В.В.Злоказов, В.А. Комлев

Малое Опуево

     К моменту прибытия в заданный район 1 МВДБр (юго-западную оконечность болота Невий Мох 11.03.42г), не имела регулярного питания в течение 8-9 дней. Грубо говоря, в бригаде был настоящий голод. Десантники обессилели и не были в состоянии выполнять боевую задачу. Командованию СЗФ не удавалось наладить авиационное снабжение. Вопрос стоял уже просто о выживании людей, о чем красноречиво говорит текст шифрограмм:

11 марта – «дайте продовольствие, голодные»;

12 марта – «вышли в район сброса грузов, продовольствия нет»;

13 марта – «уточняю пункт выброса продовольствия …. юго-западнее М.Опуево», «координаты для выброски продовольствия – лесная поляна юго-западнее М.Опуево»;

14 марта, – «дайте что-нибудь из продовольствия, погибаем, координаты …».

Дело дошло до того, что бойцы выкапывали из-под снега лошадей, погибших осенью 1941 г. при бомбежке одной из отступавших кавалеристских частей и питались их мясом.   Исходя из сложившейся ситуации, у десантников было лишь две возможности решить вопрос продовольствия: либо взять у населения, либо отбить его у немцев. Первое было невозможно, т.к. немцы, испытывая трудности со снабжением, полностью обобрали мирных граждан. Попыткой захвата продуктов у противника явилось нападение на Малое Опуево, которое изначально не планировалось.

Из воспоминаний эссовца:    В Мал. Опуево находились обозы 3-го пехотного полка II-й дивизии СС «Мертвая голова». Ефрейтор СС Ритц докладывал: «… После сообщения о приближающихся с северо-запада русских все транспортные средства были сразу же направлены в Горшковицы, куда подтягивался остальной обоз нашего полка и где находился дивизионный медицинский пункт. Все товарищи, которым был предоставлен отпуск, должны были немедленно вернуться назад в Мал.Опуево и взять на себя защиту местности. Нас было около 40 – 50 человек. К этому надо добавить группу лыжников под командой офицера СС Шассбергера, одну 2-см зенитную пушку и один миномет…».

Ввиду наступления по шоссе советских войск, вышел новый приказ стоящему в жесткой обороне полку СС Зимона, немедленно выделить зимние подвижные подразделения и направить их против советских воздушно-десантных частей. В течение нескольких часов в 1-м пехотном полку дивизии СС «Мертвая голова» для прочесывания всей трассы была сформирована боевая группа в количестве около 250-ти человек под командованием адъютанта полка гауптштурмфюрера СС Штюрцебехера. Частично на санях, частично на лыжах выступила боевая группа в Мал.Опуево.

Ефрейтор СС Алоис Блюхель отмечал: «…11 марта 1942г. Рота заняла позиции на западной окраине Мал.Опуево. Около 400 метров свободного пространства простирается до лежащей напротив опушки леса, занятого русскими. Стоит ясная морозная ночь, луна стоит высоко и обеспечивает хорошую видимость. Я сижу на корточках с моими товарищами возле пулемета, который вместе с лафетом был установлен на ручные сани, что делает возможным более легкую транспортировку и более быструю смену позиции.

             В ночь с 14 на 15 марта (по немецким данным 13 марта) 1 МВДБр атакует д. Малое Опуево. При выдвижении к деревне подразделения десантников нарвались на засаду эссовцев из дивизии «Мертвая голова».

             Из донесения начальника штаба 1МВДБр майора Шишкина: При выдвижении, 2-ой батальон столкнулся с засадой противника в кол-ве 30 чел. 16 немцев СС уничтожено. Наши потери 3 чел, ранено 3 чел.

3 батальон столкнулся с группой противника до 30 чел, уничтожено 16 солдат и 2 офицера, захвачено 2 пулемета, минометов 2, винтовок 10, автоматов 4, пистолетов 2.

   Из воспоминаний бывшего помощника начальника оперативного отдела 1 МВДБр Шебалкова И.Ф.:

Деревня Опуево, находились на голой возвышенности опушки леса, подход к ней был через лес. Приняли боевой порядок и подразделения стали продвигаться к деревне вдоль опушки леса. Примерно с километр продвигались тихо и спокойно, продирались через густой кустарник и валежник, на лыжах, безусловно, скорость была низкой. Справа от нашего движения тянулась поляна шириной в 300-400 метров и снова лес, покрытый снегом. Когда ушли вперед разведка и передовое охранение, по опушке леса продвигались основные силы бригады. И вот с противоположной опушки леса, за поляной, по десантникам ударил одновременно сильный автоматный огонь. В лесу, где находились наши подразделения, в это время появился шум, крики, ругань и стон раненых. Кто-то в это время подал команду – все направо на опушку леса, огонь! Не менее 100 автоматчиков – десантников, открыли огонь по противоположной опушке леса, откуда ударил шквал автоматного огня противника и тут же без всякой команды бросились в атаку на немцев, окопавшихся в снегу и замаскировавшихся. Овладев позициями немцев, в них мы обнаружили много убитых фрицев, среди них, много офицеров. Часть их, оставшихся в живых, удирали по дороге вверх, в лес. Оказавшись в первых рядах десантников во время атаки, я с группой десантников бросился преследовать оставшихся в живых немцев, удирающих в лес. Поскольку я в это время был физически вынослив, натренировавшись уже хорошо ходить на лыжах, ушел вперед и оторвался от группы преследования. Немцы, отстреливаясь, уходили вглубь леса. Оказавшись один, я, откровенно говоря, немного струсил и повернул обратно. Проходя метров 200, я увидел прижавшегося к сосне потного и тяжело дышащего офицера – начальника строевого отделения бригады Новокрещенова. Подходя к нему, спросил - ты ранен? Нет сказал он – ослаб. Что, упустили немцев? Я ответил что один в поле не воин, и, показав ему на мною убитого немца и сказал, забери у него документы, может быть появилась новая часть. Новокрещенов, забрал документы у убитого немца, мы быстро сошли по скату вниз, прошли мимо грудки убитых немцев и вернулись в бригаду. Я тоже почувствовал сильную усталость. В тот период времени, когда мы уничтожали в начале нашего продвижения в направлении Опуево, группы немцев обстрелявших нас, 3-й батальон атаковал пос. М. Опуево, уничтожил немцев, обыскав все кругом, а продовольствия не нашли, его не было. Забрав двух лошадей, своих раненных, батальон и другие подразделения бригады вернулись на свою базу. В этом бою был ранен командир 3-его батальона (фамилию которого я забыл). Он отказался обратно вернуться на базу. Расположился на ночь в одной из хат М.Опуева, приказал своему адьютанту снабдить его гранатами, вторым пистолетом ТТ с патронами и приказал ему отправиться в батальон, а сам остался и до сих пор не известна его судьба.

           Из воспоминаний эссовца:   Ночью 13 марта 1942 года советские воздушно-десантные части атаковали Мал.Опуево. Ефрейтор СС Ритц (7-я рота 3-го пехотного полка дивизии СС «Мертвая голова») вспоминает:

«… Между 22.00 и 23.00 часами мы услышали скрип от скользящих по снегу лыж. Баумиллер, Вайдеманн и я, находящиеся в карауле, сообщили о наших наблюдениях. Другие посты тоже слышали скрип и доложили об этом.

Как только мы в 03.00 часа снова заступили на пост, скрип приблизился. У нас не было ракетницы, тогда Вайдеманн пошел к дому, где находился наш следующий пост, чтобы там взять ракетницу. Вокруг дома ветер так завывал, что больше ничего не было слышно. Сигнальная ракета поднялась высоко. В ее ярком свете мы увидели русских метрах в 100 от нас. Они стояли человек к человеку, словно в шеренге. Сразу же следом мы выстрелили вторую ракету. Русские исчезли. Они укрылись в глубоком снегу.

И в это же время начался сильный беспорядочный огонь. Наша зенитка лаяла, миномет булькал, по снежному полю неслись фигуры в белых маскировочных халатах.

           Из воспоминаний Соболева П.И. минометчика 4 взвода 4 роты 2 ПДБ 1-й МВДБР: Исходные позиции, где мы остановились, были на опушке леса, перед лощиной, а за нею метров 600 равнина, за нею деревня. На краю деревни горела какая-то вышка, освещая далеко снежную равнину. Со стороны деревни велась стрельба из пулемётов и автоматов. С нашей стороны отвечали ручные пулемёты. Когда немного рассвело, поднялся наш пом. комвзвода Пастухов Александр и, крикнув: «Ребята, за мной!», побежал через кустарник в лощину. Я с миномётом на спине бросился за ним. Пули свистели, взрывая снег. В пути меня кто-то дёрнул за ватные брюки, но я не обратил внимания. Забежав в лощину, которая не простреливалась, я посмотрел на брюки и увидел в области бедра 2 отверстия, из которых высовывалась вата. Я понял, что они пробиты пулей, но, ощупав ногу, обнаружил, что нога цела. Сразу же за мною в лощину забежали мои 2-й и 3-й номера.

Появившийся комиссар роты Копач П.Я. приказал открыть огонь из миномётов по окраине деревни. Мы быстро, как только могли, вырыли яму в снегу, глубиною с метр. Добравшись до грунта, установили миномёт и открыли огонь, установив предельную дистанцию в 800 м.

У нас осталось всего 2 – 3 мины, когда послышалась команда: «Прекратить огонь!». Архипов тут же одну за другой запустил в ствол эти мины, чтобы не таскать их с собою. Наши мины рвались на окраине деревни. Сразу же после прекращения миномётного огня послышались крики: «Ура!», и под огнём врага десантники поднялись в атаку… Я предложил завьючить миномёт 3-му номеру, а сам, взяв прицел от миномёта в карман, побежал вместе со всеми на врага в деревню с винтовкой наперевес. Когда я вместе с другими бойцами забежал в деревню, на её окраине в свете догорающей вышки стоял старик с широкой седой окладистой бородой, в дублёном полушубке. Он и сообщил, что это была наблюдательная вышка немцев, и что они её сами подожгли прошедшей ночью. Мы двинулись в центр деревни.

Встретились несколько бойцов, несущих в руках батоны, завёрнутые в целлофановую обёртку. На ней стоял штамп «1939 г.». Мы спросили, где они взяли батоны. Они сообщили, что вон в том доме расположен склад с продуктами. Мы ринулись туда. Там уже было много бойцов. У дома шеренгой стояли лыжи и палки. Оставив свои здесь же, мы забежали в склад. Там уже были распечатаны ящики с галетами, печеньем, консервами. Схватив 2 -3 банки консервов, несколько пачек галет и немного печенья я стал выбираться из склада. Склад был забит уже до отказа десантниками. По деревне стали бить из орудий и миномётов. Продираясь из склада, я обронил у порога одну свою меховую рукавицу. Зайти снова было уже нельзя. Насилу добравшись до порога с наружной стороны, я увидел, что за порогом лежат несколько рукавиц. Я дотянулся и взял одну. Оказалось на одну руку. Выбирать было некогда. Я вышел во вторую половину дома и тут же, у бочки с горячей водой, стал есть галеты и печенье, запивая их горячей водой. Здесь же ели и другие десантники. Несмотря на обстрел и приказы какого-то командира, выстрелившего из пистолета в потолок в складе и требовавшего освободить склад, т.к. по нему начали бить миномёты, никто оттуда не выходил. Десантников в складе было набито, как в бочке сельдей. И то сказать, оголодали люди. Моих лыж на месте не было. Десантники по одному или 2 – 3 человека на лыжах шли к лесу. Я взял первые попавшиеся лыжи, палки и в рукавицах на одну руку пошёл в лес. Мне очень захотелось пить. На краю деревни, увидев у дома женщину, я, не снимая лыж, попросил её принести мне воды. Она принесла мне большую кружку. Но в это время около нас засвистели пули, впиваясь в стену хлева, и хозяйка, оставив кружку, бросилась в хлев. Я же, напившись и поставив кружку на снег у дороги, пошёл в лес. За мною пули взрывали снег белыми султанчиками.    В лесу встретились с бойцами нашей роты. Развели небольшой костёр, в котелках растаяли снегу, сели снова есть. Проходившие мимо бойцы просили поесть. Мы давали им понемногу галет, печенья. Когда продуктов оставалось уже немного, подошёл боец. Как и все, он был в маскхалате, как и все, грязный, загорелый. Он также просил галет. Я сказал: «Подходи!» Услышав мой голос, десантник воскликнул обрадовано: «Дак, ведь это же Петя Соболев!» Тогда и я узнал Мишу Пономарёва, с которым мы вместе учились в начальной школе, а жили в деревнях на расстоянии 3 – 4 км. Он жил в деревне Лимоново. Я был очень обрадован встречей, накормил галетами Мишу, и мы разошлись по своим подразделениям.

Из доклада комбрига 1 МВДБР Военному совету СЗФ:

  1. В 3.00 15.3 2 батальон атаковал, к 10.00 совместно с 1 батальоном заняли Мал. Опуево, где было захвачено небольшое кол-во продовольствия. После изъятия продовольствия батальоны оставили Мал.Опуево и отошли в исходное положение, после чего противник подверг интенсивной бомбардировке Малое Опуево. Атака Большого Опуево не состоялась в виду того, что подразделения 3 батальона в исходное положения вышли с большим опозданием, что лишило внезапности его действий при наличии у противника 3-х дзотов.
  2. Потери: убито 51 чел.
  3. ранено 28 чел
  4. в том числе убит военком 2 батальона, командир 4 роты, уполномоченный особого отдела 2 батальона, и тяжело ранен комбат 2.

           После ухода основных сил бригады в М.Опуево остался маленький гарнизон из 8 бойцов, который охранял 40 раненых десантников и отбивал атаки противника. Возглавил его рядовой боец минометной роты Фомичев Сергей Яковлевич. В течение 9 дней они не допускали гитлеровцев в деревню.

           Сообщение, что Мал.Опуево занято русскими, заставило оберфюрера СС Зимона «все еще имеющиеся в наличии силы стянуть в Горшковицы.» (Унтерштурмфюрер СС Барникель). В Горшковицах стояли части дивизии СС «Мертвая голова», усиленные частями 32-го батальона связи, готовые к контратаке на Малое Опуево.

Однако контратака была отбита. Противник имел превосходящие силы. Боевая группа Штюрцебехера в течение дня была окружена в Большом Опуево.

Учитывая, что основные силы десанта, в это время сражались значительно южнее, т.е. никак не могли «окружать Б.Опуево», несложно догадаться какого страха натерпелись оккупанты от советских десантников.

18 марта 32 J.D. Утренний доклад SS (участок Симон): В течение ночи на участке под деревней Большое Опуево спокойно. Вражеский авианалет на Демьянск и местечко севернее Ямник. Наша разведгруппа сожгла оставшиеся дома в деревне Малое Опуево. (Противоречит последующим докладам. Прим.автора)

Доклад группы Симон: Стреляют снайперы. Согласно допросам гражданских, в лесу Опуево находятся 50 раненных русских, которые остались после атаки на Малое Опуево. Деревня занята русскими различными силами. Южнее Малое Опуево в направлении Пекахино должен находится еще один лагерь.

19 марта: 15 вражеских налетов, боевые самолеты, самолеты снабжения в болото Невий Мох. Большое Опуево – тишина, Малое Опуево и лес юго-восточнее занят противником. Там небольшие движения противника. Огонь пулеметов и снайперский огонь. Разведгруппа выявила хорошую оборону противника.

Дневной доклад группа Симон: Большое Опуево спокойно, в Малом Опуево небольшие движения, деревня занята противником. Разведгруппы установили, что на местности Иловка - Белое Озеро - Черное Озеро – Чичилово - Мелеша противника нет.

20 марта: Утренний доклад группы Симон: Большое Опуево спокойно. 15 налетов на Демьянск и аэродром.

НАГРАДНОЙ ЛИСТ

Фамилия, имя и отчество    Фомичев Сергей Яковлевич

Военное звание        Красноармеец

Должность, часть     Красноармеец минометной роты 1 МВДБ

Представляется к      ордену Красное Знамя

1. Год рождения       1922 г.           

2. Национальность   Русский

3. С какого времени состоит в Красной Армии   с 1941 г.      

4. Партийность         член ВЛКСМ           

5. Участие в боях (где и когда)       Северо-Западный фронт в составе 1 МВДБ в районе Демянска в период март-апрель 1942 г.

6. Имеет ли ранения и контузии    не имеет

7. Чем ранее награжден (за какие отличия)          не награждался

8. Каким РВК призван         Ермаковским РВК Ярославской области

9. Постоянный домашний адрес: (представляемого к награждению или его семьи) 

1. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг

Храбрый инициативный боец. Показал в бою хитрость, находчивость и сметку. После взятия дер. Мал. Опуево остался в деревне с 8 бойцами и 40 человек ранеными. В течении 9 дней этот гарнизон держал деревню, отражал все атаки немцев. Фомичев сам назначил себя комендантом, ведал организацией охраны и караулами, ежедневно сам водил бойцов в атаку, громя фашистов.

За 9 дней этой группой бойцов под командой т. Фомичева истреблено до 150 фашистов из дивизии «Мертвая голова»; уничтожено 4 автомашины с боеприпасами, 13 мотоциклов, 3 велосипеда, одна радиостанция.

Когда деревня была окончательно разрушена минометным огнем противника, Фомичев вывел всю группу бойцов в составе 8 человек здоровых и 31 человек раненых и присоединился к своей части в тылу врага. Ими захвачено и принесено в часть 4 немецких пулемета, один миномет, 5 автоматов и другое вооружение.

Будучи рядовым бойцом т. Фомичев подчинил себе других бойцов, водил их в бой, пользовался у них авторитетом. Заслуживает представления к награде.                      

Командир 1 ПДБ                       Военком 1 ПДБ

                                        капитан Жук                             ст. политрук Бессонов

«30»    апреля            1942 г.

Из немецких сводок:

Демянский фронт 29.03.42: Поисковая разведгруппа под предводительством СС «Мертвая голова» в двухчасом тяжелом бою взяла Мал. Опуево. 80 человек убитыми, еще 100 человек предположительно убито, убито 50 учавствующих в битве мирных жителей, взято в плен 27 рядовых парашютно-десантных войск. Взято: 3 пулемета МГ, 2 миномета, автоматическое и ручное оружие, боеприпасы. Собственные потери: 3 пленных, 7 раненных.

Учитывая, что 29.03.42г в М.Опуево остались лишь тела умерших от ран десантников и местные жители, несложно догадаться, что «победные реляции» эссовцев как раз к последним и относятся. Деревня была окончательно сожжена, а уцелевших мирных жителей нацисты угнали на работы.

 

 

 

Малое Опуево 2009 год

 

Река Чернорученка 2009 год

 

 

28top

123