Пропала без вести 20.01.1942 г.

{phocagallery view=category|categoryid=1|imageid=65|detail=6|displayname=1|displaybuttons=0|displaydescription=1|overlib=2}

 

Воспоминания сестры Манькиной Надежды Наумовны.

 

Любочка (так ее звали дома) родилась в 1920году 16 ноября в городе Гомеле Белорусской ССР.

Отец Любы Манькин Наум Павлович был врачом, а мама-Вера Дмитриевна -учительницей. В 1922 году в семье родилась еще одна дочь- Надя, а в 1926 г. сын – Марк.

В 1930 году семья переехала в город Смоленск. Дети учились в 11-ой школе г.Смоленска. Мама –Вера Дмитриевна работала в той же школе и имела уже звание «Заслуженный учитель». Отец работал в Медицинском институте и в Центральной городской больнице. Имел степень кандидата медицинских наук. Дети воспитывались с любовью и вниманием.   Люба была одной из ярких учениц школы- блистательные сочинения, отличное знание немецкого языка и литературы, сценические выступления в кружках самодеятельности. Люба была активной комсомолкой. У нее было много друзей, ее любили и учителя и соученики за ее доброту и необыкновенную отзывчивость. В 1938 г. Люба успешно окончила школу и поступила в Московский Институт Философии, Литературы и Истории (ИФЛИ). Конкурс для поступления в этот институт в те времена был большим -13 человек на одно место. Она выдержала этот конкурс и стала студенткой ИФЛИ. Учась в институте она проявляла необыкновенные способности, писала и сочиняла. Ее рукописи так и остались неопубликованными.

Грянула война. 1941год.

При объявлении войны по радио Любочка и я сидели в читальном зале, готовились к экзаменам.   Услышав сообщение о войне, все мальчики не задумываясь сорвались со стульев и побежали в военкомат. Мало кто из них вернулся домой. Девочек ИФЛИ первоначально отправили рыть заграждения от немецких танков в Подмосковье.

   В один из августовских дней 1941г. Любочка мне объявила: «Я ухожу на войну, а ты остаешься с мамой оберегать семью». Обсуждать ее решение было невозможно. Можно было только плакать. Отец-опытный хирург, с первых дней войны был на фронте и сутками или неделями не отходил от операционного стола. Мама с братом и бабушкой находилась в эвакуации под г. Тамбовом. Я изменить решение Любочки не смогла. Люба поступила на краткосрочные курсы немецких переводчиков. 11 октября 1941г. курсантов отправляли на пароходе с Южного порта г. Москвы. Я провожала Любовь Наумовну Манькину в этот холодный уже осенний день.

С войны мы получили только одно Любочкино письмо. В нем она иносказательно намекала, что их отправляют в сторону Смоленска. Я думаю, что она спутала Демьянск –Новг. Обл. и Спас-Демьянск КалужскоСмоленской.

В феврале 1942 года пришла похоронная, где написано - пропала без вести 20 января ( в приказе об отчислении, опубликованный в БД Мемориал –то же самое).

Любина однокурсница по ИФЛИ, Стефания Базиленко, с которой они записывались на курсы переводчиков в 1941 году, сообщила мне в 1946 году, что Люба, после прыжка с парашютом на оккупированную территорию, при приземлении, сломала ногу. Ее тащили на лапнике, потом десантники были окружены и вступили в бой. Раненые были где-то оставлены. Место где это происходило Базиленко не знала. Это ей сообщил кто-то вернувшийся из того похода.

 

123