погодных условиях. Дул сильный, порывистый ветер с мокрым снегом. Последнее обстоятельство создавало особые трудности для успешного движения бойцов, т.к. мокрый снег, налипая на лыжи, резко снизил скорость передвиженя. Для изголодавшихся, обессиленных десантников это было еще одним тяжким испытанием.

Описание боя за Старое Тарасово

ЦАМО фонд 37 (Управление командования ВДВ. Оперативный отдел)

опись № 11431 дело № 38 "Доклад о боевых действиях 1 МВДБр"

sttarasovo15
sttarasovo15 sttarasovo15
sttarasovo16
sttarasovo16 sttarasovo16
sttarasovo17
sttarasovo17 sttarasovo17
sttarasovo18
sttarasovo18 sttarasovo18

 

Из воспоминаний Воробьева Николая Андреевича  командира 9 роты 3 батальона 1 МВДБр

 

« … деревню рота брала в составе всего 3 батальона темной холодной ночью в конце марта 1942 года. Бой затянулся до утра. В полосе наступления роты было две огневых точки, которые хорошо были видны по пламени выстрелов. Одна огневая точка была уничтожена в первые, 20-30 мин. наступления, вторая, правая, позднее, т.к. здесь оказался замаскированный снегом дзот. Расположен он был в метрах 50-70 от домов, на огороде, на возвышенности. Брали мы его с двух сторон. Слева наступал командир первого взвода мл. лейтенант Козлов. Справа третий взвод (фамилию командира взвода не помню). Я двигался слева. Часть немцев, человек 6-8 выскочили из дзота, когда мы его почти уже обошли. Они даже не успели сделать выстрелов из пулеметов и автоматов, как были прошиты с двух сторон пулями. Мл. лейтенант Козлов и мой связной Ходулин, почти одновременно, бросили в открытую дверь гранаты. С дзотом было покончено. Внутри его было еще 3-4 немца. Ручной пулемет, прочный стол, с которого, видно, они вели огонь в амбразуры. Дзот очистили, а внутри сделали перевязочный пункт. Мне запомнился этот эпизод, т.к. около дзота лежали убитые два офицера немца и 8-10 немецких солдат. На одном из офицеров были нужные, необходимые мне в весенний период хромовые сапоги. Мои валенки, проношенные с боков стойками крепления от лыж, были худые. Туда заваливался снег и таял. А ночью мокрые ноги мерзли. И сушить на кострах валенки, портянки не давали немецкие самолеты «рама, костыль», которые следили за нами и, обнаружив нас, корректировали огонь орудий из близлежащих деревень. Снять сапоги не удалось, но вот офицерскую сумку с нужными документами я взял и передал в штаб бригады. После взятия дзота мы по окопу, соединяющему дзот с деревней, ворвались в нее. Немцы, отступая, вели стрельбу из винтовок и автоматов. Но взвода и роты, наступая цепью, стремительно ворвались в деревню и заняли несколько домов 5-6. Здесь в сараях были обнаружены мотоциклы с колясками и горючее в бочках. Комвзвода мл. лейтенант Козлов по моему указанию взорвал их. Горели сараи. Местность осветило. Уже рассветало, и я увидел, как бойцы нашего батальона подходят к лесу и скрываются в нем. А из села Бель слышно было шум моторов и разрывы снарядов в деревне Ст. Тарасово. Бронетранспортеры, танки спешили на помощь гарнизону, но было уже поздно, его не существовало. Я без приказа на свой страх и риск приказал командиру первого взвода собрать бойцов, раненных. По низине и оврагу быстро догнали со связным Ходулиным своих. Догнав своих, я спросил ст. политрука: «Почему об отходе ничего не сообщили». Он сказал: «Мы к тебе посылали связных и пускали ракеты». В этом бою рота потеряла 13 человек бойцов, разведку политрука. Вечная им память».

 

Перевод фрагмента донесения 12 пехотной дивизии вермахта о бое в Старое Тарасово

26-27 марта 1942 года (NARA T-315, R 613)

 

Из-за предостережения о нападении на Игожево было приказано усилить боевую готовность и цепь сторожевых постов, часовые были призваны к соблюдению повышенной осмотрительности.

Так, в 23-30 часовой заметил перед бункером № 8 на дне долины с направления Ермаково вражескую разведывательную группу в количестве 4 человек и на большом расстоянии приблизительно 60 русских. Он сразу поднял по тревоге боевой состав бункера. С позиции была открыта короткая пулеметная очередь из МГ, которая сразу подняла по тревоге всю деревню. В короткий срок были организованы все оборонительные позиции. Момент неожиданности, которым хотел воспользоваться враг и который в случае успеха мог оказать вред боевым подразделениям в деревне, был исключен.

В долине перед бункером № 8 враг разворачивался под покровом ночи и в метели от дороги в сторону Демянска, окружив половину деревни до дороги на Икандово. Уже повсюду начался оживленный огонь МГ и винтовок, особенно перед бункером № 8. Так же у бункера № 9 были замечены русские сразу после первых автоматных очередей, которые поднимались по склону леса прямо к бункеру № 9. Боевой состав позволил врагу подойти очень близко. Но когда стало слишком близко, установленный здесь МГ выпустил несколько очередей.

После 40-50 выстрелов МГ заклинило, патрон застрял в стволе. Солдат сразу вернулся назад, чтобы принести новый МГ. Наступающие русские должны были быть сдержаны винтовочным прикрытием, во время того, пока один солдат пытался удалить застрявший патрон. Защита винтовочным огнем под командованием старшего лейтенанта Биртена выступила одновременно и защитой бункера. Только с помощью спокойного и скоординированного огня можно было задержать врага, тем более что на этом участке в этот момент больше не стрелял МГ.

Между этим усилилось нападение около бункера № 8, но вследствие хорошо нацеленного МГ и винтовочного огня боевой состав бункера хорошо отбивался, вопреки этому благодаря гранам враг продвигался к бункеру. Около 24-00 вражеская группа продвинулась в дно долины перед бункером № 6 на 50 м. Здесь враг атаковал большим количеством гранат. Хорошо нацеленный МГ и винтовочный огонь боевого состава бункера под личным руководством командира, который в этот момент как раз был близко, остановили нападение. Во время того, как беспрестанно разрывались минометные мины, несколько русских, подошедших к бункеру, могли быть поражены ручными гранатами. Бесперебойно стрелял МГ. К сожалению, отказала ракетница, таким образом, вражеские силы были практически необозримы. Сразу после 24-00 враг запустил красные сигнальные ракеты. Вероятно, должно было начаться главное нападение. И действительно, мгновенно по всему фронту началось нападение. Повсюду разрывались минометные мины, больше в деревне. С помощью зажигательных боеприпасов враг попытался обстрелять дома, вызвать пожар. Не единожды немногие оставшиеся в деревне солдаты были вынуждены перебегать от одного дома к другому, чтобы потушить возникший пожар. Между тем, враг завладел половиной деревни. Одна вражеская группа непосредственно атаковала бункер № 9. Поскольку МГ этого бункера вышло из строя сразу после начала боя, наступающие русские не могли быть сдержаны, и бункер был атакован уже с трех сторон. Его пришлось покинуть. Личный состав бункера под прикрытием винтовочного огня инженерной роты отошел обратно к домам, чтобы отсюда встретить врага огнем.

Стрелки инженерной роты под командованием старшего лейтенанта Шуленбурга оказывали сдерживание со своих позиций, чтобы враг не мог развиваться дальше за мастерской и более сплоченно напасть на южный выход деревни.

Положение возле бункера № 8, где между тем случайно находился старший лейтенант Лангман (14 пех.полк), который был смертельно ранен, стало критичным в отношении нехватки боеприпасов. При вспышке сигнальных ракет увидели, что впереди, слева и справа лежали русские, и наступали все новые.

 

1g
1g 1g
2g
2g 2g
3g
3g 3g

 

ПРОРЫВ ЛИНИИ ФРОНТА И ИТОГИ РЕЙДА 1 МВДБР

После разгрома гарнизона в Старое Тарасово бригада имела задачу атаковать укрепленные пункты Бель 1-ая, Бель 2-ая и сое­диниться в этом районе с частями южной группы генерала Ксенофонтова, действующей с фронта. Бригада к этому времени в течение 5 суток не имела продовольствия, личный состав был измотанный и усталый, име­лось большое количество раненых и обмороженных.

Обстановка на фронте к этому времени сложилась так, что южная группа войск генерала Ксенофонтова, захватив Молвотицы, была задержана противником.

Атака таких укрепленных пунктов, как Бель 1-ая, Бель 2-ая, без взаимодействия с войсками с фронта обречена была явно на неуспех и потерю остатков бригады, поэтому командование бригады ре­шило атаку этих пунктов не производить, а минуя их, идти на соеди­нение со своими частями в районе Лунево – Корнево.

Командующий СЗФ утвердил решение командования бригады, а штаб 34 Армии через шифрограммы стал требовать от группы генерал-майора Ксенофонтова, перейти в решительное наступление в районе Лунево-Черное и помочь 1 мвдбр выйти к своим частям.

Но части генерала Ксенофонтова к этому моменту уже понесли серьезные потери в предыдущих боях и оказать существенную помощь 1 МВДБр и 204 ВДБр фронтальной атакой в районе Корнево-Лунево на немецкие позиции уже не могли.

28 марта 1942 г. командир 1 МВДБр отдает приказ о выдвижении к месту планируемого прорыва. Бои по прорыву линии обороны немцев десантниками 1 МВДБр и 204 ВДБр в районе Черная-Лунево-Корнево носили исключительно ожесточенный характер. Неоднократно огневые контакты переходили в рукопашные схватки. Порой удавалось захватить отдельные участки обороны противника, но прорваться в первую линию обороны и за нее не удавалось. Было предпринято около десяти попыток прорвать позиции немцев и соединиться со своими регулярными частями, но учитывая сильную укрепленность позиций немецких войск, их численный перевес и отсутствие тяжелого вооружения, все эти попытки успехом не увенчались. Находясь в лесу севернее д. Корнево силы десанта подвергались прицельному минометному и артиллерийскому огню противника, неся большие потери. В этом бою погибли начальник штаба бригады майор Шишкин, командир 4 ПДБ капитан Вдовин, бригадный интендант майор Попов. Ранен военком бригады ст. батальонный комиссар Мачихин. У 204 ВДБр погиб почти весь политотдел бригады.

Стало ясно, что прорваться к своим на этом участке фронта не удастся. Оставаться далее в районе Корнева стало невозможно из-за увеличивающихся потерь. По согласованием с командованием комбриг 1 МВДБр Тарасов Н.Е. 29.03.42 г, отдал приказ отойти к болоту Гладкому с целью получить боезапас, продукты питания, эвакуировать раненых и в дальнейшем осуществить прорыв в другом месте фронта.

После ухода основных сил десанта на север, в лесах возле Корнева еще оставались бойцы и командиры десантных подразделений. Многие из них были ранены. Они продолжали сражаться с противником, продолжали попытки прорыва. Основная их масса либо погибла, либо попала в плен.

С тяжелыми боями десантники в ночь с 6 на 7 апреля 1942 г. прорвались к болоту Дивен Мох и разбили лагерь на юго-восточной оконечности болота. Ночью приняли самолеты с продуктами, боеприпасами и эвакуировали часть раненных. Ближайший путь для прорыва к своим через линию фронта лежал в районе деревни Николаевское.

Основу обороны немцев составляла р. Пола и располагавшиеся на ее берегу деревни, исполнявшие роль основных оборонительных узлов. Между ними были вырыты соединительные траншеи и окопы, в которых, как правило, дежурили наблюдатели. Основная часть солдат противника располагалась в тепле, в избах. В случае тревоги они быстро занимали позиции и отражали нападение. Позади окопов располагалась рокадная дорога, на обочинах которой были сооружены снежные валы, высотой до 1,5 метров, в которых через определенные промежутки были сделаны проходы. Для того, чтобы валы было трудно преодолевать, их поливали водой. Дорога была тщательно, до земли, очищена. За дорогой, в тылу у немцев, в отдельных местах также были вырыты траншеи. В некоторых местах оборона была укреплена валами из бревен. Река Пола шириной до 30-50 метров, на момент прорыва была покрыта льдом. Ее обрывистые берега переходили в открытые продолжительные спуски и подъемы. Все пространства по фронту было немцами тщательно пристреляно пулеметами и минометными батареями.

Подразделения бригады стали выдвигаться еще засветло к местам прорыва согласно разработанному плану. Десантники ждали момента атаки, лежа в снегу. С немецких позиций доносились голоса солдат противника. Были видны немцы, занимавшиеся заготовкой дров. С наступлением темноты опустился туман, скрывший начавших движение бойцов. Выдвигались тихо, стараясь, чтобы противник не заметил приближение десантников. Удалось без единого выстрела снять боевое охранение немцев, и подразделения пошли через вражеские позиции. События развивались стремительно в отличие от продвижения обессиленных бойцов. «Благодушие» немцев не могло долго продолжаться. Не заметить переправляющуюся массу людей было невозможно. Заработали фланговые пулеметы немцев, в воздух взлетели ракеты. На флангах прорыва завязался бой между пытавшимися помешать переправе немцами и группами прикрытия. Немцы выскакивали полуодетые из домов и попадали под огонь десантников, гремели взрывы гранат, в некоторых местах завязались рукопашные схватки. Преодолевшие немецкие укрепления десантники спускались по пологому спуску на лед реки, попадая в «мертвое» пространство, но вот дальше, на крутом противоположном берегу и далее на пологом подъеме, они попадали под губительный огонь немецких пулеметов.

В наиболее благоприятном положении в отношении возможности прорыва оказались те, кто шли впереди, т.к. немцы не сразу обнаружили начавшееся выдвижение, да и их первая растерянность тоже сыграла свою роль. Но вот дальше все значительно осложнилось. В воздухе повисли осветительные ракеты. Стало светло как днем. Ударили минометные батареи немцев. Мины падали на лед реки, в «мертвую зону», которая сначала защищала спускавшихся на лед десантников. Нарастал натиск на группы флангового прикрытия. По рокадной дороге, на машинах, немцы подбросили подкрепление с соседних участков.

Эта ночь с 7 на 8 апреля 1942 года, эти 450-500 метров берегов реки Полы между глухими новгородскими деревеньками Волбовичи и Николаевское разделили судьбы бойцов и командиров 1 МВДБр. Кто-то дошел до своих, кто-то убитый остался лежать на льду и берегах реки Полы, кто-то попал в немецкий плент. Часть бойцов и командиров разрозненными группами еще какое-то время пытались прорваться к своим. Большинство из них либо погибло, либо попало в плен, прорваться удалось немногим (629 человек).

 

Из воспоминаний Воробьева Николая Андреевича  командира 9 роты 3 батальона 1 МВДБр

 «Залегли в небольшом кустарнике. До этого разведку переднего края обороны немцев делали из штаба бригады. 9 рота была самой правой. Левее меня были 8 и 7, командир батальона, штаб бригады и подразделение 2 батальона. 

Команда была тихо, по возможности без шума ближе подойти к линии обороны немцев, внезапно ударить и быстро преодолеть линию фронта. Подготовили оружие, гранаты. Когда мы все вместе вскочили и бросились вперед к укреплениям немцев, прямо передо мной оказались только три немца, которых мы сразу уничтожили. Левее меня, метров за 200-300 поднялся отчаянный крик, шум, стрельба и разрывы гранат. Просматривались силуэты каких-то построек. Первое, что мы преодолели – это окопы, заваленные наполовину снегом. Метров через 20-30 – дорога, очищенная от снега до земли и вал из толстых бревен высотой в 1,5 – 2 метра. За валом пологий склон (метров 75-100) и сразу речка Пола, частично заваленная бревнами. Противоположная сторона реки имела крутой берег высотой до 6 - 8 метров и далее снова пологий подъем метров 150-200 и темнел густой лес. Пулеметы били сзади нас в спину, из-за вала левее меня. Пули летели в противоположный берег реки, а один бил правее метров 200-300 от нас по пологому подъему, где уходили наши бойцы в лес. После небольшой задержки при преодолении вала я с товарищами спустился вниз, на лед реки. Часть бойцов преодолела крутой подъем берега, а часть под огнем пулеметов поднималась. На льду речки было мертвое пространство от пуль, но это было недалеко от немецкой обороны. Здесь, впереди меня, при подъеме на берег под прямым углом взайти, но это ему не удавалось – десантник, в котором я узнал своего комбрига Тарасова. Я начал подъем на берег левее комбрига, под острым углом, чтобы лыжи не скользили вниз (хотя и был с одной палкой в левой руке, правая рука была привязана к туловищу). Мне это удалось, и я прокричал сзади карабкающемуся комбригу: «Тарасов, за мной». Но внизу, на льду стояло человек 8-10 десантников (я их хорошо не рассмотрел под огнем пулеметов, кто они, но кажется, это были все штабные работники), которые, услышав мой возглас, начали кричать: «Тарасов, спускайся вниз». И он, преодолев половину подъема, спустился вниз, на лед к той группе, которая стояла на льду, в мертвом пространстве от пуль пулеметов. Мы же, преодолев берег и открытую местность, скрылись в лесу (об этом я уже писал), больше я его не видел. Оказывается, это была уже нейтральная полоса между нами и немецкими войсками. Но об этом никто не знал. Еще метров 800-1000, и стояли наши передовые части»

 

 

ОБЩИЙ ВЫВОД

За период операций в тылу у противника бригада была неоднократно контратакована превосходящими силами и техникой противника. Несмотря на это частями бригады были сломлены сильно укрепленные узлы сопротивления, такие, как Малое Опуево, Добросли, Старое Тарасово и другие. Всего за период операции в районе Демянска бригада захватила шесть населенных пунктов.

В этих пунктах уничтожены и разгромлены немецкие гарнизоны, материальная часть, подорваны склады с боеприпасами, продовольствия; подорваны мосты и около 40 ДОТов и ДЗОТов.

Действие бригады в тылу врага оценено Военным Советом Северо-Западного Фронта, как удовлетворительное.

Несмотря на тяжелые условия, в которых оказалась бригада, части бригады в течении месяца действовали против основных коммуникаций врага, нарушали связь, истребляли обозы, истребляли гарнизоны и отдельные немецко-фашистские отряды.

Боевая деятельность бригады в тылу врага характеризуется множеством фактов героизма, отваги и мужества. 101 человек бойцов, командиров и политработников награждены орденами и медалями Союза ССР. (ЦАМО ф 5 гв. стр.бр. оп.1.д.1)

 

ПОТЕРИ БРИГАДЫ ЗА ПЕРИОД ДЕЙСТВИЙ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА С 3.03 ПО 10.04.42 г.

(ЦАМО Фонд № 37 Опись  № 11431 дело № 38)

Убитых и пропавших без вести                                    – 1 130 чел.

Раненых, обмороженных                                              – 773 чел.

Участвовало в боевых действиях в тылу противника - 2675 человек

 

 

123