Вашему вниманию представляется историческое исследование известного американского историка Дэвид М. Гланса, одним из первых описавшим одну из малоизвестных страниц Великой Отечественной войны – десантную операцию советских спецподразделений в тылу окруженной 100-тысячной группировки гитлеровских войск, получивших название «Демянский котел». Основой для данной книги явились доклады и отчеты окруженных частей гитлеровских войск. Несмотря на некоторую однобокость, связанную с тем, что за основу взяты данные только одной воюющей стороны, имеющиеся явные ошибки и несуразицы, невольное искажение автором некоторых событий, «географические» ошибки, связанные, в том числе и с переводом (названия с русских карт на немецкие, далее с немецкого на английский, а затем с английского снова на русский – названия изменяются до неузнаваемости), в целом книга интересна и несет много информации. Администраторы сайта посчитали правильным сопроводить текст данного материала небольшими комментариями (выделенными курсивом), позволяющими читателю лучше понять некоторые моменты описываемых событий.

 

Дэвид М. Гланс 1998г.

 

(крупнейший в мире специалист по истории Красной армии, - аннотация книги "Блокада Ленинграда") 

 

 

 

Призраки Демянска

Советские воздушно-десантные операции против Демянского котла немцев

(6 марта – 8 апреля 1942 года).

 

Содержание

 

Введение

Оперативный контекст

Планирование наступления

Развертывание

Ход операции

Заключение

Примечание    

Вступление

После почти пяти месяцев непрерывных испытаний, чаще катастрофических, военных поражений и проведения непрерывной стратегической защиты, потери в глубину территории почти 900 километров доведенная до отчаяния Красная Армия наносит стремительный ответный удар в декабре 1941 года под Москвой. Наскоро запланированное Московское контрнаступление потрясло немцев своей смелостью и свирепостью. За тридцать дней ликующие силы Советов отбросили измотанные и потрепанные силы немцев назад от подступов к Москве. Для немецкой армии это была первая серьезная неудача с начала. Второй Мировой войны и она вынуждена была бороться за свое существование в ужасно холодных и глубоких снегах русской зимы. Список советских городов и населенных пунктов, оставленных немцами – Калинин, Клин, Белев, Мценск, Ливну – свидетельствует о росте их отчаяния.

В начале января 1942 г. Советская Армия возобновило свое наступление от озера Ильмень на севере к Белеву на юге. Она надеялась захватить Смоленск, захлопнув гигантские клещи, и уничтожить немецкую армию группы «Центр». Испытывая серьезный недостаток мобильных сил, чтобы довести немецкое поражение до полного разгрома, Советское Высшее командование бросило в бой все специализированные и отборные подразделения, имеющиеся в его распоряжении, включая военно-морскую пехоту, диверсионные силы, конницу, лыжные отряды и фактические все оставшиеся воздушно-десантные подразделения. Окруженные немецкие подразделения организовали оборону вдоль фронта и сжатые в окружении до размера корпуса, отчаянно боролись за восстановление и поддержание непрерывной линии фронта.

Везде, где только можно, Советское Высшее командование использовало специализированные силы, чтобы воспрепятствовать этому. Наиболее интенсивная борьба проходила в густых лесах и замерших болотах вокруг города Демянск, на западных подступах к Валдаю, Холму, 400 километров к северо-западу от Москвы. Здесь был окружен немецкий корпус Советскими войсками,  двигавшимися с целью занять Старую Руссу, Холм и Великие Луки, расположенные глубоко в немецком тылу.

В конце февраля 1942 года Советские войска начали ряд операций, которые будут тянуться больше года, с целью сдержать и уничтожить немецкие силы в Демянском выступе. 

Одна из первых Советских операций, нацеленных на уничтожение немецких сил в выступе, началась 6 марта 1942 года. Усиленный воздушно-десантный корпус, действовавший с воздуха и на земле, находился на острие атаки, направленной в сердце выступа, в тот самый момент, когда немцы заканчивали подготовку к спасательной операции. Удивительно, что несмотря на большое число военных исследований, сделанных советскими историками начиная с конца войны, и  изобилия архивных материалов, опубликованных в последние годы, фактически нет ни одной работы, описывающей эти операции или перечисляющей советских солдат, погибших здесь. Это изучение, базирующееся на отчетах противоборствующих сил, с одной стороны эпитафия тем солдатам, с другой - краткий набросок того, что должно быть сделано, если реальная история войны на Восточном фронте будет когда-нибудь написана.  

Оперативный контекст 

В середине января 1942 года командующий Северо-Западным фронтом генерал П.А. Курочкин был обеспокоен тяжелыми боями по достижению целей, поставленных его фронту - Старая Русса и Холм. Между двумя главными ударами его фронта. Второй армейский корпус немецкой шестнадцатой армии был изолирован и почти окружен. Сомневаясь в реальности решения поставленных перед ним задач, Курочкин вынес предложение в Ставку изменить приоритет главных ударов и сосредоточиться на уничтожении немецких сил в Демянске. Курочкин предложил изменить направление главного удара его 11-ой армии от Старой Руссы к Холму в тыл немецкой группировке в Демянске, в то время как недавно приданные 1-ый и 2 –ой Гвардейский стрелковый корпус нанесут удар в направление Старой Руссы.

Ставка одобрила предложение Курочкина и для более эффективного командования и контроля передала 3-ю и 4-ю Ударные армии под управление Калининского Фронта. Кроме того, Ставка передала Курочкину 1-ю Ударную армию с целью усилить удар в направлении Холма и позже, как часть генерального плана Ставки, провести глубокий охват немецкой группы армий «Центр».

Курочкин позже отметил:

«Но две такие задачи – окружение Демянска и проведение глубокого охвата на запад не соответствовали силам и возможностям Северо-Западного фронта; дробление сил на два направления делало невозможным достижение превосходства на любом решающем направлении»

29 января 1-й гвардейский стрелковый корпус нанес удар восточнее Старой Руссы, и 3 февраля Курочкин усилил его 2-м гвардейским стрелковым корпусом. Вместе к 15 февраля оба корпуса разбили немецкую оборону и соединились с силами 3-й Ударной армии в Холме, окружив группу немцев в Демянске (см рис. 1). 1-я Ударная армия, приданная позже, закончила изоляцию немецких сил в Демянске, но все еще должна была уделять значительное внимание большим немецким силам, упрямо защищавшим Старую Руссу. 

В конце февраля 1-й Гвардейский стрелковый корпус и группа Ксенофонтова (Калининский фронт) соединилась с 34-ой и 3-й Ударной армией, сформировав внутреннюю линию окружения вокруг немецкой группы Демянска. Окруженная немецкая группа состояла из Второго армейского корпуса шестнадцатой армии и части десятого армейского корпуса (12-я, 30-я, 32-я, 123-я, 290 –я  пехотная дивизия, моторизованная дивизия SS " Totenkopf "  и подразделения поддержки). Это было первое окружение немецких сил Советскими войсками с начала войны и вызвало повышенное внимание Ставки, которая потребовала разгромить немецкую группировку. 25 февраля 1942 года  Советское Информационное Бюро (Совинформбюро) объявило: «Наши войска окружили 16 немецкую армию» (рис. 2). В тот же день Ставка сообщила:

«По причине недостаточной скоординированности действий 3-х подразделений Ударной армии Калининского фронта с подразделениями 1-го Гвардейского стрелкового корпуса Северо-Западного фронта и 34-ой армии и из-за отсутствия единого командования и организации ликвидация окруженной вражеской Демянской группы происходит очень медленно».

Чтобы решить эту проблему, Ставка передала группу Ксенофонтова от Калининского фронта под управление Северо-Западному фронту и приказала «непрерывно и постоянно сжимать кольцо окружения Демянской вражеской группы и не позже чем через 4-5 дней покончить с ней». Курочкин отметил невозможность выполнения этого приказа, заявив: «У нас недостаточно сил. Отсутствие мобильных подразделений не позволяет нам наносить глубоко проникающие удары. Имея воздушное превосходство, враг сильно сдерживает наше наступление».

22 февраля Гитлер заявил, что Демянск это карман крепости, из которого немцы могут начать будущее наступление на Москву. Он приказал усиленно снабжать этот карман, который был отделен от главного фронта в Старой Руссе на 15 км,  по воздуху. Это вынуждало задействовать всю авиацию, принадлежавшую группе армий «Центр» и половину авиации всего Восточного фронта. Для освобождения немецких подразделений шестнадцатой армии в мешке была запланирована операция "Brueckenschlag", имеющая целью – пробить наземный коридор в мешок. Одобренный 2 марта Гитлером план предусматривал атаку пятью дивизиями в восточном направлении южнее Старой Руссы, чтобы соединиться с окруженным Вторым корпусом. Командовал силами прорыва генерал-майор Вальтер фон Зейдлиц. Атака должна была начаться 21 марта. В сущности, и Советский Северо-Западный фронт и немецкая 16-я армия торопили время. Курочкин должен был разгромить немецкие силы в Демянском котле прежде, чем их освободит немецкая спасательная операция во главе с Зейдлицем.

Планирование наступления 

27 февраля Курочкин известил 34–ю армию и 1 Гвардейский стрелковый корпус:

«Ваша основная цель – скорейшая ликвидация вражеской Демянской группировки для этого темп наступления должен быть не менее 10 км в день. Этого невозможно достичь обычными методами последовательного занятия одного населенного пункта за другим. В этом случае враг достигнет своей цели, выиграет время и привлечет к себе значительные силы.

Опыт показывает, что враг боится глубокого прорыва нашими силами и перерезания его путей снабжения. Окруженная Демянская группировка рассеяна в населенных пунктах на широком пространстве и отделена в изолированные группы, занимающие ряд населенных пунктов …

Чтобы выполнить задачу окружения и перерезать дороги во вражеском тыле, мы должны использовать наиболее решительно и умело полные формирования, отдельные единицы и особенно лыжные батальоны, способные к перемещению по бездорожью. В этом случае с отдельными гарнизонами мы сможем расправиться малыми силами. Не рассчитывая рассеять главные силы, целенаправленно работаем на их блокирование и разгром на главном направлении».

В этом месте, по неизвестным причинам Советские источники начинают замалчивать информацию, относительно действий против окруженных немцев в Демянске. Единственная информация о подобных действиях появляется в мемуарах батальонного хирурга 204 воздушно-десантной бригады 1 Воздушно-десантного корпуса. Выдержка из мемуаров: «…я вспомнил, что Жикарев сказал относительно наступательной операции. Мы, как ожидается, будем работать в глубоком вражеском тылу в Старой Руссе и Демянском районе, куда скоро прорвутся силы фронта».

Далее хирург отметил:

«После января начался суровый и снежный февраль. Обстановка на фронте стала напряженной. Одна из бригад нашего корпуса была десантирована в Старой Руссе и Демянском районе. Мы знали, что она участвовала в ожесточенном бою с врагом, и командование считало, что ей необходима помощь со связью и медицинским персоналом. Таким образом, во второй половине февраля туда было решено бросить большую группу автоматчиков и связистов, с которыми я был послан помогать врачам, работающим в районе концентрации раненных. Я прилетел вместе с 5 парашютно-штурмовой ротой (2 батальон), командовал ст. лейтенант Н.В. Орехов».

Доктор описал в общих чертах тяжелый бой бригады, которой, как он сказал, командовал первоначально майор А.В. Гринев, а после того как был тяжело ранен, - полковой комиссар Д.Р. Никитин.

Доктор продолжал рассказывать:

«Ситуация в нашем секторе ухудшалась не только с каждым днем, но также и с каждым часом. Враг сильно давил, имея огромное превосходство в людях и технике. Наше командование принимало все меры, чтобы эвакуировать тяжелораненых с минимальными потерями. Противник обнаружил место концентрации раненых и повел по ним непрерывный огонь из миномета …

Бой с врагом продолжался несколько дней и, возможность воздушной эвакуации раненных исчезла. Оставался один путь – через линию фронта…

Но прорыв к нашим был нелегким. Мы шли около 2-х недель. Трудно описать усталость и  то, что выпало нам. Но мы выполнили нашу задачу, передали раненых медикам передовых частей, и я возвратился в свою бригаду».

Сопоставляя эти фрагментарные воспоминания и оперативный контекст, который имеется в советских источниках, мы фактически не получим никакой информации относительно этой воздушно-десантной операции. Общая схема и отдельные детали, однако, могут быть получены из немецких источников в спецсообщениях, радиоперехватах, оперативных сводках и, что наиболее важно, из допросов советских военнопленных. Эти сообщения свидетельствуют о большом размахе, этой воздушно-десантной операции, которая выпала на долю трех воздушно-десантных бригад, для выполнения задачи, описанной командующим фронтом Курочкиым  в своих объяснениях, по уничтожению немцев в Демянске.  Базируясь на опыте предыдущих воздушно-десантных операций, Курочкин собирался использовать часть воздушно-десантных сил для просачивания в Демянский мешок, подготовки взлетно-посадочных площадок и пунктов сосредоточения, в то время как главная часть сил проникала бы глубоко в мешок, атакуя немецкие тыловые гарнизоны и сооружения. Первоначально слабо снабжаемая с воздуха, она впоследствии должна быть серьезно обеспечена с воздуха.

План Курочкина был прост в проекте, но сложен в исполнении. В то время как главные фронтовые силы продолжают сдавливать немецкие подразделения в Демянском мешке, подвижные подразделения, должны войти в мешок через замерзшие болота и леса, парализовать немецкое командование и управление, и сеть снабжения внутри мешка. Чрезвычайно сложный ландшафт, и притом покрытый глубоким снегом, представлял огромное препятствие для достижения успеха. Исключительно важно  было разрушить ключевые летные поля вокруг Демянска, которые были жизненными центрами немецких сил и пополняли  запасы окруженного второго корпуса.

Наиболее сложной частью планирования был выбор главных целей, оценка сил и их обеспечение для достижения этих целей. Основными целями десантников были летные поля Демянска, ликвидация которых неизбежно привела бы развалу обороны всего мешка. Задача второй важности – немецкая оборона в секторе по северной оконечности мешка Кневицы – станция Лычково. В этом месте немецкие войска полностью блокировали главную железную дорогу от Валдая до Старой Руссы. Если бы немецкие войска лишились  этих позиций, Северо-западный фронт получил бы возможность беспрепятственно использовать железную дорогу к Старой Руссе для лучшего снабжения.

Численность советских войск, которых необходимо было использовать в немецком тылу, напрямую зависела от разведанной численности немецких войск. Семь немецких дивизий (11-я, 290-я, 30-я, SS «Totenkopf», 32-я, 12-я и 123-я) обеспечивали оборону Демянской группировки. Немецкая группировка насчитывала 70 000 человек, хотя советские планировщики операции первоначально оценили в 50 000 защитников. Четыре из этих дивизий защищали восточную половину мешка. Советские планировщики рассуждали следующим образом: из этих 50000 человек большинство будет задействовано на защите обширного периметра и, возможно, что 5000 человек будут задействованы на защите тыловых коммуникаций. Советские подразделения численностью около 10000 человек, если успешно просочатся в немецкий тыл, могли бы эффективно разрушать немецкое управление войсками и материально-техническое снабжение.

Чтобы выполнить эту задачу, Курочкин использовал 3 отборных Воздушно-десантных бригады 1-го Воздушно-десантного корпуса, усиленного, по крайней мере, одним лыжным батальоном, общая численность которого составляла приблизительно 10 000 человек. Две Воздушно-десантные бригады должны были напасть на Демянск, а третья на позиции вокруг и к западу от Лычково. Конечный план предписывал 2-м воздушно-десантным бригадам (204 и 1) продвигаться ночью в паре друг с другом через немецкие линии от Беглово через Пустынную, Соловьево и Малое Опуево к Демянску (см. рис.4). После разрушения Демянских летных полей эти две бригады должны были продолжить свое движение к Бели и Ватолино соответственно, если необходимо, двигаться через немецкие позиции. Третья бригада (2-я воздушно-десантная), усиленная лыжным батальоном, должна была следовать за главными силами через Пустынную. По достижению реки Полометь, круто повернуть на северо-восток и ударить в тыл 30-й немецкой дивизии, которая оборонялась к западу от Лычково.

Самые трудные испытания легли на долю именно этих воздушно-десантных подразделений на всем протяжении их деятельности. Согласно первоначальному плану десантники должны были нести с собой припасы на 3 дня на время прохода через немецкие позиции, пока не достигнут Малое Опуево. После этого во время решения основных оперативных задач (примерно 7-10 дней) десантники будут повторно снабжены сбросом с воздуха и наземным приземлением. Чтобы обеспечить все необходимое, грузовые пути и взлетные полосы план предусматривал заброску батальона в немецкий тыл перед подходом основных сил для подготовки аэродромов и захвата прилегающих территорий. Эти передовые подразделения впоследствии присоединились бы к основным силам. В течении всей операции, дополнительное снабжение воздушным путем, в зависимости от ситуации, обеспечивало бы снабжение и усиление основных наземных сил десантников. Кроме того, воздушные диверсии и разведка, усилили бы наземную операцию. Командование советскими войсками назначило для выполнения операции бригады, входящие в состав 1 воздушно-десантного корпуса (1- атакуя немецкие тыловые гарнизоны и сооружения ю, 2-ю и 204-ю воздушно-десантную бригаду), которые должны были работать в прямом подчинении Северо-западному фронту.

Развертывание

1 воздушно-десантная бригада подполковника Тарасова Н.Е. была переброшена по воздуху 2 марта от летного поля Ступино (Монино)около Москвы на летное поле Бологое в Калининском районе, в 80 км северо-западнее Москвы. После выгрузки, по железной дороге и на легких транспортных средствах, проследовала к району концентрации около Веретейки, где 5 марта вела подготовку, чтобы на лыжах пересечь фронт. Бригада насчитывала 3000 человек, организованных в 4 батальона 600-620 человек в каждом плюс поддержка спецподразделений. 2 воздушно-десантная бригада подполковника Василенко покинула летное поле Ступино 6 марта и собралась около Веретейки 11 марта. Она насчитывала приблизительно 2000 человек, организованных в 4 батальона по 450 человек каждый. По списку на этот момент в бригаде насчитывалось 2947 человек.

204-я воздушно-десантная бригада майора Гринева базировалась на Люберецком летном поле к юго-западу от Москвы, в середине февраля 4-й батальон бригады был десантирован в Демянском и Ясском районе как передовое подразделение 1 воздушно-десантного корпуса чтобы произвести разведку и диверсии перед основными действиями. Остаток бригады, включая недавно сформированный 4-й батальон покинула Люберцы 7 марта и сконцентрировалась около Веретейки примерно 10 марта. Бригада Гринева насчитывала примерно 3000 человек по 750 человек в каждом батальоне. После десантирования 4-го батальона в середине февраля, численность бригады упала до 2000 по 400 человек в каждом батальоне. Дополнительно усилив корпус 54-м лыжным батальоном численностью почти 500 человек, довел численность корпуса до начальной около 10000 чел. После сбора около Веретейки, каждая бригада продвигалась на лыжах к районам сосредоточения у передовой. Это был сделано последовательно (по очереди) каждой бригадой, чтобы не обнаружить слишком явную концентрацию.

Время перехода линии фронта был следующий:

1-я воздушно-десантная бригада                                                 6-8 марта

204-я воздушно-десантная бригада                                             11-15 марта

2-я воздушно-десантная бригада                                                 13-16 марта

Запланированные маршруты несколько различались и были следующими:

1 воздушно-десантная – Веретейка – Пожалеево – Отметка 56.4 (к югу от Темненского болота) – река Полометь между Соловьево и Иломня– Малое Опуево.

2 воздушно-десантная – Веретейка – Пожалеево –  Отметка 56.4 река Полометь около Починок – Горелое Березино.

204 воздушно-десантная бригада тот же самый что и у 1 воздушно-десантной бригады

Ход операции:

Первый этап операции начался 15 февраля 1942 года, когда 4-й батальон 204 воздушно-десантной бригады был заброшен в два района западнее Демянска, для проведения разведки, контакта с партизанами и подготовки базовых лагерей для остальной бригады в позднем этапе операции. В течение 4 ночей от 15 до 18 февраля 100 самолетов ТБ-3 перебрасывали батальон в зону его действия. Первый рейс с десантниками 11 роты взлетел 22.00 15 февраля и позднее вечером высадил свой груз около Окороково (точное местоположение неизвестно), расположенный посередине между Шумиловым Бором и Иломня. После высадки с низкой высоты буквально на вершины деревьев и в глубокий снег рота собралась и переместилась юго-восточнее к Малому Опуеву.  

                  Окороково ни деревни или хутора или пустоши или         урочища или местности с таким названием между Иломлей и ШБ не было и нет.Видимо имеет место неточность перевода донесения автором.
Информация о заброске 4-го батальона 204 ВДБ в зону будущего действия бригад не имеет подтверждения в советских архивных документах, во всяком случае, в доступных документах. Факт заброски кажется сомнительным, учитывая указанный объем авиаперевозок и невозможности посадки, тяжелых ТБ-3 вне взлетно-посадочных полос стационарных аэродромов. Кроме того, отсутствует практический смысл в посылке такого крупного подразделения якобы для обустройства базовых лагерей. Рисковать всей операцией, ввиду большой опасности обнаружения немцами, ради постройки шалашей -  слишком дорогое удовольствие. Согласно, воспоминаниям десантников 1 мвдбр в район Шумилова Бора была заброшена разведгруппа в составе взвода из 1 пдб. Видимо этот взвод и был принят немцами за целый батальон.

В следующую ночь большое количество самолетов транспортировало остатки 4 Батальона и часть 1-го батальона в тот же самый район, но на большую зону приземления, юго-восточнее Ласки, только западнее дороги Старая Русса - Великие Луки. Эти подразделения имели приказ наладить контакт с партизанами в этом районе, особенно с бригадой под руководством Васильева (?) и перерезать немецкие коммуникации севернее Дедовичи и по линии железной дороги Локня-Холм(?), которая была основным маршрутом снабжения окруженной немецкой группировки в Холме.

Здесь какая-то путаница и несуразица. Холм, город, расположенный на сотни километров от Демянского района. В нем был свой котел окруженных немцев, своя история боев, никак не связанная с действиями 1МВДБр и 204ВДБ.

Хотя Советские источники ничего не говорят относительно действий в районе Ясски, немецкие источники сообщают о действиях партизан-десантников в этом районе в марте и апреле.

Упоминание о «партизанах-десантниках» показывает плохую ориентацию автора в терминологии (возможно это ошибка множественных переводов) и прямо указывает, что в основе его книги лежит немецкая точка зрения. В гитлеровских войсках считалось, что партизан, значит, бандит и подлежит уничтожению и не «интересно», что он защищает свою землю, свой народ. Если десантники – это партизаны, значит, их тоже уничтожать на месте, а то, что это регулярные части РККА только специального назначения, так это тоже «неинтересно». Хотя о чем тут говорим? О гуманном отношении гитлеровских солдат к пленным?  

 Отмечая, что парашютисты носили немецкие снегоступы (снегоступов у десантников не было, были только лыжи), оружие и снаряжение в немецких сообщениях предполагается «враг имеет ясную цель нарушить железную дорогу от Дедовичи до Локня-Холм и создать брешь для подразделений 1-й ударной армии приближающихся к региону 21. Впоследствии немцы сообщают о продолжении действий десантников в районе в конце февраля и начале марта, но без существенного результата.

Снабжение по воздуху быстро привело в готовность немецкие подразделения против надвигающейся угрозы в Демянске. 18 февраля немецкий второй корпус издал указ для дивизии SS "Totenkopf"  «возможен прорыв парашютистов к Демянскому летному полю. Дивизия SS "Totenkopf" (группа Симона) немедленно обеспечивает защиту Демянского летного поля. Отчет о прорыве парашютистов к второму АС штабу».

Если допустить, что имеет место ошибка в дате, т.е. не 18 февраля, а 18 марта, то все становится очень, очень похоже на правду.

Тем временем рота 4-го батальона 204 воздушной бригады, которая высадилась к северо-западу от Демянска, установила базовые лагеря к западу от Малое Опуево и разведала район южнее Демянска. Ночью 6-7 марта совместно с началом наземного выдвижения основных сил десантников десять бомбардировщиков ТБ-3 выбросили запасы к 11 роте 4 батальона для пополнения запасов основных сил по прибытии их к Малое Опуево. Немцы обнаружили самолеты и выброску запасов, что укрепило их уверенность в предстоящих боях в этом районе.

6 марта, за день до воздушного пополнения запасов воздушно-десантные подразделения, передвигаясь только ночью, начали наземное выдвижение с Пожалеева на лыжах и снегоступах (см. рис 6). Две ночи спустя вечером 8 марта, 1 воздушно-десантная бригада прошла южнее немецких позиций в Пустыне в район южнее Темненького болота. Рано утром они пересекли реку Полометь между Соловьевым и Весиками и через 3 км. установили дневную скрытую лагерную стоянку. Вечером 9 марта бригада прошла Черное озеро и через 2 км расположилась на краю болота Невий Мох. Спеша, чтобы уложиться в график бригада вышла в 13-00 10 марта на юг через болото к Малому Опуеву. В 14-00 бригада вступила в боестолкновение с немецким патрулем и понесла первые потери (5 раненых во 2-м батальоне).

В тот же день немецкие подразделения в Пустыне и Починке слегка обстреляли (атаковали) фланговое отделение 1 воздушно-десантной бригады. Хотя 1 воздушно-десантная бригада просочилась успешно и с незначительными потерями, немцы были приведены в готовность и другие бригады уже не будут столь удачливы. К вечеру 11 марта 1 воздушно-десантная бригада была расквартирована в базовых лагерях к западу от Малое Опуево и планировала нападение на маленький немецкий гарнизон в Малое Опуево.

 На Малое Опуево нападение не планировалось и планом командования не предусматривалось. Его захват явился вынужденной мерой связанной с сильнейшим голодом в 1МВДБр, а цель – захват продуктов питания у немцев.

Хотя запасы продовольствия истощились к 12 марта, пополнение запаса воздушным путем в следующие 3 ночи облегчило ситуацию.

204 воздушно-десантная бригада Гринева начала проход  линии фронта через приведенные в готовность немецкие подразделения вечером 12-13 марта после ночного марша от Пожалеево.  Почти сразу после ее выдвижения, приведенные в готовность немцы, открыли беспокоящий огонь, который замедлил ночное передвижение бригады, вынудил ее двигаться ползком и постоянно вынуждал батальон рассеиваться, чтобы избежать более тяжелых потерь. Понеся потери южнее Пустыни, батальоны 204 бригады попали под огонь артиллерии со стороны немецких позиций в Дедно. Беспокойство Курочкина медленным продвижением стало очевидным. 14 марта штаб Северо-Западным фронтом радировало следующее сообщение 204 бригаде:    

«Гриневу. Срочно! Немедленно сообщите местоположение, которое Вы планируете занять на 15.3 Ватутин, начальник штаба».

204 воздушно-десантная бригада отвечала:

«Начальнику штаба Северо-Западного фронта. Бригада 6-00 14.3 сконцентрировалась южнее отметки 56.4 (южный край Темненького болота) Губин, начальник штаба 204-й воздушно-десантной бригады»

 Немецкое противодействие продолжало усиливаться, вынуждая Гринева изменить порядок марша. 2-й и 3-й батальоны двигались в одном направлении, 1-й батальон откололся и двигался севернее, 4-й южнее и при этом отстал. 4-й батальон нес тяжелые потери от артиллерийского огня со стороны Пустынной, в то время как 2-й и 3-й батальоны ночью 14-15 марта  достигли реки Полометь между Соловьево и Весиками, где они попали под более сильный артиллерийский огонь. Немецкие доклады сообщают о нападении на 4-й батальон гарнизоном Пустынной, активизации деятельности противника около Дедно и форсировании врагом реки Полометь между Соловьевым и Весиками.

То, что велся сильный артогонь со стороны Пустынной и Дедно, подтверждается и советскими документами, но то, что 4-й батальон был атакован со стороны гарнизона Пустынной, верится с трудом. Достаточно посмотреть на карту и убедится, что между маршрутом 204 вдбр и Пустынной довольно значительное расстояние. В действительности до р.Полометь у 204 вдбр серьезных боестолкновений не было, а вот артобстрел со стороны Пустынной и Дедно, действительно нанес бригаде ощутимый урон.                              .

 В том же самом докладе отмечается о присутствии дозоров 1 мвдбр к юго-западу от Малое Опуево около Коза и Подсосное на северных подходах к Демянску. Немцы подвергли все эти сосредоточения советских подразделений огнем артиллерии и ночных бомбардировкам. По причине тяжелых артобстрелов Гринев вынужден был снова замедлить движение и приказал подразделениям 3-его батальона, повернуть назад, чтобы присоединиться ко 2-й вдбр и двигаться на Лычково, после того как подразделения 4-го батальона так же понесли тяжелые потери при движении мимо Пустынной, она получила аналогичный приказ через Дедно на реку Полометь.

Утром 15 марта фронт снова рекомендовал Гриневу продвигаться вперед со следующим сообщением:

«Штаб Северо-Западного фронта 204 вдбр. Срочно! Какие результаты ваших действий? Перед Вами в районе отметки 60.4 (4 км к западу от Малое Опуево) 1 вдбр. Обеспечьте взаимодействие в Ваших действиях. Ватутин».

Ватутин информирует Гринева, что в лагере 1 вдбр имеются свежие запасы. Советские войска продолжали усиливать запасы, были проведены дополнительные рейсы-выбросы в ночь 13 по 14 марта западнее Малое Опуево. Немецкие доклады 13.03.1942 сообщают «зафиксировано 20 полетов русского ТБ-3 в направлении болота Новий Мох, приземлился в районе болота около места запуска красной сигнальной ракеты.

К исходу 14 марта передовые подразделения 204 вдбр достигли лагерей 1вдбр Тарасова в районе Малое Опуево. Несмотря на то, что 204 вдбр все еще не собралась Тарасов этой же ночью напал на немецкий гарнизон в Малое Опуево силами 4-го батальона, в то время как другие батальоны 1 бригады продвинулись через Коза и Подсосное в направлении Демянска. Немцы докладывали о нападении на Малое Опуево с трех сторон 1200-1300 парашютистов. После тяжелого боя, в котором десантники потеряли около 200 убитыми остатки немецкого гарнизона отошли на запад к Большому Опуеву.

Как правило, каждая воюющая сторона, не имея возможности исказить данные по собственным потерям в своих донесениях командованию, завышала потери противника (пойди, проверь!). В данном случае имеет место именно это. Согласно доклада комбрига Тарасова от 16.03.42г потери при взятии М.Опуево составили 51 человек, а не 200. При сопоставлении с поименным списком погибших цифра 51 подтверждается.

Той же ночью немецкий второй армейский корпус докладывал, что в 20:05 советские транспортники перебросили дополнительных парашютистов «в болото к северу от Опуево». К утру 16 марта все немецкие разведовательные источники подтверждали вероятное движение советских подразделений в район Демянска через Малое Опуево, Коза и Подсосное.

Тем временем, вечером 13 марта 2 вдбр подполковника Василенко начала движение в Демянский карман по следам 204 вдбр. К ночи 16 марта ее передовые 1-й и 2-й батальон прошли между Норы и Пустынной и подверглись такому же мощному артогню, как и 204 вдбр. Последующие батальоны понесли наиболее тяжелые потери (3-я рота 4-го батальона потеряла 25 человек из 130). 

Эти сведения не подтверждаются материалами 2 мвдбр. По воспоминания ветерана 2 мвдбр Гришина Ивана Федоровича ( красноармеец 3 взвод 1 рота 4 пдб ),  линию фронта  прошли тихо, обстрелу не подвергались, в это время по немцам наносила отвлекающий удар *катюша*.

По данным допроса немцами 2-х военнопленных 4 роты 2 пдб 2 мвдбр, попавших в плен у станции Лычково 24.03.1942 г., в первом сражении у Пустыни не вступили в бой.

Свернув на северо-восток напрямик к реке Полометь, 2 бригада смогла избежать больших потерь и, на исходе 17 марта, сосредоточилась южнее Заболотья в тылу 30-й немецкой пехотной дивизии. 4-й батальон остался позади у реки Полометь около Починка, заботиться о  раненных, в то время как 1-й, 2-й и 3-й батальоны готовились для нападения на немецкие позиции в Заболотье и Горелое Березно.

Внимание же Северо-Западного фронта теперь было сосредоточено прежде всего на главной цели десантников – аэродромах вокруг Демянска. В 9:40 16 марта штаб фронта направил новые указания для 1-й и 204-й бригад, в которых читается: 

«Тарасову и Гриневу». В связи с приходом  Гринева в сектор Тарасова я приказываю операцию по захвату Демянска, Доброслей и Глебовщины провести одновременно объединенными силами 1-й и 204 – й бригадами, цели:

1.  1-я вдбр переходит в оперативное руководство Гриневу

2.  Товарищ Гринев должен энергично уничтожить указанные гарнизоны. Это сделает возможным продвижение Тарасова на Старое Тарасово и Бель и Гринева к Шишково.

Ватутин».

Позже днем в 18-30 часов, натолкнувшись на явное недовольство десантников, относительно недостатка провизии, Курочкин все же послал другое сообщение:

Штаб Северо-Западного фронта 204 возд-десантн. бригаде. Гриневу. Вы можете получить приготовленную провизию, приняв посадочный самолет. Защитите место получения провизии. Тарасов может найти их 1 км. южнее Малого Опуева. Организуйте взаимодействие. Курочкин.


Факт, что недостаток провизии и боеприпасов препятствовал началу нападения десантников на Демянское летное поле, об этом достаточно свидетельствуют сообщения штаба Северо-Западного фронта бригаде и сообщения советского ПОВс (РОВс), перехваченные немцами, многие из которых требовали растянуть провизию и боеприпасы на несколько дней. Из-за этих и других проблем, нападения, первоначально намеченные в ночь на 18 марта, были отсрочены до следующего вечера.

В 01:35 17 марта фронт снова радировал Гриневу:

«Гриневу. В течение ночи авиация снова бомбила Соловьево, Иломлию и Весики. Получите провизию в районе болота на 3 км. северо-западнее Малого Опуева посадкой самолета. На 15.03 в 16:30 провизия для вашего марша будет послана на санях. Ватутин».

Очевидно, бомбежка была предназначена, для того чтобы держать наземный маршрут поставки  свободный. На следующий день в 10:46  штаб фронта, послал другое сообщение: 

 " Тарасову и Гриневу

Провизия, которую Вы требовали,  будет выброшена на один километр  западнее

отметки 60.4 [к востоку от Шумилов Бор]. Там так же есть участок для  посадки самолета для эвакуации раненых. Из перехваченных сообщений известно, что там нет противника. Если смысл окапываться в этом месте. Организуйте быструю разгрузку и расставьте посты охраны.

Несмотря на заверения, подготовка к атаке шла медленно, вызвав другое сообщение:

«Штаб Северо-Западного фронта 204 возд.-дес бригаде. 4 батальона бригады Тарасова переходят в Ваше подчинение. Выделенную для Вас провизию может найти в районе отметки 60.4 на 4 км к юго-западу от Малого Опуево. Тарасов 19.03 должен захватить Добросли, а при благоприятных условиях и Демянск. Далее Вы должны продвинуться к Игожево и Бели.

Д.Гланс не указывает, что переподчинение 1МВДБр Гриневу было отменено, т.к. из всей 204 бригады через Полометь переправился лишь 3-й батальон с отдельными подразделениями других батальонов(всего около 1000 человек), а 1-й,2-й и 4-й батальоны вместе со штабом бригады отошли обратно за линию фронта и дальнейшего участие в данной операции не принимали.

Я послал дополнительно 1000 подкрепление от Свинарево. Если они прорвуться через Реку Полометь к бригаде, присоедините их к Тарасову. Если нет поверните их назад в Свинарою. Курочкин. Ватутин».

Тарасов и Гринев наконец напали на немецкие позиции вокруг Демянска ночью 19 марта. Десантники 2-го и 4-го батальонов 1 мвдбр ударили по летному полю Глебовщина и 3000 человек 1 и 3 батальона 1 мвдбр и часть 204 вдбр (1-й и 3-й батальоны) напало на Добросли. Немцы отбили оба нападения, убив 600 человек, нападавших на Добросли. 7 рота 3-его батальона 204 вдбр потерял 50 человек  из 140. После отхода десантников немецкая артиллерия обстреляла лагеря десантников, которые обнаружили в лесу около Жирково к западу от Доброслей.

22 марта Гринев направил раненых с боевым охранением на север к Малому Опуеву и направился на запад, чтобы найти слабое место во вражеской обороне по дороге к западу от Демянска, чтобы пройти до следующей цели: штаба 12-й пехотной дивизии в Игожево. В Бобково он нашел слабое место в немецкой обороне к западу от Демянска. Ночью 23-го марта 3 батальон 204 вдбр (7-я, 8-я и 9-я рота) атаковали Бобково. Хотя немецкая оборона и удержалась, бригада Гринева пересекла дорогу и до следующего вечера собиралась в болоте северо-западнее Игожево, достигнув численности 500 истощенных людей 1-го, 2-го и 3-его батальона.

Тем временем 1 мвдбр Тарасова после получения поставок на базе у Малого Опуево продвинулась южнее немецких позиций в Демянске  по дороге неудачно атаковала  Жирково и собралась 4-мя батальонами (2000 чел.) в лагерях на восточной части болота Гладкое к юго-западу от Игожево к вечеру 24-25 марта. Согласно новым сообщениям штаба фронта 204 вдбр Гринева приказывалось напасть на штаб 12 пехотной дивизии в Игожево, в то время как 1 мвдбр должна была ударить по немецким позициям южнее в Тарасово. Это была последняя отчаянная попытка разрушить немецкую оборону, на сей раз по южной части Демянского мешка одновременно с нападением советских войск снаружи мешка.

В то время как силы Гринева и Тарасова безрезультатно пытались захватить Демянские летные поля 2-я вдбр Василенко начала боевые действия в тылу 20-й пехотной дивизии к юго-западу от Лычково. Бригада совершила свое первое нападение вечером 18 марта, когда 1, 2, и 3 батальоны нападают на немецкие позиции в Горелое Березово, Заболотье и западнее в Березенка Долина. (точнее в тылу 30-й пехотной дивизии 17 марта 1942). Эти нападения были скоординированы с нападением 34 армейского корпуса на немецкие позиции к востоку от Лычково. Оба нападения потерпели неудачу. Немцы сообщали:

« 18.03.42 18:45 … к востоку от Лычково атака превосходящих вражеских сил, при поддержке большого количества артиллерии отбита с большими потерями для противника. В секторе Березенка (Бач-Тал около Кневицы) произошло сильно сражение русские потеряли 200 человек убитыми, подсчитано около Заболотье.

Другие немецкие сообщения идентифицировали вражеские потери около Заболотье как 230 убитыми, и захватили 22 легких автомата, и 15 противотанковых винтовок.  Несколько днями позже 23 марта Василенко, возобновил нападения непосредственно на город Лычково. В тяжелом бою парашютисты прорвались на железнодорожную станцию, но были отбиты назад. В этом бою 2-я вдбр была усилена 2-мя лыжными батальонами, один из которых был 54-й лыжный батальон, ранее посланным вперед для укрепления бригады и 4-м батальоном, который держался в резерве.

Согласно допроса немцами военнопленных 54 лыжного батальона, прибывшего из г. Ярославль 19.03.1942 г., 3 рота этого батальона в количестве 120 чел. принимала участие 23.03.1942 г. в атаке с. Лычково с севера-запада, понесла большие потери, успехов не имела. Т. е. 54 лыжный батальон появился в районе ст. Лычково  и участвовал в атаках на Лычково с севера от Лонны после 20.03.1942 г. как одно из подразделений 34 Армии, наряду с другими частями СЗФ, в частности 87 сп 202 сд. Об участии в боях в это время в районе ст. Лычково 2-го лыжного батальона нет никаких данных. Военнопленные 4 роты 2 пдб 2 мвдбр рассказали на допросе у немцев, что 23.03.1942 г., при атаке на Лычково с севера, впереди шел лыжный батальона (в другом фрагменте допроса – 2 лыжных батальона). Очевидно на этом донесении о допросе военнопленных и основывался Гланц в “Призраках Демянска”, указывая, что в атаках на Лычково участвовала 2 мвдбр, усиленная 2-мя лыжными батальонами.                    

Сутки боя дорого стоили Василенко. Его 2-й батальон потерял более 400 чел из 560. 1-й батальон и лыжные батальоны понесли меньшие потери, но очень существенные. Утром 24 марта Василенко отвел свои силы от позиций у железной дороги на юг. Немцы проследили движения и сообщали 25 марта:

« 2 вдбр продолжает базироваться в составе 1,2, и 4 батальона в лесах к югу от Лычково и Выдерки. Ее численность примерно 300 человек. Основная масса этих батальонов с 54 лыжным разбита севернее в Лычково и сейчас они сильно измучены. 3-й батальон во время нападения на Лычково находился в резерве и все еще базируется южнее дороги на Горелое Березово».

Ночью 26-27 марта Василенко совершил 3-е нападение на немецкие позиции. И снова немцы отбросили его подразделения назад с большими потерями. Отчаянные группы смогли прорваться через немецкие позиции. Немецкие сообщения признали, что несколько парашютистов из 2-й бригады сделали это, но уже не как организованная единица.

К югу от Демянска 204 бригада Гринева и 1-я Тарасова предприняли последнюю отчаянную попытку разрушить оборону немецких гарнизонов в Игожево и Старое Тарасово. 204 –я бригада вышла из лагеря к северу от Болота Гладкое ранним вечером 24 марта и под постоянным огнем немецкой  артиллерии перед полночью атаковал немецкие позиции в Игожево. После интенсивного семи-часового сражения немецкая оборона удержалась а бригада Гринева отошла к холму 70.1 в 1.5 км к югу от Игожево.

А по советским данным  они захватили Игожево, и штаб 12 ПД был разгромлен. Командир дивизии был ранен, начальник штаба убит. У десантников не было задачи удерживать населенные пункты. Они действовали по принципу: "Разгромили - отошли". Поэтому к утру, они покинули деревню, тем боле немцы стали подтягивать тяжелую технику. Пока были живы старожилы этой деревни, они рассказывали, что немцы после этого боя своих убитых вывозили на нескольких грузовиках.                                                                                     

Это сражение стоило Гриневу 181 убитый, включая командира 1-го батальона, 16 пленных и 4 рации. Немецкие потери: 33 убитых, 37 раненых (включая командира 12 пехотной дивизии). После неудавшегося нападения, Гринев послал разведгруппы  на юг и на запад, к Старые Ладомири и Ермаково, чтобы облегчить соединение с 1мвдбр на высоте 80.1 к западу от Старое Тарасово, откуда две бригады запланировали прорыв на запад. Поскольку немцы активно  патрулировали район Игожево, накопив многочисленные советские радиосообщения,  инженеры бригад подготовили посадочную полосу для самолета на болоте Гладкое между 20 и 25 марта.

Более сильная бригада Тарасова после перегруппировки и повторного снабжения восточнее болота Гладкое 26 марта ударила по немецким позициям в Меглино и Старое Тарасово вскоре после заката. Часть 1-го батальона перекрывает дороги, ведущие от Старые Ладомири на запад и от Меглино и Старое Тарасово на восток, в то время как другие 3 батальона напали на немецкий гарнизон в Старое Тарасово.

Та же ситуация что и с Игожево - захватили и отошли. Подробно этот бой описывает  Воробьев Н А командир 9 роты 3 бат 1 мвдбр

Приблизительно 2000 парашютиста участвовало в операции, предназначенной для соединения с советскими передовыми частями, наступающими от Бель на юге. После продолжительной борьбы оба нападения были отбиты с тяжелыми потерями. Немецкие источники сообщают о 170 убитых десантниках  Советские радиограммы, сообщают о потерях 150 из 500 людей в 4-ом батальоне, 200 из 300 людей 1-ого батальона, 86 людей 3-его батальона, и 2-ого командующего батальона.   Бригада отошла с более чем 100 ранеными в одном только 3-ем  батальоне. Во время боя командир бригады Тарасов был также ранен.

После боя, оставшиеся в живых 1 мвдбр отошли на запад к заранее запланированному месту сбора около холма 80.1, где они соединились с остатками 204 вдбр. Согласно новому плану (присланному из штаба фронта) обе бригады должны были прорываться на юг через Черную к советским передовым позициям. К этому времени 1 мвдбр была обременена 300-400 ранеными и поэтому стремилась передать их на Гладкое болото, к месту приземления самолетов. 28 марта небольшое количество самолетов приземлилось и подобрало небольшое количество офицеров и солдат. Остальные раненные должны были прорываться из мешка с основными силами. Тарасов по какой-то причине остался с бригадой.

Остатки 204 вдбр планировали отходить от болота Гладкое на юго-запад через Новые и Старые Ладомири к Николаевской, где надеялись прорваться через немецкие позиции. 1 мвдбр планировала двигаться на юг, и провести перегруппировку 1, 3 и 4 батальона в лесах, на 1,5 км северо-восточнее Корнева. После этого просочиться через немецкие позиции и соединиться с оперативной группой Ксенофонтова, расположенной с южной стороны Демянского кармана. Бригада Тарасова планировала двигаться 3 группами по оси Корнево, Лунево и Черная, чтобы найти слабое место в немецких позициях.

Накануне попытки прорыва в 21:00 27 марта Ксенофонтов радировал 1 мвдбр следующее сообщение:

«Как только Вы начнете выдвижение, пошлите радиосигнал, после которого будет открыт огонь по Икандово и Старое Маслово. Около линии перехода Старое Маслово-Икандово  снова пошлите радиосигнал, после чего огонь будет перемещаться к западной части Черной и Лунево. Во время подхода к западу Черной, по получению следующего сигнала, я буду смещать огонь на восточную часть Черной и Лунево. Сообщите ваш маршрут марша и сигналы опознания. Ксенофонтов Мавричев».

   Снова немецкие донесения опередили действия парашютистов. Донесение 07:00 28 марта сообщало: «Масса вражеских парашютистов в болотах в 3 км к юго-западу от Игожево и южного леса. Ожидается прорыв на юг». 1 мвдбр предстояло пройти сквозь смертельный огонь на юг.

1 мвдбр выдвинулась в 03:00 а в 04:30 вступала в бой с немецкой группой Симона дивизии SS “«Totenkopf»,который закончился после рассвета. Подразделения немецкой 123-й пехотной дивизии вступили в бой с другой группой парашютистов южнее Маслово,  эта группа была рассеянная и распалась на более мелкие. Третья советская колона столкнулась с немецкой обороной к западу от Черной и так же была отбита. К полудню немцы насчитали 120 мертвых парашютистов к западу от Черной, вместе с 6 автоматами и 100 оставленными лыжами. 123 пехотная дивизия насчитала еще 8 мертвых к югу от Маслово.

В течение дня Советский штаб радировал все более и более безумные инструкции окруженным десантникам. В 12:18 28 марта Ксенофонтов послал сообщение 1 мвдбр:

Тарасову: Я продвигаюсь западнее и восточнее Черной. 23 и 130 стрелковые дивизии еще не заняли эти населенные пункты. Совместными усилиями мы прорвемся к Черной с запада и востока, обойдем их с севера и северо-запада. Эти действия будут отмечены красной и зеленой сигнальными ракетами.

Ксенофонтов.

Меньше чем через час в 12:58 следующее сообщение:

Я готов открыть артиллерийский огонь по Старому Маслову, Новому Маслову, Икандово, Лунево, Пеньково, Старое Тарасово и Новое Тарасово. В ходе марша к Луневу и Оженды по радиосигналу откроем артогонь по указанным точкам.

Ксенофонтов.

Только после того как 1мвдбр потеряла возможность прорываться на юг, в 16:06 от группы Ксенофонтова пришло сообщение:

«23-я стрелковая дивизия прорывается и обходит с востока Черную и окажется на расстоянии 800 метров от этого …130-я стрелковая дивизия обходит Черную с запада и оказывается за 300-400 метров от этого. Вы двигаетеа.;сь с вашими подразделениями к Лунево.

86-я стрелковая бригада продвигается к Ожеледи-Петховичи. Ваша задача состоит в том, чтобы занять или Лунево или Западную Черную и затем закрепится. Сообщите сразу после захвата любого из этих населенных пунктов. Сегодня вечером 80 мешков провизии будут сброшены в районе отметки 80.1

Ксенофонтов.

Несмотря на эти просьбы и осторожную координацию 1 мвдбр просто уже не имела сил для прорыва. После провала первой попытки двигаться на юг, 204 вдбр и 1 мвдбр снова сфокусировали свое внимание на южный сектор. После отдыха и перегруппировки южнее болота Гладкое 1 мвдбр 29 марта снова сделала попытку прорыва. На сей раз попытка прорыва на юг к востоку от Корнева наткнулась на сильный огонь, который разбил атакующих на части. Отпор 12 пехотной дивизии Kampfqruppe стоил 1мвдбр еще 50-60 убитых. Третья попытка прорыва произошла в 03:00 29 марта около Лунево, когда 200 парашютистов попробовали пересечь шоссе к югу от Бель, в ходе чего потеряли убитыми 30-40 человек. Тем временем остатки 204 вдбр объединились в районе Старые Ладомири и вели разведку района Залесье в направлении на юг к Николаевскому, подвергаясь преследованию, со стороны небольших немецких гарнизонов группами преследования, одна из которых захватило 8 парашютистов около Залесья.

После безуспешных попыток прорыва в районе Черной, Корнево и Лунева, десантники ушли в северном направлении, надеясь прорваться на болото Невий Мох, к 1-у батальону И.И. Жука, а далее прорываться в сторону Свинороя, но им не удалось прорваться через блокированную дорогу Демянск-Ст. Русса. Тогда бригады ушли на юг к Николаевскому мимо Залесья и Анино.

Все думали что отойдя эти две бригады на север через Малое Опуево скрылись, когда в начале 29 марта подразделения дивизии SS  "Totenkopf" нанесли ответный удар по советским базам в Малом Опуево и в прилегающих болотах. В 2-х часовом сражении солдаты SS "Totenkopf"  выдвинувшись от Большого Опуево, заняли советские позиции в Малом Опуево, убив при этом 180 парашютистов, захватили 27 пленных и 50 мирных жителей, 3 автомата и большой запас боеприпасов, потеряв при этом 3 убитых и 3 раненых.

После захвата десантниками 15.03.1942г деревни М.Опуево, силы 1МВДБр были выведены из деревни, т.к. целью были продукты питания и удержание ее не планировалось, см п.9 Доклад о боевых действиях 1 МВДБр за период с 3 по 16.3.42 и состоянии бригады

По имеющейся информации в деревне осталось небольшое количество тяжелораненых бойцов. Основная же масса раненых и обмороженных группировалась на болоте Невий Мох в базовом лагере, откуда их по мере возможности эвакуировали самолетами. Охрану и оборону лагеря осуществляли бойцы 1-го батальона 1МВДБр под командованием капитана Жука. Поэтому, описываемое Глансом «2-х часовое сражение», которое вели немцы за возврат М.Опуева, не могло являться сражением по той простой причине, что воевать, кроме как с безоружными жителями да несколькими ранеными было и не с кем. Отсюда и «богатые трофеи» - три автомата. Зато отомстили «цивилизованные» германские солдаты жителям деревни по максимуму. Сначала всех выгнали из домов по сараям, потом большую часть погнали пешком в Ст.Руссу. Пред теми, кому удалось вернуться живыми назад, вместо деревни предстало пепелище. Все 24 дома были сожжены, а среди головешек были обнаружены обугленные останки оставшихся жителей и десантников.

 

 Другое подразделение SS "Totenkopf", с помощью воздушного наблюдения обстреляли 2 советских базовых лагеря в 5 км к северо-востоку от Малого Опуева и разрушили другой лагерь к западу от Большого Опуева. В сущности вся советская тыловая структура для снабжения десантников по воздуху была разрушена.

Трудно согласиться с посылом о тыловой структуре, тем более в таком пафосном контексте. Тыловая структура – это комплекс тыловых подразделений обеспечивающих деятельность войск (если кратко, без научных изысков). А какие структуры имелись на болоте для обеспечения боевой деятельности бригад? Снабжать бригады было невозможно, т.к. они вели бои далеко на юге, а на болоте был просто холодный, голодный, простреливаемый «лазарет».

Немецкий второй корпус докладывал 13:00 29 марта:

«1 и 204 бригады разбиты подразделениями 12-й, 123-й и SS "Totenkopf" дивизий (Группа Симон), поэтому серьезный риск для Демянской цитадели значительно снижен. 500 парашютистов отошли в болото Невий мох. Остатки бригад перемещаются на юг по дороге Висючий Бор – Демянск с обеих сторон Ладомирской Долины.   Задача подразделениям 12-й, 123-й и SS "Totenkopf" дивизий, состоит в том, чтобы вести наблюдение за этими силами».

После злополучных попыток прорыва 29 марта истощенные подразделения Тарасова двигаются на запад от Черной и Лунево к Ладомирской долине, к югу от Новое Маслово, чтобы перегруппироваться 30 марта и найти новый выход из сжимающейся западни, в которой оказались. В течение вечера 30 марта, бригада продолжила марш на запад к Новый Новосел, к месту атаки передовых подразделений группы Ксенофонтова. Остатки 204 бригады переместились на юго-запад от Залесье к Николаевскому, чтобы присоединится к подразделениям 1 бригады. На следующий день они продолжили движение, понеся значительные потери дезертирами и раненными. (123 дивизия сообщает, что захватила 17 пленных 204 бригады в лесу, к югу от дороги Любно-Маслово). 1 апреля 123-я пехотная дивизия сообщила о многочисленных попытках прорыва через немецкую оборону малыми группами между Черная, Лунево и Новый Новосел, но все они потерпели неудачу. Число советских пленных устанавливается.  

Советский Северо-Западный фронт продолжал передавать радиосообщения бежавшим парашютистам. В 17:15 1 апреля Северо-Западный фронт уведомил группу Ксенофонтова:

«Командующий фронтом приказал Тарасову прорываться через линию фронта любой ценой. Если выполнить приказ не получиться, так как расстояние до Корнево и Черная слишком большое, в этом случае выполнить передвижение через фронт между Погорелицы и Николаевское. Предварительно провести разведку. Ватутин».

1 мвдбр подтвердила получение этого приказа. Меньше чем через час штаб фронта послал другой приказ 1 мвдбр:

Утром 31 марта 130 стрелковая дивизия при поддержке трех артиллерийских полков захватила Черная Западная. 86-я стрелковая бригада перерезала дорогу и удерживает ее между Новый Новосел и Николаевское. Петровский, с его отрядом, как предполагается, перерезал дорогу между Николаевское и  Погорелицы.

К этому времени остатки бригад Гринева и Тарасова двигались к Новым Новоселам и Николаевскому. С вечера 1 апреля по 4 апреля они безрезультатно искали пути выхода через немецкие позиции периодически посылая группы для разведки немецких позиций. После того, как немецкие подразделения атаковывали с тыла от Залесье в направлении Нового Маслово 3 ночи подряд, 1 мвдбр предприняла попытку прорыва через немецкие линии ночью с 4 на 5 апреля к северо-западу от Новых Новосел, следующей ночью около Николаевского и ночью с 7-8 апреля около Волбовичей. Немецкие отчеты позже сообщали: «На юго-западном фронте попытка прорыва 600 человек к югу от Волбовичи была отбита. Командующий 1 мвдбр Тарасов был захвачен». Позже в этот же день другой отчет сообщил о другой попытке прорыва, при которой погибло 80 десантников, включая  нового командующего бригады подполковника Устинова.

 Это вымышленная личность. Подполковника Устинова ни в 1 МВДБР, ни в 204 ВДБ не существовало.

Последняя зафиксированная деятельность 1 мвдбр была отмечена в немецком отчете датированная 8:45 9 апреля, который сообщал: «остаток 1мвдбр численностью 400 человек попытался прорваться вчера в 16 километрах к юго-западу от Демянска понеся большие потери». Ни советские источники, ни немецкие отчеты не сообщают о судьбе командира 204 вдбр Гринева. Несколько советских военнопленных отметили, что он руководил нападением на Игожево 25 марта, но исчез в ходе боя, после чего командование принял комиссар бригады Никитин.

Комбриг 204ВДБ Гринев Г.З. никуда не исчезал. Он был эвакуирован самолетом ввиду ранения вместе с раненым комиссаром 1МВДБр Мачехиным А.Е. за два дня до прорыва у Волбовичей. Хотя следует заметит, что имеются отзывы о нем его подчиненных звучащих для него не очень лестно. На данном сайте есть отчет о боевых действиях 204 вдбр, написанный Гриневым Г.З. уже в тылу наших войск отчет командира 204 вдбр подполковника Гринева

30 марта 1942 года отчет армейской группы Север подвел итог печальному концу 1 и 204 бригадам. Это звучало так:  «В течение периода 21.03 -29.03 советские 204-я и 1-я воздушно-десантные бригады проникли в тыл 123 и 12 пехотных дивизий, в ожесточенной борьбе с храбрыми фронтовыми и тыловыми подразделениями потеряли приблизительно 1500 убитыми, более чем 70 пленными, потеряли 73 пулемета, 18 минометов, 170 пистолетов-пулеметов, 210 автоматических винтовок, 30 противотанковых ружей, бесчисленное количество другого оружия, более чем 300 лыж, 6 радиостанций. Более чем 500 раненых все еще в лесу.

Немецкие отчеты отметили разрушение большей части трех советских бригад в порядке последовательности сражений и зафиксировали создание новых единиц, в которые остатки бригад были реорганизованы. Согласно этим отчетам, в конце апреля 1-я и 2-я бригада стали 5-й и 6-й отдельными стрелковыми бригадами, соответственно. В то же самое время преобразованная 204-я бригада была обнаружена в районе Гридино.

Хотя потери у бригад были большие, но реорганизация и переименование бригад была обусловлена другими причинами и коснулась также и других частей.

Заключение

По большому счету, действия Курочкина, предназначенные для развала внутренней инфраструктуры Демянского мешка и его последующего уничтожения, потерпели неудачу. Немецкий второй армейский корпус сумел сохранить инфраструктуру и отбил советские удары извне и снаружи.

  Утром 21 марта когда последние парашютисты 1 мвдбр заканчивали пересечение немецкой линии фронта и сбор у Малого Опуева, началась немецкая операция "Bruckenschlag". Пять дивизий генерала фон Зейдлица медленно двинулись в восточном направлении от Старой Руссы, чтобы закрыть брешь между шестнадцатой армией и окруженного второго армейского корпуса. Движение было затруднено после 23 марта, когда повысилась температура и начал таять лед. Та же самая грязь и слякоть, которая мешала действиям десантникам в течение последней недели марта, вынудили немцев остановиться. Возобновилось движение 4 апреля после перегруппировки, потребовался почти месяц для восстановления связи между шестнадцатой армии и вторым армейским корпусом. К этому времени о действиях воздушно-десантных бригад осталась только память.

В Демянске советское командование пыталось обойти проблему, которая была характерна для воздушно-десантных войск, высадка десантников на землю и последующее их снабжение по воздуху. Первоначально Северо-Западный фронт был способен продвинуть крупные силы глубоко в Демянский мешок. Но первоначальная высадка одного передового батальона для подготовки базовых лагерей и взлетных полос, была обнаружена бдительными немецкими подразделениями и Советы после этого были лишены элемента неожиданности. После того как 1 мвдбр продвинулась через Пустынную к Малому Опуеву, по существу без потерь, следующие за ней бригады были подвержены серьезной воздушной и артиллерийской бомбардировке, которая нанесла им тяжелые потери и дезорганизовала. Несмотря на эти трудности 22 марта крупные советские силы оказались в опасной близости от летных полей Демянска. Тогда примитивная радиобезопасность Советов снова привела в  готовность немецкие силы, поскольку они перехватили радиосообщения, с распоряжениями о передвижении Советских войск. Эти сообщения были подтверждены захваченными документами, что увеличило потери советских войск. Ставка на храбрость парашютистов была здесь неуместна. Их усилия были обречены на поражение, и они были уничтожены.

Советский фронт прилагал потрясающие усилия для воздушного пополнения запасов продовольствия, боеприпасов, оборудования и по возможности подкреплений (в случае с доктором 204 бригады, прилетевшим с небольшим подразделением приблизительно 23 марта). Зафиксированные полеты на летные полосы в Малом Опуево, включали как минимум:

12-16 марта – ночная выброска оборудования с транспортных ТБ-3

20-24 марта – выброска запасов и редкие приземления самолетов

25 марта – 10 самолетов, посаженных в Малое Опуево (3 ТБ-3, 7 У-2)

28-29 марта – эвакуация раненных от Малово Опуево и летных полос Гладкого.

Несмотря на эти усилия пополнения запасов, многое из запасов было потеряно, захвачено противником или оказалось недоступным. После 23 марта весеннее таяние сделало пополнение запасов еще более трудным. Только часть из более  500 раненных, которые, в конечном счете, были собраны около Малое Опуево, были эвакуированы по воздуху (даже раненый Тарасов остался со своими подразделениями до его захвата).

Допросы военнопленных, сообщают о хроническом голоде среди парашютистов, которые выдвинулись в мешок только с трехдневным запасом провизии. Пленный 2-го батальона 204-й бригады, захваченный 19 марта, говорил, что он ел очень мало за 5 дней. Другой солдат 204 бригады, захваченный 21 марта сообщает, что пополнения провизии не было в течение 10 дней. Пленный 4 батальона 1 мвдбр, захваченный 27 марта, сообщил, что запасы продовольствия закончились еще 17 марта. Другая группа из семи пленных 1 мвдбр, захваченных 28 марта, подтвердила, что поставок продовольствия не было с 19 марта.

Потери десантников были более чем ужасны. 1 мвдбр начала операцию  с численностью приблизительно 3000 человек. Она потеряла 200 человек от бомбардировок и огня артиллерии во время движения к Малому Опуеву, и потеряла несколько сотен раненными и убитыми при захвате Малого Опуева.

По этому отрезку времени можно точно судить о потерях, т.к. имеется отчет Тарасова (Сведения о численном составе 1 мвдбр на 17.03.1942): убито - 142, ранено-101, пропало без вести-5. Всего-248чел. Кроме того 349 чел. - обмороженных.

К месту сосредоточения, перед  переходом линии фронта, ввиду нехватки автотранспорта не успели прибыть 280 человек, и соответственно не участвовали в рейде. Доклад о боевых действиях 1 МВДБр за период с 3 по 16.3.42 и состоянии бригады

 2500-2600 человек, такова первоначальная численность 1 мвдбр при переходе линии фронта. Это же число и называет Тарасов Н.Е. на допросе, попав в плен.

  Ко времени подхода к Старому Тарасово она насчитывала меньше чем 2000 чел, потеряв 500 чел, только в одном нападении на Добросли. После боя в Тарасово, только 800 человек собрались у отметки 80.1 (один 3-й батальон с 86 десантниками и 100 раненными). Многие из остатка откололись при фактически самоубийственных попытках соединиться  с советскими фронтовыми частями.

204 –я бригада оказалась в еще худшем положении. Из ее первоначальной численности 2000 человек, более 30 % было потеряно при движении к Малому Опуеву. К 19 марта численность 1 батальона с 600 чел упала до 90 и 3-его батальона до 270 чел.

В действительности Полометь перешли не больше 1000 человек 204 вдбр (см отчет Гринева - 2 роты 1 пдб и полностью 3 пдб, минометная рота), остальные понеся потери от артогня, вернулись на исходные позиции. 3 пдб при этом потерял убитыми и умершими 11 человек, тяжело раненны-4 (Боевое донесение штаба 3 бат. 204 вдбр). Примерно такие же потери понесли и другие батальоны, но при этом полностью потеряли связь со штабом бригады и вернулись на исходные. бою за М.Опуево 204 вдбр участия не принимала. Более того 1, 2 и 4 батальоны 204 вдбр уже 27.03.42г. совместно с 26 СД атакуют населенный пункт Борисово(т.е уже вне котла) http://demjanskij-kotel.blogspot.com/2011/03/26.html  Непонятно, откуда возникли такие цифры потерь у 3 пдб 204 вдбр при двухдневном блуждании по лесам без серьезных боестолкновений?

 К 25 марта бригада для нападения на Игожево собрала только 500 человек и в том сражении потеряла более 200. Между 21-29 марта немцы насчитали 1500 мертвых парашютистов (приблизительно 2600) приблизительная погрешность всего в 1100 человек. Дополнительные потери в бригадах до их последней попытки прорваться в начале апреля насчитывали несколько сотен жизней.

Из этих двух бригад вырвалось, вероятно, не больше 400 человек из первоначальной численности 5000 человек.

Повторюсь: из всей 204 бригады, при проникновении в «котел», через реку Полометь переправился лишь 3-й батальон с 2 ротами 1 пдб и минометной ротой. 1МВДБр за линию фронта выдвинулась не в полном составе – в связи с транспортными накладками на пути из Выползова отстало 280 чел-к. Это к упоминанию «первоначальной общей численности 5000 чел». В реальности в Демянской операции участвовало не более 3600 - 3800 десантников 1 мвдбр и 204 вдбр
Теперь о вернувшихся: у Николаевского, из 204-й, с комиссаром Никитиным прорвалось около 38 человек, с Невьева Мха выведена минометная рота 204-й - 60 чел, у Волбовичей из 1МВДБр прорвалось около 430чел, у Черной из 1МВДБр к своим вышли 100чел, майор Жук вывел с болота Невий Мох около 500чел, летчиками ГВФ было вывезено 539 чел, летчиками 699 транспортного авиаполка и 677-го легко-бомбардировочного полка вывезено 132 человека. Всего 1799 человек. Соответственно из 3600 десантников 1 мвдбр и 204 вдбр погибло и пропало безвести 1801 человек.

Положение 2 вдбр было несколько лучше. Численность его 2-го батальона упала с 680 до 120 человек после боя в Лычково 24 марта. Его другие батальоны, очевидно, пострадали одинаково. 2 – я вдбр вывела из немецкого тыла вероятно 500 человек.

Согласно донесению о боевом и численном составе 2 мвдбр на 25.03(т.е. после окончания данной части операции) в Свинорое сосредоточилось начальствующего состава - 60 чел., рядового и мл/н. состава 480 чел.  206 раненых и обмороженных эвакуировано самолетом из немецкого тыла. Кроме того отдельными группами из немецкого тыла вышло 341 человек, из них 135 раненных (т.е. они не находились в Свинорое, а были  рассеяны  по  прифронтовым подразделениям). Всего 1087 чел.    Соответственно    из первоначального   состава 2947 человек бригада потеряла 1860 человек.



Относительный успех 2 вдбр подтверждается тем фактом, что рассечение немецкого тыла этим отрядом даже позднее продолжало влиять на ситуацию немцев в секторе Лычково.

Гамбит Курочкина и Ватутина – был отличной попыткой преуспеть, там, где другие потерпели неудачу, с помощью их хорошо обученных и мотивированных десантных подразделений. То, что операция потерпела неудачу, указывает на характерную слабость этих сил. Воздушно-десантные войска испытывали большой недостаток огневой мощи и слабую поддержку основных сил, как бы хорошо ими не руководили. Демянский случай является еще более удручающим, поскольку в будущем ни в каких советских исторических или военно-теоретических работах не упоминается жертва из более, чем 7000 парашютистов.

Даже если верить Гланcу, то из 5000 человек 1 мвдбр и 204 вдбр в живых осталось -400 человек. Из 2 мвдбр из 2000 человек - в живых осталось 500 человек. Соответственно потери  составили 6100 человек, а никак не более чем 7000.

По донесению Управления 2 мвдбр, при штатной численности 2 мвдбр на 11.03.1942 г. 3149 чел. и фактической численности 2947 чел. - 70 чел. остались в г. Ступино Московской области в городской больнице (58 чел.) и на месте прежнего расквартирования бригады (12 чел.), т. е. к началу Демянской десантной операции в бригаде было 2877 чел. Учитывая 26 чел., оставленных в группе обеспечения (снабжения) в пос. Выползово, и 44 чел., отставших в пути следования к линии фронта - всего 70 чел., внутрь Демянского котла вошло 2807 чел.

По другому донесению Управления бригады численность состава на 1.04.1942 г.:

- вышло в операцию: 2881 чел.

- вернулось из операции: 1666 чел., из них на лицо 482 чел., в госпитале 1184 чел., в т. ч. 661 раненных и 523 - обмороженных.

- не вернулись: 1215 чел., в т. ч. 565 убиты и 650 - не выявлено.

Т. е. потери 2 мвдбр в боях за Лычково в марте 1942 г. :

безвозвратные: 2881-1666=1215 чел. При этом документально подтверждаются безвозвратные потери 1020 чел. (потери по донесению о безоввратных потерях Управления 2 мвдбр и дополнительным сведениям). Разница между 1215 и 1020 чел. (195 чел.) возможно объясняется выходом из немецкого тыла небольших групп десантников после 1.04.1942 г. и уточнением потерь (либо эти 195 чел. не были учтены как погибшие и пропавшие без вести в последующих донесениях и документах).

С учетом санитарных потерь на 1 04.1942 г.: 2881-482=2399 чел.

Эти цифры включают в себя и потери 2 мвдбр при атаках ст. Лычково с севера 22-29.03.1942 г., после выхода из “Демянского” котла

Реальные потери: 1 мвдбр и 204 вдбр - 1801, 2 мвдбр 1215 человек. Всего - 3016 человек.



 

           

 

 

28top

123