Статья опубликованная в армейской газете "Тревога" (30-е годы).

 

В долине, среди фиолетовых цветов, гудели моторы;  покачиваясь и поднимая густую пыль, рулили самолеты.

Н.Тарасов, - командир части - оглядывал молча большое и сложное молодое хозяйство части. Он, застегивая ремешок шлема и надевая очки, сказал опытному товарищу по работе:

- Первому прыгать! Первому, Мухортов!

- Прыгнем хорошо!

В стороне стояло несколько человек в летном обмундировании с парашютами.

-Смело, товарищи! – говорил Тарасов, смуглое загорелое лицо прихмурено. – Я повторяю, первым всегда труднее.

После специального инструктажа послышалась команда: - По самолетам!

Метельный маньчжурский ветер разгулялся, волновался гаолян, на болоте кланялся камыш, мрачно, угрюмо шумела тайга.

- «Маньчжурец» подул! – говорили на старте.

Самолеты поднялись над сопками, их бросал злобный, острый ветер, летели уступом, как лестницей. Под колесами лежала земля холмами, как волнами казались голубеющие сопки, скрывались в легком мареве. Тяжелая полоса тайги шевелилась от ветра, слепило солнце.

Командир следил за парашютистами, и они чувствовали себя уверенно. Раскрылся люк.

- Пошел! –

Раскрыты парашюты. Бойцы тотчас стали управлять ими: подтягивая стропы  одной стороны, они заставляла скользить купола, добиваясь этим приземления в нужном месте. Ветер дул с непривычной силой, он наполнял шелк, мучительно долго и свирепо раскачивал парашютистов. Под ногами раскрывались сопки с острыми зубьями скал, чернела, волновалась тайга, местами распоротая бивнями утесов и озерами.

Жутко было лететь на горячие камни и сырой лес. У земли ветер еще с большей силой раскачал парашюты, казалось, желая швырнуть их со страшной силой о землю в возмездие за смелость и дерзновение.

Тарасов видел, что вдалеке от него садился Мухортов, на склоне сопки в тайге садился Никита Суворов, над болотом раскачивался Жаворонков. В воздухе, опускаясь на тайгу, командир оставался верен себе – он следил за каждым бойцом, оценивал достоинства и недостатки их приземления.

Ночью командир пригласил к себе Мухортова. Лебедева и Жаворонкова. Они густо курили и обсуждали итоги первых прыжков.

-  Прыгать умеем, но надо как-то по особому приземляться, - сформулировал свою мысль Тарасов. Надо обуздать этот ветер.

Прошли многие месяцы. Парашютисты Дальнего Востока научились безукоризненно точно прыгать в тяжелых природных условиях. На груди Тарасова и Мухортова красовались голубые знаки Мастеров парашютного спорта СССР: командиры парашютных отрядов уже имели по 135 и 125 прыжков.

Недавно на тактических учениях парашютисты Дальнего Востока показали свое высокое, мужественное искусство.

… «Синие» и «красные» развили наступление. Маршал Советского Союза товарищ Блюхер, объезжая позиции, наблюдал ход сложного, упорного «боя».

Стоял мороз, над сопками кружила пурга. На третий день решено было сразить «синих» неожиданной атакой с тыла. Парашютисты получили приказ высадиться в тылу противника и разбить его неожиданным фланговым наступлением.

В мрачное свирепое утро запустили моторы. Парашютисты заняли места в самолетах.

Каждый был готов к прыжку. Мухортов, летевший на флагмане, смотрел на товарищей. Вот они рядом – боевые друзья, воздушные товарищи – Лебедев, Жаворонков, Суворов, Григоренко и молодые, только что обученные бойцы последнего призыва. Спокойные, сосредоточенные, ожидали сигнала.

Самолет бросало нещадно. Под крыльями в тумане и метели, чуть проглядывают. Порой совсем близко, сопки. На уровне лыж показывались головы скал. Летчики летели, потеряв ориентиры, ведя самолеты по приборам.

Скоро цель…

- На войне, как на войне! – сказал Лебедев и засмеялся.

- Внимание!

Штормовым ветром, слепящими струями снега встретило парашютистов утро.

- Пошли!

Маршал видел, как над сопками тянули самолеты, в тумане, на мглистом небе показался поток парашютистов. И все началось.

Блюхер тотчас сел в танк, и бронированная машина на последних скоростях ринулась в метель отыскать приземлившихся героев.

Ветер подхватил брошенный шелк парашютов, нацепил их на кусты. Бойцы, так неожиданно высадившиеся в тылу противника, проваливаясь по пояс в снегу, подходили друг к другу, занимали огневые рубежи. Маршал открыл металлически колпак, вышел из танка и с нежностью поздравил бойцов, вступивших в бой с небесных высот.

 

                                                               Евг. Рябчиков.

ДВК.

28top

123