В феврале 1942 Советскому командованию не удалось реализовать свои далеко идущие цели, среди которых уничтожение окружённых восточнее Ловати частей 2-го и 10-го армейских корпусов. Благодаря ожесточённой обороне находящихся в котле дивизий массовые атаки Красной Армии потерпели неудачу. После того как все советские попытки прорвать внешние фронта котла закончились безуспешно, в начале марта 1942 противник пытается разрушить изнутри «крепость Демянск», используя воздушно-десантные войска. Русская авиация задействует в районе непроходимого и сильно заснеженного западного края болота Новый Мох на плохо защищенном участке левого фланга 30-ой пехотной дивизии около 6000 наилучшим образом вооружённых и подготовленных воинов воздушно-десантных войск. Речь здесь идёт о 1-ой и 2-ой парашютной и 204-ой воздушно-десантной бригаде под командованием полковника Тамарова. Эти элитные соединения Красной Армии состоят из фанатично настроенных молодых коммунистов. Они должны внедрится между немецкими опорными пунктами внутрь крепости и расколоть котёл изнутри. Их главными целями являются населённый пункт Добросли, где находится командный пункт 2-го армейского корпуса, и аэродром Демянск, сердце крепости. В то время как 2-ая советская парашютная бригада в продолжительных ожесточённых боях внедряется между населёнными пунктами Пустыня и Запрудно, 204-ая воздушно-десантная бригада просачивается на юго-восток сквозь брешь между населёнными пунктами Запрудно и Заболотье. В районе замёрзших болот и непроходимых лесов по обе стороны реки Полометь  севернее Шумилова Бора десантируется 1-ая парашютная бригада. У 2-го армейского корпуса нет резервов для устранения этой опасности. Но генерал Броккдорфф-Алефельд заявляет: «Они не оставят крепость...» Начинается борьба за новый фронт. Снова нужно импровизировать, как это делалось часто в зимних сражениях южнее озера Ильмень. Дивизии СС «Мёртвая голова» (группе Симона) приказывается откомандировать подразделения для защиты аэродрома Демянск. Временные боевые формирования, создаваемые в тяжёлой боевой обстановке, состоят из легко раненых писарей, адьютантов, сопровождающих обозы, связистов и воинов ремонтных подразделений, они должны создать защитный барьер вокруг аэродрома. 9-го марта 1942 советские воздушно-десантные войска блокируют дорогу в тылу 30-ой и 290-ой пехотной дивизии севернее Соловьёва, по которой осуществлялся подвоз. К 30-ой пехотной дивизии присоединяются половина батальона под командованием Палена (32-ая пехотная дивизия) и IV./Lufrwaffen-Feldregiment 5 . Майор Анте мобилизует эти силы для организации обороны долины реки Полометь. Тем временем  около 2000 воинов 204-ой советской воздушно-десантной бригады движутся маршем на Демянск. Разведчики лыжной роты дивизии СС «Мёртвая голова» устанавливают, что русские воздушно-десантные подразделения собираются северо-западнее Малого и Большого Опуева, чтобы, как предполагают разведчики, объединиться с 1-ой советской парашютной бригадой. В деревне Малое Опуево находятся обозы пехотного полка II.SS-T.IR3. Ефрейтор СС Ритц сообщает: «.. .После известия о русских, приближающихся с северо-запада, все машины сразу же переводятся в населённый пункт Горшковицы, где находятся остальные части обоза нашего полка и главный перевязочный пункт. Все товарищи, без которых можно обойтись, должны сразу же вернуться назад в Малое Опуево и взять на себя защиту населённого пункта. Нас от 40 до 50 человек. К нам присоединяются лыжная рота под командованием обер-лейтенанта Шасбергера, противотанковая пушка(2см) и крупнокалиберный пулемет...» Тем временем ещё находящиеся в котле боеспособные разведывательные бронеавтомобили подразделения SS-T.-AA защищают шоссе Лужно-Горшковицы-Демянск. Беря в расчет советские войска, двигающиеся к шоссе, приходит новый приказ группе Симона, ведущей жестокие оборонительные бои, выделить один отряд, способный вести боевые действия в условиях зимы и выдвинуть его против воздушно-десантных  войск противника. В течение нескольких часов 1-ый пехотный полк дивизии СС «Мёртвая голова», «прочесав» ещё раз все обозы, образует боевую группу численностью 250 человек под командованием адьютанта полка, капитана СС Штюрцебехера. Частью на санях, частью на лыжах боевая группа прорывается в направлении деревни Малое Опуево. Ефрейтор СС Алоис Блюхель сообщает: « Сегодня 11 марта 1942. Рота заняла позицию на западном краю деревни Малое Опуево . До расположенного напротив края леса, занятого русскими, простираются 400 метров открытого пространства. Ясная морозная ночь, луна находится высоко и обеспечивает нам прекрасный обзор. Я и мой товарищ сидим на корточках около пулемёта, который закреплён на маленьких санях, что обеспечивает его более лёгкую транспортировку и быструю смену позиций. Вдруг в воздухе слышится знакомый рокот. Приближаются 2 «Rollbahnkraehen». Нам остаётся только одно: выстрелить в воздух красной ракетой. И уже поднимаются в высоту горящая красная стрела,  обозримая для экипажей самолётов. Как по команде самолёты сбрасывают свой  груз. В непосредственной близости от нас что-то падает в высокий снег. Но взрывов  не следует. Это ящики с довольствием и боеприпасами. Со спокойствием этой зимней ночи покончено. «Товарищи с противоположной стороны» начинают дикую стрельбу...»
В ночь на 13-ое марта 1942 советские воздушно-десантные войска атакуют Малое Опуево. Ефрейтор СС Ритц вспоминает: « Между 22 и 23 часами мы слышим шум скользящих по снегу лыж. Баумиллер, Вайдеманн и я, стоящие на постах, сообщаем о своих наблюдениях. Другие посты тоже слышали этот шум и докладывают об этом. Когда в 3 часа мы снова заступаем на посты, этот шум слышен уже ближе. Т.к. у нас нет ракетниц, Вайдеманн идёт к каменному дому,   где находится следующий пост, у которого есть ракетница. Около дома так сильно воет ветер, что ничего нельзя расслышать. Ввысь поднимается ракета. В её свете мы видим в 100 метрах от нас  русских. Они движутся в ряд солдат за солдатом. Мы сразу же пускаем вторую ракету. Русские исчезли. Они использовали глубокий снег в качестве прикрытия. И тут начинается огонь. Грохочет наша противотанковая пушка, палит крупнокалиберный пулемет, по снежной поверхности мечутся фигуры в маскировочных халатах. Появляются русские истребители-бомбардировщики . Мы держимся в тени домов и защищаем деревню. Направленные туда действия истребительной авиации ослабевают и концентрируются на позициях постов и накрывают их огнём своих бортовых орудий, на которые мы можем лишь жалобно ответить. Оборонительный огонь заставляет атакующих залечь в снег, по которому они теперь пробиваются к деревне. В 7 часов по рации приходит приказ, отступить к деревне Большое Опуево. Русские делают последний рывок и занимают Малое Опуево...»
Сообщение о том, что Малое Опуево занято русскими, заставляет генерал-майора Симона собрать в Горшковицах все имеющиеся в распоряжении силы. С фронта в районе Лужно снимается резервный взвод пехотного полка 13./SS-T.-IRl(SS-Oscha Wimmer). Артиллерийский полк 12./SS-T.-AR (SS-Hstuf.Messerle) передислоцируется со своих боевых позиций у Кириловщины в Горшковицы. Капитан СС Мессерле сообщает: «... Батарея с двумя сохранившимися гаубицами и боеприпасами отступает.  На западном краю Горшковиц они занимают огневые позиции. Я отправляюсь в Большое Опуево, где ночью или ранним утром ожидается атака противника. Несмотря на эти ожидания ночь проходит спокойно. С первыми лучами солнца батарея начинает обстреливать Малое Опуево. Кажется, что пара удачно приземлившихся снарядов снизили наступательный дух русских. Благодаря этому наша боевая группа в Большом Опуево может с небольшим облегчением вздохнуть...».
В Горшковицах в полной готовности к ответному удару стоят части дивизии СС «Мёртвая голова», усиленные частями 32-го отделения связи. Для того, чтобы как можно более эффективно поддержать атаку, имея в наличии небольшое количество боеприпасов, капитан СС Мессерле приказывает одно орудие перевести в Большое
Опуево, «откуда хорошо подготовленный персонал за короткое время истребит прямыми попаданиями вражеские воздушно-десантные подразделения.» Но ответный удар не удаётся( 15.3.42). Противник по боевой мощи нас превосходит. Боевая группа Штюрцебехера оказывается на несколько дней в окружении в Большом Опуево
В те же самые дни русские парашютные подразделения переходят реку Полометь с запада на восток севернее Соловьёва. После подхода батальона Пипкорна(32-ая пехотная дивизия), который изначально был определён для поддержки боевой группы в районе Горшковиц, 30-ой пехотной дивизии удаётся блокировать вражескую попытку прорыва. Бои продолжаются до 20-го марта. После них перед немецкими позициями лежат в снегу 800 мёртвых русских парашютистов. Ещё 15-го февраля 32-ая пехотная дивизия передаёт дивизии СС «Мёртвая голова» батальон Пантеля. Он берёт на себя участок западнее Демянска, для того чтобы препятствовать дальнейшему продвижению противника из района болота Новый Мох.
Командиру 96-го пехотного полка полковнику Иллгену приказывается защищать шоссе в северном направлении между населёнными пунктами Демянск и Весючи от « сил противника, сконцентрированных в болоте. Командующий 2-ым армейским корпусом переносит свой командный пункт из Доброслей в Боровичи, находящиеся примерно в 9 км восточнее Демянска. Район Демянска находится в подчинении 12-ой пехотной дивизии, дивизия должна воздвигнуть здесь заградительные укрепления для защиты этого центрального пункта. Для этой цели 32-ая пехотная дивизия перебрасывает сюда батальон Brozka.
Поведение противника вдоль линий фронта котла в последние дни позволяет установить, что Советское высшее командование планирует на западе ликвидировать фронт группы Айке, осуществить прорыв на южном фронте котла и разбить северный фронт котла. Становится очевидным, что противник ещё до начала таяния снегов хочет разбить котёл на 2 части и совместно с воздушно-десантными подразделениями, находящимися в котле, взять в свои руки Демянск с его аэродромом., и одновременно с этим ликвидировать командный пункт корпуса, который по предположениям русских находится в Доброслях.
Артиллерийский полк 12./SS-T.-AR (SS-Hstuf. Messerle) тем временем для обеспечения безопасности аэродрома занимает позицию около деревни Заозерье непосредственно на краю аэродрома. Он усиливается батареей лёгких боевых гаубиц из II./SS-T.-AR. Наблюдательный пункт находится в деревне Новое Подсосонье. В ночь с 21 на 22 марта русские воздушно-десантные войска атакуют Добросли из населённого пункта Пекахино. Атака отбивается. Атака на аэродром Демянск также не удаётся. Мощный ударный взвод, который движется на Подсосонье, без остатка уничтожается батареей Мессерле. Наша собственная атака с целью вернуть Малое Опуево терпит неудачу. 25-го марта инициативность русских идёт на убыль. Сражения последних недель значительно снизили боевую мощь советских элитных частей. Они отходят в район болот, где наши отряды истребителей дробят их на разрозненные группы и устраивают на них настоящую охоту. Они прячутся в дырах, прозябают и схватываются иногда в совершенно апатичном состоянии.

123