Военная Коллегия Верховного Суда

 

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ ПРОКУРОР

" " июня 2001 г. № 7у-37603-42

103160, Москва, К-160, пер. Хользунова,14

Fax: (095) 247-50-60

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

 

ПРОТЕСТ

(в порядке надзора)

 

по уголовному делу в отношении Власова А. А., Жиленкова Г. Н., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенского И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С.

 

 

 По приговору Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР от 1 августа 1946 г. бывшие военнослужащие Красной Армии:

ВЛАСОВ Андрей Андреевич, 1901 года рождения, уроженец деревни Ломакино Гагинского района Горьковской области, русский, из крестьян-середняков, со средним образованием, женатый, ранее не судимый, заместитель командующего войсками Волховского фронта и командующий 2-й Ударной армии того же фронта, генерал-лейтенант;

ЖИЛЕНКОВ Георгий Николаевич, 1910 года рождения, уроженец г. Воронежа, русский, из служащих, со средне-техническим образованием, женатый, ранее не судимый, член Военного Совета 32 армии. бригадный комиссар;

 МАЛЫШКИН Василий Федорович, 1896 года рождения, уроженец Марковского рудника Сталинской области, русский, из служащих, с высшим образованием, женатый, ранее не судимый, начальник штаба 19 армии, генерал-майор;

ТРУХИН Федор Иванович, 1896 года рождения, уроженец г. Костромы, русский, из помещиков, с высшим образованием, женатый, ранее не судимый, заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта, генерал-майор;

 БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ Иван Алексеевич, 1893 года рождения, уроженец г. Юрьевец Ивановской области, русский, из семьи священника, с высшим образованием, женатый, ранее не судимый, начальник военно-морского училища ПВО в г. Либава, генерал-майор береговой службы;

ЗАКУТНЫЙ Дмитрий Ефимович, 1897 года рождения, уроженец г.. Зимовники Ростовской области, русский, из крестьян, с высшим образованием, женатый, ранее не судимый, командир 21 стрелкового корпуса, генерал-майор;

 МЕАНДРОВ Михаил Алексеевич, 1894 года рождения, уроженец г. Москвы, русский, из семьи священника, со средним образованием, женатый, ранее не судимый, заместитель начальника штаба 6 армии, полковник;

МАЛЬЦЕВ Виктор Иванович, 1895 года рождения, уроженец г. Гусь-Хрустальный Ивановской области, русский, из семьи мелкого торговца, со средним образованием, женатый, ранее не судимый, начальник санатория Аэрофлота в г. Ялта, полковник авиации;

БУНЯЧЕНКО Сергей Кузьмич, 1902 года рождения, уроженец села Коровякова Глушковского района Курской области, украинец, из крестьян, с высшим образованием, женатый, судимый 2 сентября 1942 г. военным трибуналом Северной группы войск Закавказского фронта по ст. 193-20, п. "б" УК РСФСР к ВМН - расстрелу, с конфискацией имущества (расстрел заменен 10 годами лишения свободы, применено Примечание 2 ст.28 УК РСФСР, то есть приговор отсрочен исполнением до окончания военных действий с направлением осужденного в действующую армию), командир 59 стрелковой бригады, полковник;

 ЗВЕРЕВ Григорий Александрович. 1900 года рождения, уроженец г. Ворошиловска (Донбасс), русский, из рабочих, с незаконченным высшим образованием, женатый, ранее не судимый, командир 350 стрелковой дивизии, полковник;

КОРБУКОВ Владимир Денисович, 1900 года рождения, уроженец г. Двинска, русский, из рабочих, со средним образованием, женатый, ранее не судимый, помощник начальника связи 2-й Ударной армии Волховского фронта, подполковник;

ШАТОВ Николай Степанович, 1901 года рождения, уроженец деревни Шатово Котельнического района Кировской области, русский, из крестьян-середняков, со средним образованием, женатый, ранее не судимый, начальник артиллерийского снабжения Северо-Кавказского военного округа, подполковник,-

 

признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 г. и ст.ст.58-1 "б", 58-8, 58-9, 58-10, ч.2 и 58-11 УК РСФСР (в редакции 1926 года), лишены воинских званий и по совокупности совершенных ими указанных преступлений, на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 г., все осуждены к смертной казни через повешение, с конфискацией лично принадлежащего им имущества. Приговор был окончательным, обжалованию не подлежал и приведен в исполнение после его оглашения в суде 1 августа 1946 г.

 В приговоре, вынесенном Именем Союза Советских Социалистических Республик, Военной коллегией Верховного Суда Союза ССР указано следующее: "Подсудимые ВЛАСОВ, МАЛЫШКИН, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, ЗАКУТНЫЙ, МЕАНДРОВ. МАЛЬЦЕВ, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ. БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВ, КОРБУКОВ И ШАТОВ, являясь военнослужащими Красной Армии и будучи антисоветски настроенными, в напряженный для Советского Союза период Великой Отечественной войны, нарушив воинскую присягу, изменили социалистической Родине и, в разное время, добровольно перешли на сторону немецко-фашистских войск. Находясь на стороне противника, все подсудимые, во главе с ВЛАСОВЫМ, по заданию руководителей немецко-фашистского правительства на протяжении 1941-1943 гг. проводили широкую изменническую деятельность, направленную на вооруженную борьбу против Советского Союза, а в 1944 году ВЛАСОВ, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, МАЛЫШКИН, ЗАКУТНЫИ, МЕАНДРОВ, БУНЯЧЕНКО и др. вошли в созданный Гиммлером т.н. "комитет освобождения народов России" и по заданию германской разведки создали из числа бывших белогвардейцев, уголовников, националистов и прочих антисоветских элементов - вооруженные отряды, наименовав их "русской освободительной армией" (РОА); организовали шпионаж и диверсии в тылу советских войск, убийства офицеров и солдат Красной Армии, а также подготавливали террористические акты против руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

 Подсудимый ВЛАСОВ и его сообщники при помощи немцев своей конечной целью ставили свержение Советского правительства, ликвидацию социалистического строя и организацию на территории Советского Союза фашистского государства. Для проведения своей преступной деятельности ВЛАСОВ и все его соучастники необходимые им материальные средства и вооружение получали от немецкого командования, а всей их практической деятельностью руководил Гиммлер и его помощники.

 Собранными по делу доказательствами и личными признаниями подсудимых как на предварительном, так и на судебном следствии конкретная предательская деятельность каждого из подсудимых установлена следующая:

 

 1) ВЛАСОВ, будучи заместителем командующего войсками Волховского фронта и одновременно являясь командующим 2-й Ударной армией того же фронта, в июле 1942 года, - находясь в районе города Любань, в силу своих антисоветских настроений изменил Родине и перешел на сторону немецко-фашистских войск, выдал немцам секретные данные о планах советского командования, а также клеветнически характеризовал Советское правительство и состояние тыла Советского Союза.

 Вскоре после этого ВЛАСОВ дал согласие немецкому командованию возглавить формируемые немцами части т.н. "русской армии", изъявив при этом желание войти в состав будущего "русского правительства" и обсуждал с ответственными представителями германского министерства иностранных дел вопросы расчленения Советского Союза.

 В декабре месяце 1942 года ВЛАСОВ совместно с другими изменниками Родине по заданию немецкого военного командования и германской разведки создал т.н. "русский комитет", ставивший своей целью свержение советского государственного строя и установление в СССР фашистского режима.

 Возглавляя этот "комитет", ВЛАСОВ вербовал из числа вражеских элементов своих единомышленников, выпускал антисоветские листовки к военнослужащим Красной Армии и населению СССР, разъезжал по лагерям. где содержались советские военнопленные и по оккупированной территории Советского Союза, призывая советских граждан к вооруженной борьбе с Советским правительством и Красной Армией.

 В конце 1944 года ВЛАСОВ по заданию германской разведки и лично Гиммлера объединил существовавшие на территории Германии белогвардейские организации и вместе с ближайшими сообщниками – изменниками Трухиным, Малышкиным, Жиленковым и Закутным возглавил созданный немцами т.н. "комитет освобождения народов России" ("КОНР"). Ставя своей целью при помощи немцев захват власти в СССР, ВЛАСОВ под руководством фашистов сформировал из числа белогвардейцев, уголовников и изменников Родине т.н. "русскую освободительную армию", организовывал шпионаж и диверсии в тылу советских войск и подготавливал террористические акты против руководителей Советского правительства.

 ВЛАСОВ возглавлял работу по вербовке в т.н. "РОА" советских военнопленных, расправлялся с лицами, подозреваемыми в антифашистской деятельности, и лично утверждал смертные приговоры. Будучи назначен приказом Гитлера на должность главнокомандующего т.н. "РОА", направлял сформированные им воинские части на фронт для боевых действий против советских войск.

 ВЛАСОВ в 1944 году, кроме Гиммлера, вступил в личную преступную связь с Герингом, Геббельсом и Риббентропом, вел с ними переговоры и совместно намечал мероприятия по усилению деятельности, направленной против СССР. После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии ВЛАСОВ вместе со своими сообщниками пытался бежать в район, занятый американскими войсками, для продолжения борьбы против Советского Союза, но был пленен частями Красной Армии.

 

 2) МАЛЫШКИН, являясь начальником штаба 19-й армии, в октябре 1941 года в районе гор. Вязьма изменил Родине, добровольно перейдя на сторону немецко-фашистских войск. Немцам МАЛЫШКИН сообщил сведения о численности 19-й армии, ее составе по дивизиям, указал район действия армии и внес предложение создать в Германии для активизации антисоветской деятельности политический центр с функциями правительства.

 В декабре 1942 года МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ по заданию немецких руководителей участвовал в создании т.н. "русского комитета" и подписал как секретарь "комитета" обращение к военнослужащим Красной Армии и населению с призывом бороться против Советской власти, а также вел активную работу по созданию воинских частей для вооруженной борьбы с Красной Армией.

 В ноябре 1944 года МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ, ТРУХИНЫМ и др. сообщниками организовал т.н. "комитет освобождения народов России" ("КОНР)". МАЛЫШКИН принимал личное непосредственное участие в составлении манифеста "КОНР"а, а впоследствии, являясь заместителем ВЛАСОВА, возглавлял организационное управление "КОНР"а. МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ формировал из белогвардейцев и изменников Родине воинские подразделения для вооруженной борьбы против Красной Армии, организовывал проведение шпионской работы и диверсионных актов в тылу советских войск и подготавливал террористические акты против руководителей Советского правительства. МАЛЫШКИН совместно с Жиленковым руководил изданием антисоветских газет, брошюр и листовок с призывом к населению СССР о вооруженной борьбе против Советской власти, разъезжал в этих же целях по лагерям, где содержались советские военнопленные, и по временно оккупированным советским территориям и в своих выступлениях распространял клевету в адрес Советского правительства. Находясь у немцев, МАЛЫШКИН непосредственно руководил разведывательной деятельностью против СССР. В апреле 1945 года МАЛЫШКИН вместе со своими сообщниками, приняв решение продолжать антисоветскую деятельность, бежал на юг Германии, где установил связь с американской разведкой и выдал последней известные ему секретные сведения о Советском Союзе. В марте 1946 года МАЛЫШКИН, как отказавшийся возвратиться в СССР, был передан американцами командованию советских войск.

 

 3) ЖИЛЕНКОВ, являясь членом Военного Совета 32-й армии, в октябре месяце 1941 года, изменив Родине, перешел на сторону немцев. В мае 1942 года, в силу своего враждебного отношения к Советской власти, представил немцам составленный им лично план антисоветской деятельности, предусматривающий создание "русского правительства", а затем поступил на службу в отдел военной пропаганды вооруженных сил Германии, редактировал антисоветские листовки и брошюры, которые распространялись на фронте и в тылу советских войск. В августе 1942 года ЖИЛЕНКОВ по поручению немцев организовал выпуск антисоветской газеты "Родина", писал в нее свои статьи антисоветского характера. В этом же месяце ЖИЛЕНКОВ вместе с изменником Родине Боярским написал в адрес германского командования докладную записку с предложением создать т.н. "комитет освобождения родины" и "русскую народную армию" для совместного выступления с немцами против Советского Союза.

 В декабре 1942 года ЖИЛЕНКОВ совместно с ВЛАСОВЫМ создал т.н. "русский комитет", ставивший своей целью свержение Советской власти, и лично подписал обращение от имени этого "комитета". Являясь членом этого "комитета", ЖИЛЕНКОВ организовал выпуск и редактировал антисоветскую газету "Доброволец", читал лекции на курсах фашистских пропагандистов.

 В апреле 1943 года ЖИЛЕНКОВ по заданию немцев сформировал т.н. гвардейскую ударную бригаду "РОА" с целью последующего использования ее в качестве базы для подготовки террористов и диверсантов, о чем представил в гестапо специально разработанный им план организации террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского правительства. Этот план был направлен ЖИЛЕНКОВЫМ в 6 отдел главного управления имперской безопасности Германии.

 ЖИЛЕНКОВ по заданию немецкого командования неоднократно выезжал в т.н. "добровольческие" батальоны, находившиеся в составе германской армии, призывал солдат и офицеров этих батальонов к вооруженному выступлению против Советского Союза.

 В июне 1944 года ЖИЛЕНКОВ по указанию немцев организовал издание антисоветской газеты "За мир и Свободу", опубликовал в ней ряд написанных им клеветнических антисоветских статей, составил ряд брошюр и листовок антисоветского содержания, которые разбрасывались немцами с самолетов в районах расположения частей Красной Армии.

 В ноябре 1944 года ЖИЛЕНКОВ вместе с Власовым, Малышкиным, Трухиным и др. изменниками создал т.н. "комитет освобождения народов России", являлся автором "манифеста", выпущенного "комитетом", подписал его вместе с ВЛАСОВЫМ и др. изменниками, возглавлял управление пропаганды "комитета".

 В апреле 1945 года, после разгрома гитлеровской Германии, бежал на юг Германии, где, установив связь с американской разведкой, написал последней ряд клеветнических справок на руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

 

 4) ТРУХИН - бывший заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта и 5) БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ - бывший начальник военно-морского училища ПВО в гор. Либава, изменив Родине, перешли в 1941 году на сторону врага и выдали ему ряд сведений, составляющих военную тайну. По заданию германской разведки вместе с ВЛАСОВЫМ создали т.н. "русский комитет", ставивший своей целью свержение 'Советской власти в СССР. Являясь участниками антисоветской организации т.н. "русская трудовая народная партия" ("РТНП»), входили в состав ее руководящего комитета, вербовали в эту антисоветскую организацию новых членов из числа советских военнопленных и призывали их к вооруженной борьбе с Красной Армией.

 ТРУХИН в 1941 году по указанию немецкой фашистской разведки разработал положение о создании из участников "РТНП" боевых отрядов для заброски их в советский тыл с целью проведения разложенческой работы в Красной Армии и осуществления на ее коммуникациях диверсионных актов, а БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ создал специальные комиссии для выявления среди советских военнопленных политработников и сотрудников НКВД, лично подписывал и представлял в гестапо донесения на военнопленных, отказавшихся сотрудничать с немцами. ТРУХИН и БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, находясь на службе у немецких фашистов на должности начальников курсов фашистских пропагандистов, руководили подготовкой враждебных Советскому Союзу кадров, использовавшихся немцами в целях проведения антисоветской работы в лагерях советских военнопленных и среди населения районов Советского Союза, временно оккупированных немецкими захватчиками.

ТРУХИН и БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ принимали активное участие в организации т.н. "комитета освобождения народов России" и ставили своей целью, под руководством немцев, свергнуть в СССР существующий государственный строй путем вооруженной борьбы, шпионажа, диверсий и террора. ТРУХИН по указанию немецкого командования возглавил штаб т.н. "русской освободительной армии", а БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ - группу, занимавшуюся разработкой программы "КОНР". ТРУХИН входил также в состав исполнительного бюро белогвардейской террористической организации т.н. "национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП») и разработал специальную программу подготовки шпионов, диверсантов и террористов для ведения подрывной работы на советской территории.

 

 6) ЗАКУТНЫЙ, находясь на фронте Отечественной войны в должности командира 21 стрелкового корпуса, 26 июня 1941 г., изменив Родине, перешел на сторону немецко-фашистских захватчиков, выдал немцам известные ему секретные сведения о Красной Армии и предложил им же разработанную программу будущего "русского правительства".

 Вскоре после этого ЗАКУТНЫИ вступил в связь с германской военной разведкой и выдал немцам известные ему данные об укрепленных районах СССР, подготовил и передал немцам ряд докладов о боевых уставах Красной Армии. В феврале 1942 года ЗАКУТНЫИ добровольно поступил на службу в германское министерство пропаганды, где занимался редактированием и изданием брошюр и листовок антисоветского содержания.

В ноябре 1944 года ЗАКУТНЫИ вместе с Власовым, Трухиным, Жиленковым и др. изменниками Родины принимал участие в создании т.н. "комитета освобождения народов России" ("К0НР») и был членом этого "комитета".

 ЗАКУТНЫИ являлся одним из авторов "манифеста", выпущенного "КОНР" и впоследствии, будучи руководителем гражданского управления "комитета", привлек к антисоветской деятельности ряд бывших советских работников, а также вел вражескую работу среди советских граждан, насильственно вывезенных на немецкую каторгу. ЗАКУТНЫИ, являясь агентом гестапо, сообщал немцам о настроениях членов "комитета".

 

 7) МАЛЬЦЕВ, будучи начальником санатория Воздушного Флота в гор. Ялта, в ноябре 1941 года, в силу своего враждебного отношения к Советской власти, изменил Родине: уклонился от эвакуации в тыл Советского Союза и перешел на сторону немцев, после чего, оставаясь в Ялте, проводил активную предательскую деятельность, служа у немцев вначале в должности бургомистра, а затем в должности мирового судьи города.

 МАЛЬЦЕВ по заданию немцев в 1943 году написал брошюру антисоветского содержания, которая была выпущена большим тиражом германским министерством пропаганды и в пропагандистских целях разослана в оккупированные немцами районы СССР. МАЛЬЦЕВ неоднократно выступал по радио с речами, содержавшими призыв к свержению Советской власти. В июле-августе 1943 г. МАЛЬЦЕВ по указанию немцев формировал в гор. Евпатория т.н. "восточный батальон" "ХИВИ", предназначавшийся для борьбы с частями Красной Армии. В июне 1943 г. МАЛЬЦЕВ поступил на службу в созданную под руководством немцев для борьбы против Советского Союза т.н. "русскую освободительную армию" ("РОА"), в которой командовал авиацией и имел звание генерал-майора "РОА".

 В феврале 1945 года МАЛЬЦЕВ вошел в состав организованного немцами под руководством предателя ВЛАСОВА т.н. "комитета освобождения народов России", формировал вооруженные отряды для борьбы против партизан и Красной Армии, в том числе авиационные части "РОА" и лично вербовал в них советских летчиков, находившихся в плену у немцев. За активную предательскую деятельность МАЛЬЦЕВ награждался немцами и получил звание генерал-майора.

 В апреле 1945 года МАЛЬЦЕВ перевел в расположение американских войск более 4-х тысяч военнослужащих "РОА".

 

 8) БУНЯЧЕНКО, командуя 59-й стрелковой бригадой, и 9) ЗВЕРЕВ, командуя 350-й стрелковой дивизией, изменив Родине, перешли на сторону врага: БУНЯЧЕНКО в декабре 1942 года, а ЗВЕРЕВ в марте 1943 года и, находясь у немцев, добровольно поступили к ним на службу, занимались активной изменнической деятельностью.

 Установив в 1944 году преступную связь с ВЛАСОВЫМ, БУНЯЧЕНКО и ЗВЕРЕВ вошли в состав созданного немцами т.н. "комитета освобождения народов России". БУНЯЧЕНКО вместе с ВЛАСОВЫМ подписал выпущенный "комитетом" манифест с призывом к свержению Советской власти. В ноябре 1944 года ЗВЕРЕВ, будучи в Норвегии, лично проводил работу по вербовке военнопленных на службу в "РОА". В конце 1944 года, по возвращении из Норвегии, ЗВЕРЕВ принял командование 2-й дивизией "РОА", сформировал ее и активно готовил ее к боевым действиям против Красной Армии. За активную работу на пользу немцев ЗВЕРЕВ был произведен немецким командованием в генерал-майоры. В отношении БУНЯЧЕНКО установлено, что он, находясь на службе у немцев, в январе 1943 года добровольно вступил в созданную немцами т.н. "РОА" и являлся преподавателем на курсах по подготовке офицерского состава.

 Летом 1944 года БУНЯЧЕНКО по заданию германского командования выезжал в Нормандию, где занимался формированием батальонов "РОА". В конце октября 1944 года БУНЯЧЕНКО был назначен на должность командира 1-й дивизии "РОА", сформировал эту дивизию и вел активную боевую подготовку личного состава. В апреле месяце 1945 года руководил боевыми действиями частей дивизии "РОА" в боях против Красной Армии на реке Одер.

 За активную работу на пользу немцев БУНЯЧЕНКО неоднократно немцами награждался и получил звание генерал-майора.

 

 10) МЕАНДРОВ 11) КОРБУКОВ и 12) ШАТОВ, изменив Родине, перешли на сторону врага и передали немцам сведения, содержащие военную и государственную тайну. МЕАНДРОВ и ШАТОВ в 1942 году вошли в созданную немцами т.н. "русскую трудовую народную партию" и являлись руководящими деятелями этой партии.

 МЕАНДРОВ и ШАТОВ проводили активную изменническую работу среди советских военнопленных с целью вовлечения их в вооруженные отряды для борьбы против Красной Армии. ШАТОВ, кроме того, доносил немцам о советских военнопленных, проводивших антифашистскую работу.

 МЕАНДРОВ, кроме того, с июля 1942 года являлся активным участником антисоветской организации "Политический центр борьбы с большевизмом", ставившей своей целью путем вооруженной борьбы свергнуть Советскую власть; состоял участником белогвардейской террористической организации "национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП») и проводил в ней активную антисоветскую деятельность.

 С целью осуществления своих преступных, изменнических замыслов МЕАНДРОВ разработал для немцев план высадки крупных авиационных десантов в глубоком тылу Советского Союза для диверсионной деятельности. В июле 1943 года МЕАНДРОВ участвовал в немецком карательном отряде, в составе которого выезжал для борьбы с партизанами в гор. Остров (Ленинградская область).

 В феврале 1944 года вступил в "РОА", где занимал должность начальника отдела пропаганды штаба "РОА" и занимался распространением клеветнических измышлений о Советском Союзе. С марта месяца 1945 года занимал должность начальника офицерской школы "РОА", готовившей офицерский состав для "РОА".

 МЕАНДРОВ, КОРБУКОВ и ШАТОВ принимали участие в антисоветской деятельности т.н. "комитета освобождения народов России".

 В мае 1945 года, после разгрома гитлеровской Германии, МЕАНДРОВ, приняв на себя руководство остатками частей т.н. "РОА", увел их на территорию, занятую американскими войсками, где объявил себя руководителем "КОНР", ввел в состав "комитета" КОРБУКОВА и проводил агитацию за невозвращение участников "РОА" в Советский Союз. КОРБУКОВ занимал должность командира роты пропагандистов "РОА", а впоследствии работал в сформированной немцами инспекторской группе при штабе "РОА". ШАТОВ, занимая должность инспектора, направлял антисоветскую работу фашистских пропагандистов в лагерях советских военнопленных, возглавлял группу, занимавшуюся вербовкой советских военнопленных на службу в "РОА" и лично сам завербовал более 100 человек. КОРБУКОВ и ШАТОВ после капитуляции гитлеровской Германии бежали на территорию, занятую американскими войсками, где КОРБУКОВ вошел в состав "КОНР" и продолжал проводить антисоветскую деятельность.

 За активную работу на пользу немцев МЕАНДРОВ был произведен немецким командованием в генерал-майоры, а КОРБУКОВ и ШАТОВ получили звание полковников.

 

На основании вышеизложенного Военная коллегия Верховного Суда Союза ССР

 

постановляет:

 

признать предъявленное ВЛАСОВУ, ЖИЛЕНКОВУ, МАЛЫШКИНУ, ТРУХИНУ, БЛАГОВЕЩЕНСКОМУ, ЗАКУТНОМУ, МЕАНДРОВУ, МАЛЬЦЕВУ, БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВУ, КОРБУКОВУ и ШАТОВУ обвинение в совершении ими преступлений, предусмотренных ст.1 Указа Президиуму Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года и ст.ст.58-1б, 58-8, 58 -9, 58-10, ч.2 и 58-11 УК РСФСР, доказанным (из приговора, том 10, л.д. 108-118).

 

 В настоящее время Общероссийское политическое общественное движение "За веру и отечество", в лице главы движения иеромонаха Никона (Белавенец), обратилось с заявлением о реабилитации Власова А. А., Жиленкова Г. Н., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенского И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С.

 Заявитель, не оспаривая совершения осужденными измены Родине, в своем обращении указал, что они не могли рассчитывать на безопасное возвращение в Красную Армию из плена. "Русская освободительная Армия" и "Комитет освобождения народов России" политическими методами вели борьбу с существовавшим тогда коммунистическим режимом за создание на осколках тоталитаризма демократического государства. Кроме того, "РОА" практически не принимала участие в боевых действиях на стороне Вермахта, а в конце второй мировой войны в Европе помогла чехословацкому движению Сопротивления освободить г. Прагу от частей СС.

 Изучением уголовного дела и анализом собранных доказательств в их совокупности установлено, что вина Власова А. А., Жиленков Г. Н., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенскою И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С. в совершении ими инкриминированных преступлений доказана, содеянное ими квалифицировано как предварительным, следствием, так и судом юридически правильно, осуждены они обоснованно, меры наказания соответствуют тяжести содеянного, в связи с чем ходатайство о их реабилитации удовлетворению не подлежит.

 Изобличенные собранными по делу доказательствами все подсудимые на судебном следствии, подтвердив свои показания, данные ими на предварительном следствии, признали себя виновными в совершении ими всех инкриминированных тяжких государственных преступлений, дали последовательные и подробные показания по всем обстоятельствам дела и предъявленным обвинениям, достоверность которых сомнений не вызывает.

 Вместе с тем, указанный приговор в отношении всех осужденных по нему лиц подлежит изменению, так как статьей 5, пунктом "а" Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" (с последующими дополнениями и изменениями) антисоветская агитация и пропаганда признаны не содержащими общественной опасности деяниями и осужденные за них лица реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения.

 В связи с этим приговор в части осуждения каждого из указанного в нем лица в совершении преступления, предусмотренного ст.58-10, ч.2 УК РСФСР, подлежит отмене, а дело в этой части прекращению на основании ст.5, ч.1, п.2 УПК РСФСР, то есть за отсутствием в деянии этого конкретного состава преступления. В остальной же основной части указанный приговор подлежит оставлению без изменения, а осужденные по нему лица - признанию не подлежащими реабилитации.

 

 На предварительном следствии и в суде каждый из обвиняемых дал следующие показания.

 

 ВЛАСОВ А. А. пояснил, что 13 июля 1942 г., будучи убежденным в поражении Советского Союза и находясь в окружении в районе г. Любань, изменил Родине, добровольно сдался немцам в плен и перешел на сторону врага.

 На допросах сообщил офицеру германского генерального штаба о задачах, поставленных перед 2-й ударной армией Верховным Главнокомандующим Сталиным, дал характеристику военачальникам Жукову, Тухачевскому, Шапошникову, Тимошенко, Ворошилову, Буденному и другим. Выдал военную и государственную тайну, сообщил известные ему секретные данные о планах советского командования, состоянии тыла Советского Союза. Клеветнически характеризовал Советское правительство. Представители разведывательного отдела при ставке верховного командования германской армии полковник Ронне и отдела пропаганды капитан Штрикфельдт предложили ему принять участие в борьбе с Красной Армией. а советник министерства иностранных дел Германии Хильгер (бывший советник германского посольства в г. Москве) 10 августа 1942г просил его участия в создаваемом немцами «Русском правительстве», на что он дал свое добровольное согласие. При этом он и указанные лица обсуждали передел территории СССР после победы Германии.

 В дальнейшем Штрикфельдт предложил ему командование некоторыми воинскими частями, сформированными немцами из русских военнопленных, на что он также дал согласие. При этом написал антисоветскую листовку, в которой указал, что война проиграна, и призвал русский народ к свержению Советского правительства. До ноября 1944 г. формированием этих так называемых "добровольческих" воинских частей из числа советских военнопленных занимался специально созданный немцами штаб "добровольческих" войск, возглавляемый немецкими генералами Кестрингом и Хельмигом, с которыми он, ВЛАСОВ, был связан преступной деятельностью. Формировались батальоны, национальные легионы (дивизии, бригады), казачьи части. Общая численность этих формирований, по словам Кестринга, составляла около одного миллиона человек. Указанные воинские формирования использовались немцами в боях с частями Красной Армии, английскими и американскими войсками, а также несли охранную службу на временно оккупированной территории СССР, во Франции, Бельгии, Голландии, Италии и других странах.

 В Берлинском лагере советских военнопленных, созданном при отделе пропаганды вооруженных сил Германии, он встретился с генералами Малышкиным (начальником штаба 19 армии), Благовещенским (начальником военно-морского училища) и другими, которым рассказал о своих намерениях вести борьбу с большевиками, создать "Русское национальное правительство" и приступить к формированию "Русской добровольческой армии" для ведения вооруженной борьбы с Советской властью.

 Они поддержали его и высказали свою готовность к этой борьбе. Далее ВЛАСОВ показал, что по заданию немецкого военного командования и германской разведки в декабре 1942 г., с целью создания армии под его командованием, он, Малышкин и Благовещенский создали "Русский комитет", преследовавший задачу свержения советского государственного строя и установления в СССР фашистских порядков. В состав указанного "комитета" вошел он сам, Малышкин, Зыков (бывший сотрудник редакции газеты "Известия") и Жиленков (член военного совета 32 армии, бригадный комиссар), который являлся политическим руководителем сформированной немцами бригады под командованием Боярского (бывшего командира 41 стрелковой дивизии Красной Армии, полковника).

 При этом он, ВЛАСОВ, и Малышкин составили и подписали 27 декабря 1942 г. обращение "Русского комитета" к военнослужащим Красной Армии и всему русскому народу, в котором поставили задачи свержения Сталина И.В. со всех государственных и партийных постов, уничтожения большевизма, создания "Русского правительства" и заключения почетного мира с Германией. Это обращение было размножено и распространено среди военнопленных и на фронтах. "Русский комитет" брал на себя функции правительства России. ВЛАСОВ также заявил, что он вербовал единомышленников, выпустил ряд антисоветских листовок и воззваний к военнослужащим Красной Армии и населению СССР, разъезжал по лагерям военнопленных и оккупированной территории СССР, призывая советских граждан к вооруженной борьбе с Советским правительством и Красной Армией. В дальнейшем он выезжал с представителями немецкого командования в сформированные немцами "добровольческие" части для инспектирования личного состава и усиления антисоветской работы. С этой же целью посещал в г. Дабендорфе курсы по подготовке антисоветских пропагандистов, начальником которых был назначенный им генерал Благовещенский, а одним из преподавателей - генерал Трухин (заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта), впоследствии занявший по его приказу должность Благовещенского.

 На курсах в г. Дабендорфе подготовлено около 4 тыс. пропагандистов из числа советских военнопленных, которые были направлены для проведения антисоветской деятельности в лагеря военнопленных и сформированные немцами "добровольческие" воинские части. 16 марта 1943 г. он поместил в антисоветской газете "Заря" открытое письмо с заголовком "Почему я встал на путь борьбы с большевизмом", в котором клеветал на руководителей Советского государства и доказывал необходимость вооруженной борьбы с Советской властью.

 Затем в сопровождении представителя отдела пропаганды германской армии подполковника Шубата и капитана Петерсона он выехал в г. Смоленск, где ознакомился с деятельностью батальонов пропаганды и "добровольческого" отряда, выступил перед местной интеллигенцией с сообщением о создании "Русского комитета" и о переговорах, которые ведутся с немецким командованием о формировании русских вооруженных сил для борьбы с Советской властью.

 Тогда же и с той же целью посетил г. Псков, где был на приеме у командующего германскими войсками генерал-фельдмаршала Буша, а в г. Летцен (Германия) встречался с командующим "добровольческих" частей генерал-лейтенантом Хельмигом по вопросам формирования ряда русских дивизий, с подчинением их "Русскому комитету". С аналогичными целями он выезжал и в г. Ригу, а Малышкин - во Францию. В июне-июле 1944 г. германское правительство приняло решение привлечь русские антисоветские формирования к активной борьбе под руководством немцев против большевиков, поручив эту деятельность Гиммлеру. 18 сентября того же года в ставке верховного командования вооруженными силами Германии он, Власов, встретился с Гиммлером, который заявил, что всеми "русскими делами" будет заниматься его заместитель обергруппенфюрер Бергер, а представителем назначен оберштурмбанфюрер СС Крюгер. Для успешной борьбы против Советской власти Гиммлер предложил объединить все существовавшие антисоветские организации, создать единый политический центр, назвав его "правительством" или "комитетом". Приняв предложение Гиммлера, он просил разрешить создать "Комитет освобождения народов России" ("КОНР") и сформировать "Русскую освободительную армию" ("РОА") в составе десяти дивизий. Гиммлер согласился с созданием названного "комитета" и разрешил сформировать из военнопленных первоначально пять дивизий, обещав обеспечить их вооружением. После этого Гиммлер дал ему указание разработать манифест "комитета" и представить на утверждение. Проект манифеста составлялся им, ВЛАСОВЫМ, Малышкиным, Трухиным и Закутным (командиром 21 стрелкового корпуса, генерал-майором).

 В этом проекте возводилась клевета на руководителей Советского государства, доказывалась необходимость борьбы с большевизмом и сообщалось о создании "Русского государства" без большевиков. Декларировалось, что "КОНР" создан для ликвидации большевистской системы, заключения мира с Германией и создания "Русского государства" без большевиков.

 Гиммлер внес поправки и утвердил манифест, который подписали 37 его членов и 12 кандидатов 14 ноября 1944 г. Общая численность "КОНРа" составляла около 60-ти человек.

 В состав "КОНРа", в частности, вошли он, ВЛАСОВ, генералы Малышкин, Жиленков, Трухин и Закутный, полковники Буняченко (командир 59 стрелковой бригады), Меандров (заместитель начальника штаба 6 армии), Боярский и другие, а также генерал белой армии Балабин (руководитель белоказачества), профессор Руднев (белоэмигрант), генерал-лейтенант царской армии Абрамов (один из руководителей белогвардейской организации "Русский общевоинский союз"), Казанцев (один из руководителей белогвардейской террористической организации "Национально-трудовой союз нового поколения) и другие изменники Родины.

 В дальнейшем подбором кандидатов в члены "КОНРа" из среды советских военнопленных занимался Трухин, из среды политработников - Жиленков, из числа гражданских лиц - Закутный, а он, ВЛАСОВ, и Малышкин подбирали таких кандидатов из среды белоэмигрантов. Список членов "КОНРа" утверждал Гиммлер.

Первое заседание "КОНРа" состоялось 14 ноября 1944 г. в г. Праге, на котором был избран президиум комитета в составе его, ВЛАСОВА, Малышкина, Жиленкова, Трухина, Закутного и белоэмигрантов Балабина и Руднева. Он, ВЛАСОВ, был избран председателем "КОНРа", а секретарем - Малышкин. Согласно утвержденному немцами временному положению гражданскими вопросами руководил председатель комитета совместно с президиумом, а военными - председатель единолично, как главнокомандующий. В "КОНРе" были созданы следующие управления: военное (руководитель Трухин), организационное (Малышкин), пропаганды (Жиленков), гражданское (Закутный), финансовое (профессор Андреев), народной помощи для сбора пожертвований на нужды комитета (белоэмигрант Алексеев). "КОНР", а в дальнейшем и "РОА" полностью финансировались немецким государственным банком. Денежные средства отпускались за счет Вермахта, а с 1944 года финансирование осуществлялось за счет денежных средств СС. По вопросам финансирования "КОНРа" и "РОА" он 18 декабря 1944 г. в г. Берлине подписал с немцами "Специальное соглашение между председателем "Комитета освобождения народов России" генерал-лейтенантом А. А. Власовым и представителем великой Германии". Это соглашение подписал он и первый заместитель Риббентропа - статс-секретарь министерства иностранных дел Германии барон Стеенграхт. Возглавляемые им, ВЛАСОВЫМ, "КОНР" и "РОА" должны были рассчитаться с немцами за кредиты и проценты по ним после захвата власти в СССР, используя его фонды. Кроме того, еще до создания "КОНРа" и "РОА" и после их создания он, ВЛАСОВ, использовал самые разнообразные денежные кредиты, которые отпускались министерством внутренних дел, министерством иностранных дел и другими государственными органами Германии. Ни от каких субсидий он не отказывался.

Он также использовал белоэмигрантский фонд, состоявший из 24 ящиков золота и серебра России. ВЛАСОВ далее пояснил, что еще в ноябре 1944 г., по предложению Кригера, он встретился с руководителем русской эмиграции в Германии генералом Бискупским и генералом белой армии Лампе (руководителем белогвардейской организации "Русский общевоинский союз" в Германии). Последний принял все его условия и в январе 1945 г. вошел в состав "КОНРа".

 В марте 1945 г. по приказу Гиммлера в его, ВЛАСОВА, подчинение перешли все казачьи части генерала белой армии Краснова вместе с казачьим корпусом под командованием генерал-лейтенанта фон Панвица. Кроме того, в его подчинение вошли руководители "НТСНП" Байдалаков, Брунст, Вергун и Поремский, белогвардейская организация "Русский национальный союз участников войны" ("РНСУВ") под руководством генерала белой армии Туркул, а также другие националистические организации, которые боролись против Советской власти. Далее ВЛАСОВ заявил, что после создания им в ноябре 1944 г. по указанию Гиммлера "КОНРа" СД предложило ему организовать подготовку и засылку диверсантов в тыл советских войск. Этот вопрос он обсуждал в декабре 1944 г. с постоянными представителями Гиммлера - Кригером и штурмбанфюрером СС Радецким, взяв на себя подготовку повстанческих кадров. Под его руководством проходила организация школ разведки по подготовке агентов для шпионской, диверсионной и террористической деятельности в тылу СССР.

 Кроме того, в период с 27 февраля по 3 марта 1945 г. немцами передана в распоряжение "КОНРа" школа разведки, которая ранее находилась в введении штаба южного фронта германских войск. Непосредственную подготовку агентуры он возложил на Трухина и Малышкина, так как они имели в своем подчинении подготовленных для этой цели людей. В декабре 1944 г. Трухин начал создавать штаб "РОА", в состав которого входил специальный отряд разведки во главе с майором Грачевым.

 Малышкин - начальник организационного управления "КОНРа" - возглавил существовавший в этом управлении отдел безопасности, в котором служили майоры Калугин и Тензоров, которые являлись кандидатами для руководства разведывательными школами комитета. Он, ВЛАСОВ, лично руководил контрразведкой и судом "РОА", которые осуществляли политику репрессий. Утвердил высшую меру наказания - расстрел в отношении шести лиц.

 Присутствовал на выпуске школы разведчиков, при этом поставил перед выпускниками конкретные задачи в борьбе с Советской властью. Жиленков и Шаповалов (бывший командир 7 стрелкового корпуса, генерал-майор), кроме того, являлись агентами германской разведки, вели шпионскую работу против СССР. Сам Жиленков говорил ему, что связан с деятельностью "СС". Еще в июне 1944 г. Жиленков вместе с полковником Далькеном выезжал в район г. Львова, где занимался организацией зафронтовой работы, посещал одну из школ германской разведки. После создания "КОНРа" Гиммлер стал требовать от него, ВЛАСОВА, ускорить формирование воинских частей "РОА", предоставив для этой цели в декабре 1944 г. военные лагеря в городах Мюнзингене и Хойберге, где в дальнейшем и были сформированы под его руководством две дивизии и штаб "РОА", который возглавил генерал-майор Трухин.

 1-я дивизия "РОА" численностью до 20 тысяч человек под командованием полковника Буняченко, служившего ранее у немцев в "добровольческих" войсках под командованием Кестринга, которому немцы присвоили звание генерал-майора "РОА", была сформирована в г. Мюнзингене. Дивизия была вооружена 100 орудиями, 12-ю танками "Т-34", винтовками и автоматами. Там же сформирована офицерская школа численностью до 1 тысячи человек. Начальником школы был полковник Меандров, которому немцы тоже присвоили воинское звание "генерал-майор "РОА". Первый полк 1-й дивизии "РОА" был укомплектован личным составом расформированной немцами "Русской освободительной народной армии" под командованием Каминского, расстрелянного немцами в конце 1944 года за бандитизм и мародерство.

 В г. Хойберге была сформирована 2-я дивизия "РОА" численностью до 12 тысяч человек под командованием полковника Зверева (бывшего командира 350 стрелковой дивизии), которому немцы также присвоили воинское звание "генерал-майор "РОА". Кроме того, было сформировано несколько строительных батальонов и одна запасная бригада общей численностью до 5 тысяч человек. Командиром этой бригады был полковник Койда.

 В связи с тем, что 2-я дивизия и запасная бригада вооружались медленно, он, ВЛАСОВ, обратился за помощью к Гиммлеру, который в январе 1945 г. принял на себя командование северо-восточной группой немецких войск. При этом Гиммлер предложил ему немедленно вывести на фронт 1-ю дивизию, чтобы на деле доказать преданность германскому военному командованию, пообещав ускорить вооружение 2-й дивизии и запасной бригады.

 В свою очередь он, ВЛАСОВ, приказал командиру 1-й дивизии "РОА" Буняченко вывести дивизию в район г. Берлина для участия с германскими войсками в боях с воинскими частями Красной Армии. После этого он также встречался с Герингом, Риббентропом и Геббельсом по вопросам дальнейшего формирования "РОА" и ее вооружения для продолжения борьбы с СССР.

 При встрече Геринг предложил ему принять в подчинение полковника Мальцева (бывшего начальника санатория Аэрофлота в г. Ялта) с группой предателей Родины из числа военнопленных, обслуживавшей германскую авиацию, назначив уполномоченным по авиации "РОА" Ашенбренера. Риббентроп же при встрече в конце января 1945 г. заявил ему, что министерство иностранных дел Германии берет на себя финансирование антисоветской деятельности "КОНРа". В феврале 1945 г. Геббельс пообещал ему и Жиленкову практическую помощь по вопросам пропаганды.

 Командиром 3-й дивизии "РОА" планировался генерал-майор Шаповалов (бывший командир 7-го стрелкового корпуса, добровольно перешедший к немцам), который с 1942 года служил в германской разведке, а в 1944 году прибыл к нему, ВЛАСОВУ, предложил свои услуги и был введен в состав "КОНРа".

Поскольку формирование 3-й дивизии "РОА" задерживалось из-за недостатка вооружения, он, Трухин и Кригер создали противотанковую истребительную бригаду для ведения боев с частями Красной Армии под г. Берлином. Приказом № 1ФР от 7 февраля 1945 г. "Вооруженным силам комитета освобождения народов России" он создал специальное соединение, командиром которого назначил Шаповалова.

 В апреле 1945 г. многие руководители германских правительственных органов выехали из г. Берлина, "КОНР" эвакуировался в г. Карлсбад, многие члены "комитета" бежали. Он, Трухин, Малышкин, Закутный и Жиленков решили перейти вместе с "КОНРом" и "РОА" на сторону англо-американских войск для продолжения вооруженной борьбы с СССР. С этой целью он, ВЛАСОВ, послал Малышкина и Закутного с группой членов "КОНРа" в г. Фюссен обговорить условия сдачи в плен частей "РОА" и ее руководителей американцам.

1-ю дивизию "РОА", находившуюся в районе г. Берлина, где она по указанию Гиммлера отдельными частями участвовала в боях с частями Красной Армии, он "перебросил" в Чехословакию. Туда же намеревался стянуть все остальные вооруженные силы "РОА". На территории Чехословакии 1-я дивизия стала разлагаться и разоружать немцев, а в начале мая 1945 г. в районе г. Праги имела вооруженные столкновения с германскими войсками.

К моменту его прибытия в Чехословакию Германия капитулировала, а в районе г. Шлиссельбурга он был задержан офицерами Красной Армии, (т.2, л.д. 1-41, 42-55, 56-58, 59-61; т.6, л.д.1-3, 4-7, 8-12, 13-17, 68-72; т. 10, л.д.49-52, 54-57, 74, 81,87-88, 102; т.11, л.д.25-28, 32-36, 37-42)

 

 ЖИЛЕНКОВ Г.Н. показал, что 14 октября 1941 г. в районе Вязьмы, не оказав сопротивления, сдался немцам в плен. Изменив Родине, перешел на службу к германскому военному командованию и германской разведке, по заданию которых на протяжении всей войны проводил антисоветскую деятельность. До сдачи в плен он переоделся в военную форму красноармейца. Партийный билет, удостоверение личности, орденскую книжку и знаки различия бригадного комиссара закопал в лесу. На допросе скрыл свою истинную фамилию и должность, однако добровольно изъявил желание работать на немцев.

 По июнь 1942 г. служил у немцев водителем в транспортной колонне 252 пехотной дивизии, подвозил на боевые позиции боеприпасы, вывозил раненых немцев. Считая, что гибель советского строя неизбежна, он в июне 1942 г. рассказал немцам, кем в действительности является и заявил о своей готовности активно бороться против Советской власти.

 После этого он был доставлен в штаб центрального фронта германских войск, а затем в главную квартиру сухопутных войск, где после беседы с полковником генерального штаба фон Ронне заверил, что готов вместе с немцами бороться с Советской властью. Тут же составил план антисоветской деятельности, первая часть которого состояла из клеветнических измышлений о руководителях партии и правительства.

 Во второй части он изложил программу борьбы против Советской власти, при этом предусмотрел создание немцами "нового русского правительства и партии", установление частной собственности, пропаганду на фронте и в тылу Красной Армии. Затем, по предложению фон Ронне, он выехал в г. Берлин для работы в отделе военной пропаганды вооруженных сил Германии, где редактировал антисоветские брошюры и листовки, которые распространялись на фронте и в тылу советских войск.

 В августе того же года по личной просьбе был направлен в формировавшуюся немцами в 80 км от г. Смоленска "добровольческую" бригаду "Русской народной армии" ("РНА"), которой командовал изменник Родины полковник Боярский, где был назначен на должность начальника организационно-пропагандистского отдела. "РНА" насчитывала до 7 тысяч человек. Из числа офицеров, для ведения антисоветской деятельности, он подобрал 40 человек.

 В своих публикациях и публичных выступлениях клеветал на руководителей партии, Советского правительства и Красной Армии, призывал солдат и офицеров бригады бороться с оружием в руках вместе с немцами против СССР, по указанию начальника немецкой разведки центрального фронта Шубата подписывал листовки, которые направлялись затем по назначению.

 В октябре 1942 г. он и Боярский в адрес германского командования написали докладную записку о необходимости создания "Комитета освобождения Родины", дав ему права правительства России, и разрешения формирования "Русской народной армии", которая вместе с Германией выступит против Советского Союза. Предлагали также создать большую сеть разведывательных и десантных отрядов из личного состава "РНА". По поводу этой докладной он и заместитель Боярского - полковник Уральский в ноябре того же года были вызваны в г. Берлин к Розенбергу. Они были приняты доктором Ляйбрандтом и профессором Менде, которые обещали доложить их предложения Розенбергу. В дальнейшем Боярский был направлен инструктором в "добровольческие" батальоны при 18 немецкой армии, а он, ЖИЛЕНКОВ, - в отдел пропаганды вооруженных сил Германии в распоряжение Власова, который занимался в тот период организацией создания "Русского комитета". В декабре 1942 г. он, Власов, Малышкин и Благовещенский создали такой "комитет", который ставил своей целью свержение Советской власти, и он лично подписал обращение этого "комитета". В распоряжение "Русского комитета" были переданы антисоветские газеты "Доброволец", редактором которой был он, ЖИЛЕНКОВ, "Боевой путь" (редактор Зыков) и "Заря" (редактор Благовещенский). Затем были переданы курсы по подготовке пропагандистов в г. Вульгайде, которые впоследствии перевели в г. Дабендорф. Начальником курсов первоначально был Благовещенский, а в дальнейшем - Трухин. Срок подготовки фашистских пропагандистов составлял 6-8 месяцев.

 Наряду с преподавателями этих курсов он сам выступал с антисоветскими лекциями. В феврале 1943 г. он, Власов, Малышкин, Благовещенский и Зыков написали в адрес верховного германского военного командования докладную записку с просьбой предоставить им более широкие возможности в активной вооруженной борьбе с СССР, после чего по этому вопросу состоялся разговор с доктором Книппером и профессором Менде.

 В марте того же года Власов опубликовал в газете "Заря" открытое письмо "Почему я встал на путь борьбы с большевизмом", в котором, в частности, доказывал необходимость борьбы с Советской властью и призывал сограждан к такой вооруженной борьбе. В марте-апреле Власов выезжал в города Смоленск, Оршу, Могилев и Псков, где выступал с аналогичными призывами от имени "Русского комитета". В апреле в г. Дабендорфе проведена антибольшевистская конференция, с докладом на которой выступил Малышкин.

 Далее ЖИЛЕНКОВ заявил, что в апреле 1943 г., по поручению Власова, он выехал в район г. Пскова для оказания помощи белоэмигрантам полковникам Иванову и Сахарову в формировании "гвардейской ударной бригады". Инициаторами ее создания были немцы. Для указанной бригады отобрали 500 человек из карательной бригады полковника Гиль-Родионова. Затем был составлен план формирования этой бригады, который направлен на утверждение в 6-й отдел Главного управления имперской безопасности.

 План предусматривал подготовку кадров для шпионско-диверсионной и террористической деятельности в тылу Красной Армии, а также для ведения фронтовой разведки. Предполагалось сформировать два полка – полк особого назначения и стрелковый полк. Полк особого назначения должен был проводить агитацию и пропаганду в частях Красной Армии за переход в будущую "РОА", совершать террористические акты против руководителей партии, Советского правительства и высших военных чинов.

 Имелось в виду, что специально подготовленные группы из состава этого полка будут переброшены в районы Москвы, Ленинграда, Куйбышева, Свердловска, Горького, Иваново и Ярославля с целью создания там антисоветского подполья, внедрения в части Красной Армии агентов для разложения моральных устоев и совершения террористических актов. Намечалось забросить 75 групп только в г. Москву. Планировалась также и подготовка специальных групп для проведения разведывательной работы в частях Красной Армии.

 Для осуществления террористических заданий должны были выделяться специально подготовленные люди. Предусматривалось совершение терактов против Сталина, Молотова, Кагановича, Берии, Жукова, Василевского. В круг деятельности этого полка входила также заброска диверсионных групп для организации выступлений заключенных и ссыльных на стороне Власова.

 В задачи стрелкового полка входили вооруженные выступления на отдельных участках фронта, организация перехода красноармейцев на сторону немцев, захват ценных документов и "языков". Указанный план подписал он, ЖИЛЕНКОВ, и командир бригады Иванов.

 Затем план обсуждался с заместителем начальника 6-го отдела Главного управления имперской безопасности подполковником СС доктором Грейфе, после чего они представили последнему заявки на военное обмундирование, вооружение, снаряжение, денежные средства и документы, необходимые для агентуры.

 Руководителями двух первых групп по 3-4 чел. для заброски в тыл СССР планировались подполковник Бочаров А. и майор Грачев И. А. Однако этот план немцами принят не был.

 В конце 1943 года в связи с тем, что участились случаи, когда войсковые части, сформированные немцами из военнопленных, при столкновении с частями Красной Армии стали сдаваться советским войскам, немцы решили перебросить их во Францию, Голландию, Данию, Бельгию и Северную Италию, освободив тем самым немецкие части на Атлантическом побережье для переброски на восточный фронт.

 До февраля 1944 г. он, ЖИЛЕНКОВ, продолжал работать в отделе военной пропаганды вооруженных сил Германии, где редактировал антисоветскую газету "Доброволец". В это же время он подготовил докладную записку на имя Гиммлера, в которой доказывал необходимость передачи всех антисоветских формирований в распоряжение Власова и "Русского комитета".

 В феврале того же года командующий западным фронтом фельдмаршал Рунштедт направил его, ЖИЛЕНКОВА, на Атлантическое побережье для поднятия боевого духа личного состава "добровольческих" частей, где он посетил с указанной целью 15 батальонов. Во Франции и Бельгии он находился около одного месяца, призывая солдат и офицеров к вооруженной борьбе против СССР.

 После возвращения был вызван Власовым, который в присутствии Штрикфельдта и Делингсхаузена предложил ему выехать на восточный фронт для оказания помощи "Русскому комитету" в развертывании работы. При этом Штрикфельдт представил его, ЖИЛЕНКОВА, доверенному Гиммлера - полковнику СС Далькену.13 июня 1944 г. с группой пропагандистов он выехал в район г Львова в распоряжение Далькена, где организовал издание антисоветской газеты "За мир и свободу", опубликовал ряд клеветнических брошюр и листовок за своей подписью, которые были распространены по назначению на фронте и в тылу Красной Армии. Указанную работу проводил в специальном пропагандистском штабе Гиммлера - "Скорпион", начальником которого и был Далькен.

 В конце июля 1944 г. он, ЖИЛЕНКОВ, написал провокационное и клеветническое "Открытое письмо к члену военного совета армии Запорожцу", в котором оклеветал маршала Жукова, самого Запорожца и Красную Армию. Оно было отпечатано в 10 млн. экземплярах и распространено на фронте.

 17 сентября 1944 г. состоялась встреча Власова с Гиммлером, во время которой последний заявил, что он взял на себя решение "русского вопроса", а поэтому Власов впредь должен согласовывать свои мероприятия не с представителями верховного командования вооруженных сил Германии, а только с управлением "СС".

Тогда же Гиммлер назначил к Власову своего представителя оберштурмбаннфюрера СС Крюгера, поручил Власову объединить все антисоветские организации, существовавшие под покровительством немцев, и создать "КОНР". При этом Гиммлер разрешил Власову сформировать первоначально 3 дивизии, пообещав вооружить и снабдить обмундированием и снаряжением. Было решено, что формирование дивизий будет происходить, в частности, за счет карательной бригады Каминского, "добровольческих" батальонов и военнопленных. В течение сентября-октября 1944 г. он, ЖИЛЕНКОВ, Власов, Малышкин, Трухин и перешедший из германского министерства пропаганды генерал-майор Закутный приступили к созданию "КОНРа", в состав которого планировали свыше 90 человек. Одновременно ими же составлялся проект манифеста "комитета", а Гиммлер позже утвердил его. 15 ноября этот манифест был опубликован в антисоветской газете "Воля народа".

 14 ноября в г. Праге состоялось 1-е учредительное заседание "КОНРа", на котором присутствовало в качестве гостей большое количество военнопленных, белоэмигрантов и немцев. Был избран состав президиума, в который вошли он, Власов, Малышкин, Трухин, Закутный, Руднев, Балабин, Иванов, Будзилович и Музыченко.

18 ноября, по его предложению, в г. Берлине состоялось торжественное заседание "КОНРа", на которое было приглашено до 1,5 тыс.советских граждан, вывезенных немцами из СССР в Германию, военнопленных и белоэмигрантов. На заседании выступил с программной речью Власов, который указал, что "КОНР" создан в целях объединения всех русских людей для ведения вооруженной борьбы вместе с немцами с Советской властью.

 ЖИЛЕНКОВ далее заявил, что "КОНР" создал штаб вооруженных сил во главе с начальником штаба Трухиным, который одновременно являлся заместителем Власова по руководству вооруженными силами. Было создано организационное управление под руководством Малышкина. В задачи этого управления входило проведение в жизнь всех решений "КОНРа", организация различных учреждений, административно-хозяйственное обслуживание членов комитета, разведка и контрразведка, обеспечение безопасности членов комитета. Для решения этих задач при управлении создан секретариат (начальник эмигрант Левицкий), научный совет (председатель профессор Москвитинов), отдел безопасности (майор Калугин, а затем - майор Тензоров), финансовый отдел (профессор Андреев), юридический отдел. Созданным гражданским управлением руководил Закутный. На это управление возлагалось проведение антисоветской работы среди советских граждан, угнанных в Германию, и белоэмигрантов. Он же, ЖИЛЕНКОВ, возглавил управление пропаганды. В задачи управления входила организация всех видов антисоветской агитации и пропаганды в частях "РОА", лагерях военнопленных и восточных рабочих, на фронтах и в тылу. Для этой цели в его подчинение немцы передали две антисоветские газеты "Новое слово" и "Заря". На базе первой указанной газеты он создал дополнительную газету "Воля народа". Тираж газет в декабре 1944 г. достиг 400 тыс. экземпляров. Кроме того, немцы передали ему радиостанцию, через которую проводилось вещание из Варшавы и Кенигсберга.

 При управлении он создал следующие отделы: организационно-методический, отдел по работе на фронте и в тылу Красной Армии, радиоотдел, отдел печати, отдел по работе среди военнопленных, отдел информации, отдел по работе в войсках "РОА", отдел культуры и искусства. К марту 1945 г. была создана, укомплектована личным составом и вооружена 1-я дивизия "РОА" под командованием Буняченко.

 Дивизия комплектовалась из антисоветских "добровольческих" отрядов, которые ранее уже боролись с оружием в руках с частями Красной Армии и партизанами. Костяк дивизии состоял из личного состава бригады Каминского, ранее находившейся в введении СС. 2-я дивизия "РОА" под командованием Зверева комплектовалась главным образом из военнопленных и была укомплектована полностью, но вооружением полностью обеспечена не была.

 3-я дивизия "РОА", командиром которой был назначен генерал-майор Шаповалов, полностью сформирована не была, был сформирован только штаб и подобран офицерский состав. Кроме того, была создана офицерская школа "РОА" (начальник школы полковник Койда, а затем - Меандров), в которой обучалось до 800 курсантов. Были также созданы: запасная бригада до 1500 человек (командир полковник Койда); два истребительных отряда, по 300 человек каждый, которые были вооружены автоматами и панцерфаустами; отряд под командой белоэмигранта Сахарова, в который входили два "добровольческих" батальона из Дании, а также истребительная группа, созданная Сахаровым по приказу Власова, состоявшая из 50 солдат и офицеров и предназначавшаяся для проведения демонстративных диверсионных операций против частей Красной Армии на Одере; авиачасти "РОА" (командующий авиации полковник Мальцев) с десантно-авиационным полком с личным составом до 3-х тысяч человек. В конце марта 1945 г. на участке фронта в районе Штеттин по приказу Власова действовал отряд Сахарова. За участие в боях с частями Красной Армии сам Сахаров, а также весь личный состав отряда был награжден немцами железными крестами. В дальнейшем на базе отряда Сахарова был сформирован полк.

 В то же время по приказу германского командования 1-я дивизия "РОА" была переброшена на восточный фронт, в район реки Одер. Дивизия заняла оборону на участке фронта протяженностью 5-6 км и силами двух батальонов и артиллерийского полка при поддержке танков вела наступательные бои по ликвидации плацдарма частей Красной Армии на западном берегу реки Одер. ЖИЛЕНКОВ также пояснил, что разведывательной деятельностью в "КОНРе" занимались разведывательный отдел и отдел безопасности. Разведывательный отдел (начальник отдела майор Грачев) находился при штабе "РОА" и подчинялся Трухину. Отдел имел школу разведчиков (начальник школы белоэмигрант Иванов). Школа находилась в Братиславе, а затем в Вене, обучалось в ней до 300 человек. Отдел проводил индивидуальную подготовку разведчиков, при этом подготовил около 20 агентов. Отдел безопасности (начальник отдела Тензоров) находился при организационном управлении и занимался контрразведывательной работой.

 Этот отдел также имел школу разведчиков (начальник школы майор Калугин), которая находилась в районе г. Мариенбада. В апреле 1945 г. подготовлено первых 15 агентов, на выпуске которых присутствовал он, ЖИЛЕНКОВ, Мальцев и Власов, который призывал агентов твердо верить в победу "РОА". В конце апреля 1945 г. по сговору с Власовым, Малышкиным, Трухиным и Закутным он, ЖИЛЕНКОВ, бежал в зону американских войск, где продолжал вести антисоветскую деятельность, установил преступную связь с американской разведкой и, дав согласие работать в ее пользу, написал ряд клеветнических документов о руководителях ВКП (б) и Советского правительства, сообщил некоторые секретные сведения о СССР и лицах, интересовавших разведку. 1 мая 1946 г. он был передан американцами советскому командованию. (т. 2, л.д.93-134, 135-137, 138-140; т. 6, л.д.68-72; т.10, л.Д.53, 64-77, 86, 94, 103; т.14, л.д.22-36, 50-80, 84-87).

 

 МАЛЫШКИН В.Ф. пояснил, что 24 октября 1941 г. в районе г. Вязьмы, в период выхода из окружения, изменив Родине и не оказав сопротивления, сдался немцам в плен. Еще до сдачи в плен он переоделся в гражданскую одежду, спрятал удостоверение личности, партийный билет и пистолет системы "Наган". На допросах разгласил немцам ряд сведений, составляющих государственную и военную тайну, сообщил о составе 19-й армии Западного фронта по дивизиям, указал район дислокации, выдал сведения о выпуске слушателей академий мая 1941 г.

 Затем он поступил учиться на курсы фашистских пропагандистов вблизи г. Берлина (г. Вульгайд), которые окончил в июле 1942 г., и был назначен там же на должность помощника преподавателя фон Деропа по руководству занятиями одной из учебных групп, при этом сам проводил занятия с будущими пропагандистами. В декабре 1942 г. в г. Вульгайде установил преступную связь с Власовым, перейдя к более активным формам борьбы против Советской власти.

 При этом был переведен в г. Берлин в отдел пропаганды вооруженных сил Германии, куда прибыли Благовещенский и Жиленков. В это время в г. Берлине, по поручению германского военного командования, Власов занимался организацией так называемого "Русского комитета", который брал на себя руководство всей антисоветской деятельностью. С этой целью Власовым создана инициативная группа, в которую вошли он, МАЛЫШКИН, Благовещенский, Жиленков, Зыков и бургомистр г. Смоленска юрист Меньшагин.

 Власов ознакомил его, МАЛЫШКИНА, с политической платформой этого "комитета", смысл которой сводился к тому, что "Русский комитет" объединяет всех антисоветски настроенных лиц в СССР и за границей в единое целое и призывает их на борьбу с существующим строем в СССР. Все это было изложено в "Обращении "Русского комитета" к трудящимся России".

 Это обращение подписал в январе 1943 г. Власов как председатель, а он - как секретарь, которое было отпечатано миллионным тиражом и распространено в лагерях советских военнопленных, на территории СССР и за границей. "Русский комитет" брал на себя функции правительства. "Русскому комитету" были приданы антисоветские газеты "Заря (редактор Благовещенский) и "Доброволец" (редактор Жиленков), а также антисоветские курсы пропагандистов в г. Вульгайде.

 С февраля 1943 г. он, Благовещенский и Зыков регулярно ездили на эти курсы, читали лекции, разъясняли цели "Русского комитета". Под его, МАЛЫШКИНА, руководством в г. Дабендорфе в мае 1943 г. проведена антибольшевистская конференция, где он довел содержание обращения "Русского комитета", призвал к объединению вокруг "комитета" и к активизации борьбы с Советской властью. Тогда же были организованы еще курсы антисоветских пропагандистов в г. Дабендорфе (вблизи Берлина), начальником курсов был назначен Благовещенский, а его помощником - Трухин. Он же, МАЛЫШКИН, был назначен вместо Благовещенского редактором газеты "Заря". Трухин до указанного назначения находился в учебном лагере Вустрау по подготовке специалистов для работы среди местного населения в оккупированных областях СССР.

 Руководили этой подготовкой белоэмигранты, активные члены антисоветской организации "Национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП") Поремский и Брунст, а Трухин, Зайцев и Штифанов являлись преподавателями, впоследствии - в конце марта 1943 г. - они были переведены в г. Дабендорф. Все выпускники-пропагандисты после окончания соответствующих курсов направлялись в так называемые "добровольческие" части и лагеря военнопленных, где вели активную пропаганду, призывая бывших военнослужащих Красной Армии к вооруженной борьбе с Советской властью.

 В марте-апреле 1943 г. Власов выезжал в города Смоленск, Оршу, Могилев, Псков и другие, где проверял антисоветскую деятельность пропагандистов, выступал перед разными аудиториями с сообщением о создании "Русского комитета". Он, МАЛЫШКИН, ведя активную работу по созданию "добровольческих" частей для вооруженной борьбы с частями Красной Армии, выступал с публичными докладами, читал антисоветские лекции на созданных немцами курсах пропагандистов в г.г. Вульгайде и Дабендорфе. Выезжал с той же целью в лагеря советских военнопленных, находящиеся в районе г. Берлина и в Восточной Пруссии.

 В июле 1943 г. выезжал с бывшим командиром 41 стрелковой дивизии полковником Боярским в г. Париж, где выступил перед белоэмигрантами, которым заявил, что главной задачей "Русского комитета" является уничтожение большевизма и власти Сталина, призвал поддерживать немцев, ибо победа Германии явилась бы и победой "комитета". Жиленков в то же время и с теми же целями разъезжал по советско-германским фронтам.

Формированием "добровольческих" частей занимался немецкий штаб "добровольческих" войск под руководством генералов Хельмига и Кестринга. Созданные немцами "добровольческие" воинские части входили в состав немецкой армии. В 1943 году эти части из-за "предательства" стали перебрасываться немцами во Францию, Голландию, Данию, Бельгию и Северную Италию, освободив тем самым немецкие части, занятые на Атлантическом побережье, для переброски на советско-германский фронт.

 В этих "добровольческих" частях "комитетом" были созданы пропагандистские отделения, которые издавали информационные листы о положении на фронтах с антисоветским уклоном. К началу 1944 года все эти части были переформированы в "добровольческие" батальоны, которые входили в немецкие полки и предназначались для вооруженной борьбы с десантом англо-американских войск на Атлантическом побережье. Далее МАЛЫШКИН заявил, что в марте 1944 г. он вторично выезжал во Францию, а в последующем был в Голландии, Бельгии и Северной Италии, где около пяти месяцев призывал военнослужащих "добровольческих" батальонов к вооруженной борьбе с англо-американскими войсками на случай их высадки на Атлантическое побережье, так как они являются союзниками СССР. В это же время и с теми же целями Трухин выезжал в Италию и Голландию, а Зыков - в Данию.

 Указанные "добровольческие" батальоны участвовали в боях с воинскими частями западных союзников СССР, но сражались плохо. Как показал далее МАЛЫШКИН, на протяжении всей преступной деятельности он, Власов, Жиленков, Трухин и другие добивались согласия немцев подчинить "комитету" все воинские части и другие формирования, созданные и сформированные из числа советских военнопленных. Однако такое решение мог принять только Гитлер, но тот Власова не принимал.

 Тогда Власов добился встречи с Гиммлером, который заявил, что решение "русского вопроса" он взял на себя и Власов теперь должен согласовывать все свои дальнейшие действия не с представителями верховного командования вооруженных сил Германии, а только с управлением СС. При этом Гиммлер назначил к Власову своего представителя оберштурмбаннфюрера СС Крюгера.

 Гиммлер поручил Власову объединить все существовавшие под покровительством немцев антисоветские воинские, другие формирования и организации, предоставив право именовать этот объединенный орган "правительством" или "комитетом". Власову было разрешено создать 10 дивизий, которые немцы обещали вооружить, снабдить обмундированием и снаряжением. После этой встречи и был создан "Комитет освобождения народов России" ("КОНР"), составлен и утвержден Гиммлером манифест вновь созданного "комитета".

 В аппарат "КОНРа" входили: организационное управление под его, МАЛЫШКИНА, командованием; управление пропаганды, которое возглавил Жиленков; гражданское управление под руководством Закутного; штаб вооруженных сил "КОНРа" и "РОА", начальником которого был назначен Трухин.

 "КОНР" ставил своей основной целью свержение Советской власти путем вооруженного выступления, диверсий и совершения террористических актов в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

 Членами "КОНРа" являлись он, МАЛЫШКИН, Власов, Трухин, Жиленков, Благовещенский, Закутный, Буняченко, Меандров, Зверев, фон Лампе (руководитель белогвардейской организации "Русский общевоинский союз" в Германии, бывший генерал-майор Генерального Штаба царской армии), Крейтер (руководитель "Русского общевоинского союза" на Балканах, генерал-майор царской армии), Туркул (руководитель "Национального союза участников войны", генерал-майор царской армии), Казанцев (представитель от "Национально-трудового союза нового поколения", белоэмигрант), Жеребков (руководитель парижской белоэмиграции), Балабин (казачий генерал-лейтенант царской армии), Абрамцев (казачий генерал-майор Генерального штаба царской армии), Полозов (казачий генерал-майор царской армии), Омельченко (генерал-майор царской армии), Богданов (генерал-майор, бывший начальник артиллерии стрелкового корпуса Красной Армии), Севостьянов (генерал-майор, бывший начальник артиллерии армии Украинского фронта), Шаповалов (генерал-майор, бывший командир стрелковой дивизии Красной Армии) и другие белоэмигранты, генералы и офицеры царской армии, генералы и офицеры Красной Армии, ученые, преподаватели и иные лица (всего более 120 членов "КОНРа" и его сотрудников).

 МАЛЫШКИН далее пояснил, что членом "КОНРа" также являлся Боярский В.И. (полковник Красной Армии), который еще в конце 1942 года формировал вместе с Жиленковым отдельную стрелковую бригаду так называемой "Русской народной армии". Во главе отдельных частей этой бригады Боярский участвовал в боях против партизан Белоруссии и в Псковской области и один раз против регулярных частей Красной Армии. Одним из сотрудников "КОНРа" был майор Калугин М.А., который в 1943 году входил в состав карательного отряда майора Гиль К.А. Этот карательный отряд вел вооруженную борьбу с партизанами Белоруссии.

 14 ноября 1944 г. в г. Праге состоялось организационное заседание членов "КОНРа", на котором выступил имперский министр Германии Франк, заместитель Риббентропа обергруппенфюрер Лоренц и глава словацкого марионеточного правительства Тиссо. Заседание открыл профессор Руднев (член "комитета"). Власов зачитал манифест "КОНРа". После этого был избран президиум "комитета" и состоялось подписание манифеста.

После создания "КОНРа" он, МАЛЫШКИН, выступил перед гитлеровцами на конференции в Веймаре с докладом "Большевизм и Европа". Доклад был насыщен отборной инсинуацией на Советскую власть, партию. русский народ и его достижения.

 В составе организационного управления под его, МАЛЫШКИНА, руководством был создан отдел безопасности во главе с Тензоровым, который руководил охраной Власова и сбором сведений о деятельности казаков, кавказцев и украинцев, находившихся в введении восточного министерства Розенберга. С декабря 1944 г. этот отдел, также под его руководством, начал заниматься подготовкой агентуры для работы на советской территории, для чего была создана в районе г. Мариенбада школа по подготовке разведчиков и диверсантов. Указанная школа находилась в подчинении майора Калугина. Первый выпуск в количестве 30 чел. планировался для засылки в район Минских лесов для повстанческой деятельности.

 В декабре того же года под его, МАЛЫШКИНА, руководством было подготовлено и заключено с немцами кредитное соглашение о предоставлении "КОНРу" денежного кредита.

 По мере наступления советских войск, в марте 1945 г., "КОНР" в основном своем составе выехал в г. Карлсбад, оставив в г. Берлине небольшую группу сотрудников управления пропаганды, которая продолжала выпуск газет "Воля народа" и "За Родину".

 Кроме того, МАЛЫШКИН показал, что этим его преступная деятельность не ограничилась. После бегства в г. Фюссен он был инициатором сосредоточения "РОА" в Южной Баварии. В конце апреля 1945г. он, Власов, Жиленков, Трухин и другие приняли решение продолжить борьбу с Советской властью, перейдя на сторону американских войск. С этой целью 29 апреля 1945 г. он, МАЛЫШКИН, явился в штаб 20 американского корпуса, откуда был направлен к командующему 7 американской армии генералу Петчу, которому заявил, что прибыл от Власова с просьбой взять "КОНР" и "РОА" под покровительство американских властей и разрешить продолжить антисоветскую борьбу. Находясь у американцев, по выражению самого МАЛЫШКИНА, он "занимался гнусной деятельностью". Имел связь с американской разведкой, выдал интересующие ее сведения, перечислил все военные академии СССР и их назначение. Сообщил данные об академии Генерального штаба, дал подробные данные о наличии кафедр, программах обучения, видных деятелях академии. Раскрыл сведения мобилизационного порядка, данные о людских мобресурсах СССР. Дал отзыв на Маршала Советского Союза Конева, сообщил его автобиографические и служебные качества.

 Далее МАЛЫШКИН заявил, что он не собирался возвращаться в СССР и до последнего дня убеждал американцев, что является злобным врагом Советской власти, однако 26 марта 1946 г. был передан американцами военному командованию советских оккупационных войск в Германии, (т.2, л.д.62-87, 88-89, 90- 92; т.6, л.д. 18-24; т. 10, л.д.46, 52, 58-60, 85, 90-93, 102; т. 12, л.д.29-42, 46-52, 53-66, 67-71, 72-153, 159-167).

 

 ТРУХИН Ф.И. показал, что 27 июня 1941 г. вблизи г. Якобштадта (местечко Утены Литовской ССР), выбросив пистолет, сдался немцам в плен. На первом же допросе в штабе немецкого корпуса сообщил все сведения о себе, выдал ряд сведений, составляющих военную тайну. 30 июня того же года его направили в лагерь военнопленных в г. Шталупенен, а затем в Хаммельбургский лагерь, где содержались пленные генералы Красной Армии, в том числе Благовещенский, Закутный, Зыбин, Егоров и другие.

 Полагая, что Германия победит в войне с СССР и ведя антисоветские беседы, пришли к решению приступить к борьбе с Советской властью. В своих письменных анкетах он, Благовещенский и Закутный указали, что согласны вести борьбу с Советской властью. От Закутного ему стало известно, что бывший военный юрист 3-го ранга Мальцев С.А. по указанию немцев создал в лагере антисоветскую организацию, которую назвал "Русская трудовая народная партия" ("РТНП").

 В октябре 1941 г. он, Благовещенский, Егоров и Зыбин вступили в названную партию, а Закутный был переведен немцами в г. Берлин. Программа партии была разработана Мальцевым в ноябре 1941 г. Партия ставила перед собой цель - свержение Советской власти и установление на территории СССР буржуазного строя. В ноябре того же года программа "РТНП" была опубликована в Хаммельбургском лагере.

 Он, ТРУХИН, вошел в комитет и стал одним из руководителей этой партии, приняв активное участие в проведении антисоветской агитации среди военнопленных. Разработал положение о создании при "РТНП" военного отдела и программу работы этого отдела, рекомендовал создать отдельные группы из числа изменников Родины для заброски в советский тыл с целью проведения работы по разложению личного состава Красной Армии и для организации диверсионных актов.

 В дальнейшем он был переведен в лагерь Валь, где был вызван представителем восточного министерства Германии штурмфюрером Френцелем, который предложил ему принять участие в подготовке из военнопленных представителей гражданской администрации на оккупированной немцами советской территории, на что он дал свое согласие. В феврале 1942 г. в лагерь Валь прибыл Закутный.

 15 марта 1942 г. он и Закутный были переведены в лагерь Вустрау, а 24 апреля того же года его, ТРУХИНА, перевели в Цитенхорстский лагерь на должность коменданта лагеря по подготовке русских специалистов. В мае 1942 г. он, ТРУХИН, написал на имя немецкого командования докладную записку о необходимости ведения войны немцами на восточном фронте совместно с советскими изменниками Родины, что ускорит моральное разложение Красной Армии.

 В июле того же года он выезжал в Варшавскую немецкую разведывательную школу, где составил для преподавателей три конспекта лекций по организации войсковой разведки. 1 сентября того же года он получил немецкий паспорт и был назначен преподавателем Цитенхорстского лагеря, активно участвуя в подготовке кадров из числа изменников Родины, направлявшихся для антисоветской работы на оккупированную немцами советскую территорию.

 При этом лично читал антисоветские лекции, восхвалял фашизм и его руководителей, внушал слушателям антисоветской пропагандистской школы ненависть к советскому строю и его руководителям, склоняя к вооруженному выступлению и борьбе вместе с немцами против СССР. В ноябре того же года он был повышен в должности до старшего преподавателя.

 В октябре 1942 г. он выезжал в г. Берлин для встречи с белогвардейцем - руководителем антисоветской организации "Национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП") Байдалаковым В.М., который и создал эту организацию в 1930 году в Югославии. После указанной встречи он примкнул к этой организации, был введен в состав исполнительного бюро "НТСНП". В дальнейшем проводил вербовку новых лиц в эту организацию, занимался переработкой старых программных положений и устава "НТСНП". Далее ТРУХИН заявил, что в конце 1942 года Власов объявил о создании так называемого "Русского комитета", после чего стал добиваться у немцев согласия на открытие антисоветских пропагандистских курсов с целью вербовки советских военнопленных к вступлению в "добровольческие" немецкие воинские формирования (будущую так называемую "Русскую освободительную армию") и вооруженному выступлению на стороне немцев против советского строя.

 В феврале 1943 г. немцы разрешили Власову открыть курсы пропагандистов в местечке Дабендорф под г. Берлином. Преподавателями указанных курсов были изменники Родины, как правило, из числа гражданских лиц, а командирами учебных рот были изменники Родины из числа офицеров Красной Армии. Все завербованные на курсы проходили экзаменационную комиссию, к обучению допускались только лица со средним и высшим образованием. Окончившие Дабендорфские курсы принимали присягу на верность Гитлеру и Германии.

 Эти курсы фашистских пропагандистов были созданы на базе ранее существовавших пропагандистских курсов в лагере Вульгайде. Первым начальником Дабендорфских курсов был генерал Благовещенский, который до лета 1942 года содержался в Хаммельбургском лагере военнопленных, где вступил в "РТНП" и редактировал антисоветскую газету "Заря". Он же, ТРУХИН, первоначально был начальником учебной части этих курсов, а затем стал во главе их.

 Благовещенский в это время возглавил инспекторат по инспектированию и руководству пропагандистами в лагерях советских военнопленных. Он, ТРУХИН, в этот период втянул большое количество советских военнопленных на путь активной антисоветской деятельности. Из числа предателей и изменников Родины подготовил около четырех тысяч фашистских пропагандистов, которые использовались немцами для враждебной деятельности среди советских военнопленных и личного состава воинских частей, формировавшихся для борьбы с Советской властью. Выпускники-пропагандисты работали в Прибалтике, во Франции, Дании, Италии, Германии и других странах.

 При этом назвал полковника Зверева Г. А., который являлся выпускником Дабендорфских курсов, затем работал в инспекторате, выезжал в конце 1944 года в Норвегию для вербовки военнопленных в "РОА", формировал 2-ю дивизию "РОА" и которому немцы присвоили воинское звание "генерал-майор". ТРУХИН далее пояснил, что в конце марта 1943 г. в г. Берлине на квартире Байдалакова была организована встреча с Власовым. На встрече присутствовали он, Байдалаков и члены "НТСНП" - белогвардейцы Брунст, Вергун и Казанцев. Власов сообщил, что создаваемый им "Русский комитет" должен объединить русских военнопленных и советских граждан для создания армии и борьбы с советским строем. На предложение генерала Малышкина работать вместе с Власовым по созданию "Русского комитета" и "Русской освободительной армии" он дал свое согласие. Через некоторое время чиновник восточного министерства Френцель вручил ему предписание об откомандировании в распоряжение отдела пропаганды при ставке вооруженных сил Германии, в введении которого в то время находился Власов.

 Продолжая давать показания, ТРУХИН заявил, что, начиная с марта 1943 г., Власов добивался у немцев признания ими "Русского комитета" как законного органа по объединению русских военнопленных и советских граждан для борьбы с советским строем и в этой связи просил разрешить формирование из отдельных русских батальонов, действовавших в составе немецких войск на фронте, "Русской освободительной армии".

 Только в конце лета 1944 года через руководителя специального пропагандистского штаба Гиммлера "Скорпион" полковника СС Далькена Власову удалось получить согласие Гиммлера на встречу по месту дислокации штаба в г. Львове. У Далькена во Львове по указанию Власова работали 20 пропагандистов из Дабендорфа, в том числе Жиленков (бывший член Военного Совета), Боярский (бывший командир 41 стрелковой дивизии, полковник) и Зыков (бывший сотрудник редакции газеты "Известия"). Жиленков через Далькена и организовал встречу Власова с Гиммлером. Встреча была назначена на 21 июля 1944 г. Однако, в связи с покушением на Гитлера 20 июля, встреча состоялась только 19 сентября того же года в районе Летцена. Власов изложил Гиммлеру свои планы о создании "Русского комитета" и формировании "РОА". Гиммлер дал согласие на организацию "комитета", но не чисто русского, а "комитета", который охватывал бы все национальности и народности СССР.

 В этой связи впоследствии созданный Власовым "комитет" и получил название "Комитет освобождения народов России", а все существовавшие до этого в составе восточного министерства национальные "комитеты" народов Северного Кавказа, Грузии, Армении, Туркестана, Татарии и другие стали считаться второстепенными и с течением времени ряд из них влился в "КОНР".

 Гиммлером было также разрешено и формирование частей "РОА" из военнопленных и отдельных русских батальонов, действовавших до этого на восточном и западном фронтах в составе немецких войск. В начале ноября того же года Власов встречался с министром иностранных дел Германии Риббентропом, который объявил Власову, что германским правительством "комитет" признается юридически законным правительственным органом "Новой России".

 В декабре 1944 г. Власов был принят командующим воздушными силами Германии Герингом по вопросу формирования в "РОА" военно-воздушного флота и, наконец, в январе 1945 г. вместе с Жиленкоым Власов был принят министром пропаганды Германии Геббельсом. Последний принял их в связи с рассмотрением им вопроса постановки пропагандистской антисоветской работы среди военнопленных и в формирующихся воинских частях "РОА".

 На второй день после встречи Гиммлера с Власовым он, ТРУХИН, был вызван в г. Берлин к последнему, у которого уже находились Малышкин, Жиленков и Закутный. Власов изложил ближайший план, направленный на формирование самостоятельного "комитета", разработку манифеста и составление схем рабочего аппарата комитетских учреждений. "КОНР" формировался с расчетом, чтобы в него вошли представители наиболее многочисленных национальностей, в том числе из числа военных, интеллигенции, белоэмигрантов и рабочих.

 Список членов "комитета" составлял Малышкин, кандидатов в члены "комитета" из числа военных выдвигал он, ТРУХИН, из числа интеллигенции - Закутный, из белоэмигрантов - сам Власов и Жиленков. Все списки утверждал Гиммлер. Текст манифеста составлялся преподавателями Дабендорфских курсов, редактировался Жиленковым и окончательно отрабатывался Власовым, Жиленковым, Малышкиным, Закутным и им, ТРУХИНЫМ. Отработанный текст был представлен на утверждение Гиммлеру, который внес ряд исправлений и дополнений.

 14 ноября 1944 г. в г. Праге состоялось первое организационное заседание "комитета", на котором присутствовало около 200 чел. от военнопленных и белоэмигрантов, в том числе бывший командир дивизии полковник Койда, военинженер 1 ранга Яропуд, бывший начальник штаба кавполка майор Пшеничный, белоэмигрант - глава "РОВСа" в Германии генерал Лампе, генерал Бискупский и другие, и около 200 чел. немцев, в том числе руководитель протектората Чехии и Моравии Франк, представители министерства иностранных дел Германии обергруппенфюрер Лоренс, Рост, эсэсовцы - оберштурмбаннфюрер Крюгер, Рихард и другие. Заседание открыл член "комитета" - белоэмигрант, профессор медицины Руднев. После него выступил Власов, который провозгласил задачи "КОНРа" и огласил текст манифеста, в котором возводилась клевета на советский строй, на руководителей партии и правительства, говорил о необходимости борьбы с Советской властью.

 Манифест был подписан Власовым, Малышкиным, им, ТРУХИНЫМ, Закутным и другими членами комитета. После подписания манифеста был утвержден президиум "КОНРа", в который вошли Власов (председатель) и члены президиума - он, ТРУХИН, Малышкин, Закутный, Жиленков, Руднев, Богатырчук (профессор-рентгенолог из Киева), Цагол (профессор одного из московских ВУЗов), Левицкий (юрист), белоэмигрант, генерал-лейтенант казачьих войск Балабин и другие.

 Членами "КОНРа" были он, ТРУХИН, Власов, Малышкин, Закутный, Буняченко, Меандров, Боярский, Абрамов (руководитель болгарского отдела "РОВС"), Полозов (генерал-майор казачьих войск), Казанцев (журналист), Татаринцов (авиаконструктор), Стельмаков (профессор, геолог с Украины) и другие (всего свыше 70 человек).

 При "КОНРе" были созданы: управление пропаганды (руководитель Жиленков, он же заместитель Власова по пропаганде); организационное управление (Малышкин, он же заместитель Власова), в которое входили научный совет, отдел безопасности, юридический отдел, отделы военных сношений, финансовый, административно-хозяйственный; управление по гражданским делам (Закутный, он же заместитель Власова); штаб вооруженных сил "КОНРа" и "РОА" под его, ТРУХИНА, руководством, он же одновременно являлся и заместителем Власова по военным вопросам.

 Далее ТРУХИН показал, что штаб вооруженных сил "КОНРа" он и Боярский начали формировать сразу после встречи Власова с Гиммлером. К началу октября 1944 г. он представил Власову схему организации штаба и свои соображения о комплектовании основных должностей. Окончательную доработку схемы штаба он производил в соответствии с указаниями представителя немецкого главного командования генерала Кестринга, который именовался как командующий "добровольческих" войск.

 Штаб "РОА" состоял из следующих отделов: оперативного (начальник полковник Нерябин); разведывательного (майор Грачев), который состоял из отделений общевойсковой разведки (по совместительству Грачев), агентурной разведки (бывший сотрудник разведуправления Красной Армии старший лейтенант Гай) и контрразведки (бывший сотрудник пограничных войск НКВД СССР Чикалов).

 Собранные Грачевым сведения использовались в антисоветской пропаганде и при составлении ежедневной разведывательной сводки, в которую включались данные советских, английских и других иностранных государств о положении на фронтах. Отделение общевойсковой разведки осуществляло руководство подготовкой разведывательных частей в дивизиях "РОА", занималось подбором офицерского состава в эти разведчасти.

 Отделение агентурной разведки было организовано с целью руководства работой по подготовке агентов, забрасываемых в тыл Красной Армии со шпионскими и повстанческими заданиями. Отделение контрразведки существовало для выявления в частях "РОА" советской агентуры и различного рода враждебных "КОНРу" лиц. Далее в штаб "РОА" входили: командный отдел, отдел военной подготовки, организационный и формирования, пропаганды и агитации, артиллерийский отдел, инженерный, материально-технического обеспечения, шифровальный, связи, военно-юридический, военно-санитарный, военно-ветеринарный, административно-хозяйственный. При штабе имелся отдельный батальон охраны, состоящий из трех рот, одна из которых осуществляла охрану учреждений "комитета", а также личную охрану Власова, Малышкина и Жиленкова. Две других роты находились при штабе, охраняя служебные помещения штаба и дом, где размещался руководящий состав штаба. Для связи с германским командованием при штабе находилась группа германских офицеров, через которых он, ТРУХИН, поддерживал постоянную связь с генералом Кестрингом. Такие же группы имелись при формировавшихся дивизиях "РОА" в лагерях г.г. Мюнзингена и Хойберга. При "КОНРе" имелся отдел безопасности, который входил в организационное управление Малышкина, с функциями проведения разведывательной и контрразведывательной деятельности. Этот отдел был создан по инициативе Власова. Руководил отделом майор Кулагин, а затем Тензоров. Отдел был тесно связан с немецкими разведывательными и контрразведывательными органами. При отделе постоянно находились официальные сотрудники германской разведки.

 Отдел в основном пользовался материалами агентуры, засылаемой в советский тыл германскими разведывательными органами, но принимал меры к тому, чтобы иметь собственную агентуру. В январе 1945 г. майор Тензоров с санкции Малышкина ездил в Восточную Пруссию в один из германских разведывательных органов, занимавшийся подготовкой и переброской агентуры в тыл Красной Армии, для установления непосредственной связи с ним. Были созданы две разведшколы, одной из которых руководил Калугин. Вторая разведшкола была создана в районе г. Мариенбада, в которую набирались изменники Родины из дивизии Буняченко. Эта разведшкола в основном готовила организаторов повстанческого движения в тылу Красной Армии, шпионов и диверсантов.

 Кроме того, он, ТРУХИН, создал школу подготовки разведчиков в г. Братиславе (Чехословакия) для разведотдела штаба "РОА", которых предполагалось перебрасывать в тыл Красной Армии с целью сбора интересующих сведений, организации диверсий и повстанческой деятельности в прифронтовой полосе. Начальником школы был назначен белогвардеец Иванов, он же сотрудник германской разведки. Власов давал указания засылать в советский тыл своих агентов и меньше пользоваться немецкой агентурой. Разведшкола, созданная в районе г. Мариенбада отделом безопасности "КОНРа", в марте 1945 г. сделала выпуск агентов для заброски в СССР. В период с 27 февраля по 3 марта 1945 г. немцами передана в распоряжение "КОНРа" школа разведки, ранее находившаяся в введении штаба южного фронта германских войск. Отдел безопасности "КОНРа" выявлял людей, враждебно настроенных к Власову, "удалял" их, обеспечивал связь с СД.

 Затем он, ТРУХИН, создал у себя контрразведку во главе с Чикаловым, однако ее деятельностью руководил лично сам. Его контрразведка была связана со штабом Кестринга и представителями СС в лице Фосса. ТРУХИН далее пояснил, что основная масса воинских частей "РОА" комплектовалась из бывших военнослужащих Красной Армии, содержащихся в лагерях военнопленных. Непосредственное формирование дивизий производилось в лагерях г. г. Мюнзингена и Хойберга, специально для этой цели переданных немцами. Непосредственным формированием 1-й дивизии в лагере Мюнзингене занимался полковник Буняченко, которому немцы присвоили воинское звание "генерал-майор". Основным ядром этой дивизии явилась действовавшая ранее на востоке бригада СС под командованием изменника Родины бывшего инженера сахарного завода Каминского численностью около 5 тыс.человек и 2-3 "добровольческих" батальона, выведенных с разрешения немцев из Франции.

 Остальной личный состав был завербован в лагерях военнопленных в г. Дрездене, Восточной Пруссии и Силезии. К началу марта 1945 г. дивизия была полностью укомплектована, вооружена и обмундирована. Эта дивизия в своем составе насчитывала до 20 тыс.человек, 100 орудий, несколько танков, станковые пулеметы и автоматическое оружие. Там же в Мюнзингене была создана офицерская школа на 1500 чел. под командованием полковника Меандрова и отдельный саперный батальон под командованием капитана Будного. 2-я дивизия формировалась с января 1945 г. в лагере г. Хойберга полковником Зверевым под его, ТРУХИНА, руководством. Звереву немцы присвоили воинское звание "генерал-майор". В состав этой дивизии были введены два батальона, снятые с западного фронта, два батальона с восточного фронта и один батальон из Дании. Остальной личный состав вербовался Зверевым из советских военнопленных в Норвегии. Формирование этой дивизии было закончено к началу апреля 1945 г. Дивизия Зверева насчитывала до 13 тысяч солдат и офицеров, но вооружена и обмундирована была не полностью. Она имела до 1 тысячи германских винтовок, несколько ручных и станковых пулеметов. Западная бригада начала формироваться с марта 1945 г. по его, ТРУХИНА, указанию полковником Койда и к началу апреля 1945 г. насчитывала до 5 тыс. человек. В то же время в районе г. Штеттин белоэмигрантом Сахаровым был сформирован отдельный стрелковый полк численностью до 200 чел., 2-3 танково-истребительных и 2 маршевых батальона. В конце апреля 1945 г., по приказу Гиммлера, штабу "РОА" были подчинены белоказачий корпус под командованием генерал-лейтенанта фон Панвица численностью до 50 тыс.человек и казачьи полки под командованием Доманова численностью до 8 тыс. человек.

 Далее ТРУХИН заявил, что в 1944 году Буняченко во Франции принимал участие в боях с англо-американским десантом. Будучи командиром 1-й дивизии "РОА", принимал участие в боях с частями Красной Армии. В первых числах февраля 1945 г. по указанию Власова из личной охраны последнего и слушателей курсов в Дабендорфе была создана танковая истребительная группа, которая под командованием белоэмигранта Сахарова вела бои севернее г. Кюстрин с частями Красной Армии.

 В феврале 1945 г., когда части Красной Армии вышли к реке Одер и над г. Берлином нависла угроза, Власов предложил немцам организовать из русских военнопленных танковую истребительную бригаду для обороны города. Он, ТРУХИН, поддержал инициативу Власова и 7 февраля вместе с последним подписал приказ о формировании указанной бригады, назвав ее в целях конспирации "специальным соединением". Командиром названной бригады был назначен бывший командир стрелковой дивизии полковник Шаповалов. В связи с нехваткой вооружения Шаповалов в марте 1945 г. организовал только один танковый истребительный батальон из частей 1-й дивизии, который был направлен на фронт в район г. Франкфурта на реке Одер, где принимал участие в боях с воинскими частями Красной Армии. В начале апреля по приказу Власова в районе г. Котбус, недалеко от г. Берлина, против частей Красной армии действовала 1-я дивизия Буняченко в составе двух стрелковых батальонов и артиллерийского полка.

 К концу апреля, когда стало очевидным, что капитуляция Германии неизбежна, среди членов "КОНРа" началась паника, многие уехали на запад к швейцарской границе. Воинские части "РОА" отходили на юг Германии. Руководство "КОНРа", в том числе и он, ТРУХИН, рассчитывали, что после войны с Германией Англия вступит в войну с СССР и они будут продолжать борьбу с Советской властью, но уже на стороне Англии, при этом интенсивно искали связь с англичанами, чтобы предложить им свои услуги в будущей войне.

7 мая 1945 г. в г. Пшибраме (Чехословакия) он, ТРУХИН, был задержан офицерами Красной Армии, (т.2, л.д.141- 189, 190-196, 197-199, 200-203; т.6, л.д.1-3, 25-28, 29-31; т.10, л.д.55, 61-64, 87, 89, 102; т.15, л.д.39-46, 77-114, 194-235, 236-244, 245-263, 269-282, 283-316, 325-412; т.16, л.д.70-81)

 

 БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ И.А. пояснил, что 6 июля 1941 г. в местечке Сирава (Латвийской ССР) он добровольно сдался в плен, изменив Родине Находясь на допросе у немцев, выдал известные ему сведения, представлявшие военную тайну, рассказал о состоянии войск Красной Армии, о составе войск Либавского гарнизона, о системе обороны г. Либавы (Латвия). Кроме того, сообщил секретные сведения о состоянии укрепрайона на Кавказе. В последних числах июля был переведен в Хаммельбургский лагерь советских военнопленных, где вновь неоднократно допрашивался немцами с составлением соответствующей анкеты и протоколов допроса. При этом сообщил о состоянии подводных лодок и кораблей Либавской военно-морской базы. Рассказал о местах закладки фугасов на дороге Либава-Виндава-Рига, об укреплениях на Советско-Турецкой границе, о вооружении Красной Армии.

 В указанном лагере он находился до конца апреля 1942 г. и содержался в одной комнате с Трухиным, Егоровым Е. А. (бывшим командиром 4 стрелкового корпуса, генералом), Алавердовым Х.Н. (бывшим командиром стрелковой дивизии, генералом), Никитиным С. И. (бывшим командиром кавалерийского корпуса, генералом), Зыбиным Е. С. (бывшим командиром кавалерийской дивизии, генералом) и другими.

 Будучи убежденным, что Красная Армия неминуемо потерпит поражение, а Советская власть будет свергнута, принял решение с помощью немцев вести борьбу с большевизмом. В связи с этим в октябре-ноябре 1941г. он, Егоров и Зыбин составили письменное обращение к германскому верховному командованию, в котором изложили свои антисоветские взгляды и просили предоставить им возможность сформировать из числа советских военнопленных вооруженные отряды, после чего повести вооруженную борьбу с Советской властью.

На это обращение немецкие военные власти через капитана германской разведки Зиферта сообщили, что для осуществления указанной в обращении цели военным юристом Мальцевым и другими изменниками Родины уже создана "Русская трудовая народная партия" ("РТНП"). При этом Зиферт предложил всем желающим вступить в эту партию.

 В ноябре 1941 г. он, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, вступил в созданную по инициативе немцев в Хаммельбургском лагере советских военнопленных "РТНП" и, заняв в ней руководящее положение, проводил активную антисоветскую деятельность, писал статьи в антисоветскую газету "За Родину". Являясь начальником военного отдела "РТНП", он создал специальную комиссию, которая занималась антисоветской деятельностью среди военнопленных, вербовала их на службу к немцам, выявляла среди военнопленных политработников и сотрудников НКВД, которые затем передавались в руки гестапо. Лично руководя вербовочной комиссией, он сообщал в гестапо об офицерах Красной Армии, которые отказывались служить у немцев, и они впоследствии арестовывались.

 В феврале 1942 г. председатель ЦК "РТНП" военюрист Мальцев в отчете немцам указал, что членами партии выявлено и передано в руки гестапо более 2.000 советских военнопленных, враждебно настроенных к немецким властям, которые были уничтожены. В результате принятых мер к вербовке 75% военнопленных Хаммельбургского лагеря изъявили желание участвовать в вооруженной борьбе на стороне немцев с Советской властью.

 В апреле 1942 г. он, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, переведен немцами в г. Вульгайд на курсы антисоветских пропагандистов. В это время на курсах обучалось около 200 человек, было 9-10 учебных групп. Одним из руководителей группы был генерал Малышкин. Курс обучения рассчитан на 2-3 месяца. В связи с болезнью он, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, на курсах не учился, а был назначен там же начальником "школы молодежи". В школе сосредотачивались на правах военнопленных советские юноши в возрасте от 13 до 16 лет, тогда их было около 200 человек. Указанная школа значилась при немецкой организации "Гитлерюгенд" ("Гитлеровская молодежь"). Советские мальчики "обрабатывались" в антисоветском духе. В конце ноября 1942 г. эти военнопленные мальчики были направлены к бауэрам (помещикам) на сельскохозяйственные работы, а школа ликвидирована.

 Тогда представитель отдела пропаганды Верховного командования вооруженных сил Германии Штрикфельдт предложил ему работать ответственным редактором антисоветской газеты "Клич", на что он дал согласие и был направлен в г. Берлин к Власову, который переименовал указанную газету, назвав ее "Заря". Газета "Заря" являлась органом так называемого "Русского комитета", созданного под руководством Власова в конце декабря 1942 г. В состав редакции входило 10 человек.

 Первый номер газеты был выпущен 1 января 1943 г. от имени председателя "Русского комитета" Власова и секретаря этого "комитета" Малышкина. В газете было опубликовано обращение к бойцам и командирам Красной Армии и русскому народу.

 Далее Благовещенский заявил, что 4-5 февраля 1943 г. он. Малышкин. Зыков, Антонов и все сотрудники газеты "Заря" приняли присягу на верность "Русскому комитету", возглавляемому Верховным командованием германских вооруженных сил. Присягу принимал начальник отдела пропаганды полковник Мартин в присутствии Власова и Штрикфельдта. Вскоре он, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, как и другие сподвижники Власова, был обмундирован в военную форму немецкой армии и получил возможность жить свободно, вне лагеря. Он был одет в форму немецкого генерала и получил повышение по службе, назначен немцами на должность начальника Дабендорфских курсов антисоветских пропагандистов.

 Перед выпускниками ставилась задача - склонять военнопленных к борьбе с Советской властью и к вступлению в "РОА". Его заместителем на курсах был генерал Трухин, который был назначен на эту должность в апреле 1943г. Программу обучения и занятий составлял Малышкин. Трухин занимался составлением учебных планов и расписаний занятий, одновременно читал лекции.

 После выпуска фашистские пропагандисты направлялись в лагеря советских военнопленных и в воинские части, сформированные немцами из числа военнопленных. Они, в частности, направлялись на советско-германский фронт, во Францию, Италию, Норвегию, Бельгию и на оккупированную немцами территорию СССР. Всего было около 11 выпусков, подготовлено свыше 3.000 пропагандистов. На выпуски всегда приезжали Власов и Малышкин, устраивались военные парады, на которых Власов обращался к выпускникам с речью, призывая их к тесному контакту с немцами.

 В июне 1943 г. он, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, был награжден немцами "бронзовой медалью второй степени", в удостоверении к которой указано, что "награжден за боевые заслуги и усердную службу в германской армии". Такие же медали были вручены Власову, Трухину и Малышкину.

 В период с июля по ноябрь 1943 г. он находился в отпуске в г. Каунасе у своего брата, передав руководство курсами Трухину. В декабре 1943 г. его, БЛАГОВЕЩЕНСКОГО, немцы назначили на должность начальника инспекторской группы по контролю за работой фашистских пропагандистов, заместителем назначен генерал Красной Армии Богданов М. В. В инспекторскую группу входили генералы Богданов М. В. и Севастьянов А. Н., полковники Антонов Г. И., Койда, Зверев Г. А. (бывший командир 350 стрелковой дивизии), Таванцев и подполковники Корбуков В. Д. (помощник начальника связи 2 Ударной армии Волховского фронта) и Шатов Н. С. (начальник артиллерийского снабжения Северо-Кавказского военного округа). Инспекторская группа находилась в г. Дабендорфе. Отчеты о состоянии работы пропагандистов на местах он направлял в г. Берлин Власову.

 В октябре-ноябре 1944 г., после встречи Власова с Гиммлером, был создан "КОНР", который приступил к формированию "РОА". В это время инспектора, также как и пропагандисты, вербовали военнопленных к вступлению в "РОА". В конце 1944 году Зверев завербовал в Норвегии свыше 300 военнопленных, которые прибыли в г. Дабендорф и впоследствии вошли в формируемую 2-ю дивизию "РОА", командование которой немцы поручили Звереву.

 Гиммлер, от имени германского правительства, предложил Власову возглавить всю антисоветскую деятельность. Власову как руководителю "КОНРа" Гиммлер обещал передать все существовавшие уже воинские части и подразделения, созданные германским командованием из числа военнопленных для вооруженной борьбы с Красной Армией и Советской властью, а также все руководство пропагандой в лагерях военнопленных и наблюдение за лагерями "ОСТ", в которых содержались советские граждане, насильно вывезенные с оккупированных немцами территорий СССР и работавшие в германской промышленности. Власов согласился с указанными предложениями и приступил к более активной деятельности.

 БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ далее заявил, что с ноября 1944 г., после создания "КОНРа", ставившего целью свержение в СССР советского строя путем вооруженной борьбы, шпионажа, террора и диверсий, он, по предложению Жиленкова, был назначен Власовым начальником идеологической группы управления пропаганды указанного "комитета". В апреле 1945 г. он был вызван Жиленковым в г. Карлсбад на совещание, где было заявлено, что "КОНР" должен уйти в подполье и продолжать свою антисоветскую деятельность. После этого он убыл в г. Мариенбад, куда вскоре приехал Власов, выдал ему удостоверение, что он,

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, является представителем "КОНРа", и потребовал продолжать антисоветскую деятельность в англо-американской зоне. 3 июня 1945 г, он был арестован и доставлен в г. Москву. (т. З, л.д. 1-41, 42-45, 46-48, 49-51; т.6, л.д.8-12, 18-24, 32-34, 35-39; т. 10, л.д.53, 82-86, 104; т. 18, л.д.2, 16-23, 30-51, 55-68, 104-157; т. 19. л.д.1-25).

 

 ЗАКУТНЫЙ Д.Е. показал, что 26 июля 1941 г. в районе сел Большая и Малая Зимница Гомельской области, выходя из окружения, он не оказал сопротивления и добровольно сдался немцам в плен. Находясь в лагере советских военнопленных в г. Лодзь (Польша), он на неоднократных допросах выдал ряд данных, отнесенных к государственной и военной тайне.

 В частности, сообщил о вооружении Красной Армии, ее планах, об укрепрайонах Северо-Кавказского фронта и других районах, о дислокации военных заводов и их продукции, о политическом положении в СССР. Высказал свое мнение, что переворот в СССР возможен при организации его извне и сформировании нового правительства в г. Москве или в г. Ленинграде, изложив немцам свои доводы письменно.

 В сентябре 1941 г., находясь в Хаммельбургском лагере военнопленных, проводил среди пленных офицеров и генералов Красной Армии антисоветскую агитацию. В это время в лагере находилось около 12-ти генералов Красной Армии, в том числе Трухин, Благовещенский, Никитин (бывший командир казачьего корпуса Белорусского военного округа), Егоров (бывший командир 3 стрелкового корпуса), Зыбин (бывший командир кавалерийской дивизии) и другие. Его, ЗАКУТНОГО, немцы назначили старшим этого лагеря. Здесь он предложил немцам выработанную им программу будущего "русского правительства". Во время пребывания в лагере военнопленных в местечке Лихтенфельде в октябре 1941 г. он установил преступную связь с органами германской разведки, давал немцам объяснения по боевым уставам Красной Армии и укрепленным районам СССР, представив ряд письменных докладов по этим вопросам генералу Бирману и полковнику Гроссе.

 В феврале 1942 г. его перевели в лагерь, находившийся в местечке Валь, где в это время находился и Трухин. В середине марта того же года в этот лагерь приехал высокопоставленный чиновник восточного министерства Германии Френцель, который вызвал его, Трухина и военных инженеров Тихановского и Балецкого, предложив сотрудничество, на что все дали свое согласие.

 Спустя неделю его, Тихановского и Балецкого перевели в лагерь, дислоцированный в местечке Вудзец, а затем в лагерь, расположенный в местечке Цитенхорст, который находился в введении Розенберга. Лагерь был разбит на учебные группы по 15-20 человек, в каждой из которых проводились занятия, на которых читались лекции на антисоветские темы.

 Занятия проводили руководители антисоветской белогвардейской организации "Национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП") - белогвардейцы Брунст, Редлих, Трегубое, Евреинов, а также лейтенант Бабницкий, инженер-строитель Штифанов, бывший ассистент Микробиологического института при Академии Наук СССР Зайцев, бывший интендант 2 ранга Тензоров (Пузанов) и генерал Трухин. В этом лагере насчитывалось всего до 240 человек.

 В немецком учреждении, именуемом "Винета", занимался редактированием антисоветских брошюр и листовок, участвовал в редактировании немецких военных наставлений, предназначенных для "добровольческих" частей, находившихся в составе германских вооруженных сил. Этой работой занимался до августа 1944 г. С Власовым он познакомился в августе 1942 г. в г. Цитенхорсте, куда тот приезжал с капитаном Штрикфельдтом. В мае 1943 г. имел с ним встречу на выпуске фашистских пропагандистов в г. Дабендорфе.

 На этом вечере, помимо выпускников и слушателей курсов, присутствовали Власов, Жиленков, Благовещенский, Малышкин, Зайцев и Штифанов. На вечере Власов, Жиленков и Трухин выступили перед пропагандистами с антисоветскими речами, а Власов, кроме того, призвал всех присутствовавших к активной борьбе с большевизмом. Летом 1943 г., по приглашению Трухина, он неоднократно встречался с Власовым. При этих встречах, как правило, присутствовали Трухин, Малышкин и Жиленков. Власов постоянно жаловался, что немцы не дают ему развернуться, однако был уверен в более широком масштабе своей деятельности.

 19 сентября 1944 г. Власов имел встречу с Гиммлером, которого просил разрешить создать новый "комитет" и сформировать "РОА". После этой встречи Власов просил его, ЗАКУТНОГО, принять участие в создании "комитета" и дать список лиц из числа интеллигенции, желающих участвовать в антисоветской деятельности. 20 сентября 1944 г. Власов пригласил к себе на квартиру его, Трухина, Малышкина и Жиленкова, проинформировал о переговорах с Гиммлером и изложил план работы на ближайшее время, который заключался в создании "Комитета освобождения народов России" ("КОНРа"), разработке манифеста, создании рабочего аппарата "КОНРа". После этого совещания все присутствовавшие приступили к работе. Список членов "КОНРа" составлял Малышкин, кандидатов в члены "комитета" из числа военных выдвигал Трухин, а он, ЗАКУТНЫЙ, выдвигал кандидатов из числа интеллигенции и рабочих, при этом завербовал в "КОНР" до 60% членов "комитета" из числа интеллигенции. "КОНР" ставил своей целью совместно с фашистской Германией свержение Советской власти путем вооруженной борьбы, диверсий и совершения террористических актов против руководителей ВКП (б) и Советского правительства.

 Он, ЗАКУТНЫЙ, принимал участие в разработке манифеста, выпущенного "КОНРом", подписал его наряду с Власовым и другими, привлек к антисоветской деятельности ряд советских научных работников, а затем, возглавив гражданское управление "КОНРа", занимался подбором антисоветских кадров для органов власти на территории СССР в случае победы Германии.

 Манифест "КОНРа" был опубликован в антисоветской газете "Воля народа" 15 ноября 1944 г., а 1-е учредительное заседание "КОНРа" состоялось 14 ноября в г. Праге, на котором присутствовало около 2000 чел. приглашенных из числа советских военнопленных, белоэмигрантов и немцев. После поздравительных речей Франка и Лоренса выступил Власов, а заседание открыл белоэмигрант - профессор Руднев. В состав "КОНРа" и его президиума, в частности, вошли: он, ЗАКУТНЫЙ, Власов, Малышкин, Жиленков, Трухин, Мальцев, Буняченко, Меандров и другие изменники Родины. 18 ноября того же года, по случаю создания "КОНРа", в г. Берлине состоялось торжественное заседание всего состава "комитета", на которое было приглашено до 1 тыс. человек из числа советских граждан, насильно вывезенных из СССР в Германию.

 Далее Закутный дал подробные показания о структуре и учреждениях "КОНРа" и "РОА", которые полностью совпадают на этот счет с показаниями Власова, Малышкина, Жиленкова, Трухина и других. Кроме того, ЗАКУТНЫЙ заявил, что в структуру гражданского управления "КОНРа", которое возглавлял он, входили: общий отдел, рабочий, школьный и медицинский отделы, отдел кадров.

 Последний ведал учетом антисоветских кадров, их назначением на руководящие посты, разработкой и организацией органов гражданских управлений на территории СССР после победы Германии. Управлением разрабатывались вопросы будущего государственного устройства России. При "КОНРе" был создан отдел безопасности (начальник отдела майор Калугин), в функции которого входило проведение разведывательной и контрразведывательной деятельности.

 Отдел безопасности входил в организационное управление, возглавляемое Малышкиным. 1-я дивизия "РОА", под командованием полковника Буняченко, формировалась в г. Мюнзингене, насчитывала до 20 тыс.человек и была полностью оснащена материальной частью, укомплектована в основном за счет расформированной немцами карательной бригады Каминского, принимавшей участие в подавлении Варшавского восстания.

 Буняченко ранее командовал русским "добровольческим" полком, который участвовал на стороне немцев в боях против союзников СССР на побережье Франции, за что награжден немцами "железным крестом". При дивизии была создана под руководством полковника Меандрова офицерская школа "РОА". 2-я дивизия "РОА", под командованием полковника Зверева, укомплектована личным составом до 20 тыс. человек. За заслуги перед Германией немцы присвоили Звереву воинское звание "генерал-майор". 3-я дивизия "РОА" формировалась под командованием генерала Шаповалова. Авиационные воинские части "РОА" формировались под руководством полковника Мальцева в районе г. Мариенбада. Кроме того, был создан вооруженный отряд до 300 человек под командованием белоэмигранта полковника Сахарова для борьбы с советскими танками. В феврале 1945 г. этот отряд был переброшен в район Восточного Берлина для участия в боях против воинских частей Красной Армии. За участие в этих боях Сахаров и весь личный состав отряда был награжден немцами "железными крестами".

 В феврале 1945 г. 1-я дивизия под командованием Буняченко в районе юго-восточнее Берлина, на реке Одер, занимала оборону и вела боевые действия с воинскими частями Красной Армии. 8 апреле 1945 г., когда воинские части Красной Армии перешли в наступление на г. Берлин и положение для немцев, "КОНРа" и "РОА" стало катастрофическим, руководством "комитета" было принято решение перейти на сторону англо-американских войск, где продолжить борьбу против Советской власти. 26 апреля Власов выдал ему, ЗАКУТНОМУ, за своей подписью удостоверение на английском и французском языках, уполномочивающее вести соответствующие переговоры с англичанами и американцами.

 1-го мая г. Фюссен был оккупирован американскими войсками и он, ЗАКУТНЫЙ, был задержан американской полицией. 13 июня 1945 г. он был передан американцами в распоряжение советского командования, (т.2, л.д.204-236, 237-240, 241-242, 243-245; т.6, л.д.4-7; т.10, л.д.77-82, 103-104; т. 16, л.д.З, 10-19, 24-25, 26-34, 39-66; т. 17, л.д. 1-30).

 

 МЕАНДРОВ М. А. пояснил, что 6 августа 1941 г. в районе г. Умань в окружении немецких войск без какого-либо сопротивления сдался в плен немцам. На первом же допросе в штабе германской дивизии выдал государственную и военную тайну, сообщил немцам численный состав и вооружение 6 армии, заместителем начальника штаба которой он был. Показал направление выхода воинских частей и соединений 6 армии из окружения, указал место нахождения командующего армии генерал-лейтенанта Музыченко.

 9 августа его направили в лагерь советских военнопленных в г. Винницу, а затем в г. Замостье (Польша), где содержался в отдельном бараке с другими плененными полковниками Красной Армии, в том числе с начальником штаба артиллерийской дивизии 20 механизированного корпуса Любимовым, начальником штаба 26 стрелкового корпуса Соколовым и начальником химической службы 6 армии Некрасовым. При этом он и указанные лица приняли решение перейти на службу к немцам и начать борьбу с Советской властью.

 В июле 1942 г. он, Любимов и другие пленные офицеры Красной Армии были переведены в Хаммельбургский лагерь, где действовала созданная немцами "Русская трудовая народная партия" ("РТНП"), которая ставила своей целью совместно с фашистской Германией свержение Советской власти и установление в СССР буржуазного строя, что соответствовало его, Меандрова, и некоторых других изменников Родины антисоветским убеждениям.

 Во главе "РТНП" стоял военный юрист 3 ранга Мальцев и бывший начальник военно-морского училища в г. Либаве генерал-майор береговой службы Благовещенский. В конце июля он и Любимов вступили в члены указанной партии.

 Еще до вступления в "РТНП" он в течение июня месяца написал подробную докладную записку о секретных данных 6 армии, в частности, о численном составе, вооружении, местах боевых действий, оперативных планах командования и других вопросах, которую передал представителю германской разведки при Хаммельбургском лагере, установив, таким образом, преступную связь с германской разведкой. Став одним из руководителей "РТНП", он активно привлекал в ее ряды других изменников Родины.

 Однако эта деятельность продолжалась недолго, так как он вскоре принял участие в создании другой антисоветской организации - "Политический центр борьбы с большевизмом" ("ПЦБ"). Центр ставил перед собой цель - проведение борьбы с Советской властью путем заброски больших вооруженных групп диверсантов в отдельные районы СССР для подготовки вооруженного восстания. Инициатива создания "ПЦБ" принадлежала бывшему командиру дивизии Бессонову И. Г., который создал соответствующий штаб.

 В штабе имелось 5 отделов: оперативный, связи, организационный, политический (начальник отдела полковник Любимов) и отдел безопасности (начальник отдела генерал Будыхо).

 Планом "ПЦБ" предусматривалось подготовить воздушный десант до 5.000 человек, перебросить его в район рек Северная Двина и Обь и от Крайнего Севера до Сибирской железнодорожной магистрали, захватить в свои руки лагеря НКВД, привлечь заключенных и ссыльных на сторону повстанцев, вооружить их и вместе с ними развить повстанческую деятельность на юг. Далее "центр" намеревался овладеть промышленными центрами Урала. Лично он, МЕАНДРОВ, принимал непосредственное участие в обсуждении этих планов, являлся одним из авторов антисоветской брошюры под названием "СССР и мировая революция", составил устав военно-политической борьбы, проводил занятия с группой офицеров по вопросам военной тактики. Кроме того, он готовил шпионов, диверсантов и террористов. В мае 1943 г. Бессонов, Любимов, Бродников, Будыхо и другие выехали в г. Берлин к Власову с просьбой о слиянии "ПЦБ" с воинскими формированиями будущей "РОА".

 В июле того же года комендант лагеря гауптштурмфюрер "СД" Кюндель объявил ему, МЕАНДРОВУ, что немецкое военное командование приняло решение до слияния "ПЦБ" с будущей "РОА" направить участников "центра" для карательной деятельности на оккупированную немцами территорию СССР. Из числа членов "центра" был создан карательный отряд, командиром которого был назначен лейтенант СС Фюрст. Перед отъездом отряда на восток он, МЕАНДРОВ, выступил перед личным составом с антисоветской речью, благодарил немцев за доверие, призывал активно сражаться с оружием в руках против воинских частей Красной Армии и партизан. Тогда же карательный отряд прибыл в г. Остров Ленинградской области, где он, по предложению немецкого офицера, написал две антисоветские листовки, в которых призывал партизан прекратить борьбу с немцами.

 Он также выступил на собранном немцами митинге жителей г. Острова по случаю прибытия карательного отряда, высказал ряд клеветнических выпадов против Советской власти и заявил, что бывшие военнослужащие Красной Армии, находясь в плену, решили вместе с немцами бороться против воинских частей Красной Армии и советских партизан. Впоследствии карательный отряд в г. Радоме занимался карательной деятельностью против поляков.

 В дальнейшем его, МЕАНДРОВА, перевели в так называемый "свободный лагерь" под Бреславлем, где комендантом был Кюндель. В этом лагере концентрировались советские военнопленные инженеры и техники, изъявившие желание работать в немецкой промышленности. Там же находилась диверсионная группа в составе около 25 человек, которая занималась изучением радиоаппаратуры.

 Кюндель назначил его своим помощником и поручил проводить антисоветские беседы, в которых он, МЕАНДРОВ, клеветал на Советскую власть и ее правительство. В том же лагере он вступил в белогвардейскую террористическую организацию под названием "Национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП"), установил связь с ее руководителями Байдалаковым, Пермским и другими, проводил активную антисоветскую деятельность, вовлекал новых лиц в этот союз. В ноябре 1944 г. он установил преступную связь с Власовым, вместе с которым принимал активное участие в создании "КОНРа", ставившего своей целью свержение Советской власти путем вооруженного выступления, диверсий и террористических актов. Первоначально он служил в инспекторате Благовещенского, а затем на курсах фашистских пропагандистов в г. Дабендорфе, где его принял Трухин.

 На курсах он читал лекции по военной тактике, а также редактировал военные статьи в антисоветских газетах "Доброволец" и "Заря". По назначению Трухина был редактором "Офицерского бюллетеня "РОА" и "Пропагандиста восточного фронта". Вступив добровольно в состав "КОНРа", он, по предложению Власова, возглавил организационную комиссию по подготовке торжественного заседания "комитета", которое состоялось 14 ноября 1944 г. в г. Праге. До этого был подготовлен манифест, который подписал и он.

 Заседание открыл белоэмигрант - профессор Руднев, который предложил избрать Власова председателем "КОНРа". Решение было принято единогласно. Власов зачитал текст манифеста, в котором в антисоветском духе излагалось положение в СССР, возводилась клевета на руководителей Советского государства, которые якобы своей неправильной политикой привели страну к войне, и теперь народы России проливают кровь за империалистов Англии и США. Показывалась необходимость борьбы с большевизмом и сообщалось о создании для этой цели "КОНРа". После утверждения манифеста был избран президиум, в который вошли Власов (председатель), Малышкин (секретарь), Жиленков, Трухин, Закутный, он, МЕАНДРОВ, белоэмигранты Руднев, Балабин и другие.

 Далее МЕАНДРОВ дал подробные показания о структуре и учреждениях "КОНРа" и "РОА", которые полностью совпадают с аналогичными показаниями Власова, Жиленкова, Трухина и других.

 Кроме того, МЕАНДРОВ заявил, что он, состоя членом "КОНРа", был назначен Власовым заместителем начальника управления пропаганды, то есть заместителем Жиленкова, одновременно являясь начальником отдела пропаганды штаба "РОА". Отдел подчинялся начальнику штаба "РОА" Трухину. Он, МЕАНДРОВ, составил положение "О пропагандистах "РОА", в котором изложил построение пропагандистской работы в воинских частях "РОА", изготовил несколько антисоветских листовок, отпечатал большой тираж манифеста. В конце декабря 1944 г., по указанию Власова, он выехал в г. Грац (Австрия) для встречи с белоэмигрантской инициативной группой, по ее приглашению, для доклада о деятельности "КОНРа". Сделав соответствующий доклад, он призвал собравшихся белоэмигрантов и советских граждан, угнанных немцами, к объединению с "КОНРом" для борьбы с Советской властью.

 На обратном пути, проездом через Вену, он был у представителя "комитета" по Австрии генерала белой армии Крейтера и, по просьбе последнего, сделал аналогичный доклад на собрании белоэмигрантов. В начале января 1945 г., также по указанию Власова, он выезжал в Нюрнбергский лагерь советских военнопленных, где содержалась группа советских генералов, с целью вовлечь их в "РОА". Там он вызвал к себе на беседу генералов Лукина, Понеделина, Кириллова, Егорова и Потапова.

 Первые двое отвергли его предложения, а остальные вообще отказались разговаривать. Спустя некоторое время Власов поручил ему выехать в г. Прагу на заседание "Чешской антикоммунистической лиги", где он выступил и призвал к объединению для борьбы с большевизмом. Доложил, что в случае поражения Германии, "КОНР" перейдет на сторону англо-американских войск и, при столкновении Англии и США с СССР, выступит в качестве третьей силы против СССР.

 В начале февраля 1945 г., по указанию немцев, "КОНР" эвакуировался из г. Берлина в г. Карлсбад, а через несколько дней выехал и штаб "РОА" в г. Хойберг, где начала формироваться 2-я дивизия "РОА". Там он приступил к организации аппарата пропаганды в воинских соединениях. С этой же целью он выезжал и в 1-ю дивизию в г. Мюнзинген, куда позже приехал Власов и назначил его начальником офицерской школы "РОА", сообщив, что немцы присвоили ему, МЕАНДРОВУ, воинское звание "генерал-майор "РОА".

 Указанная школа готовила офицерские кадры для "РОА". Количество обучавшихся доходило до 1.000 человек. Срок обучения унтер-офицеров составлял 3 месяца, для остальных - 2 месяца. В середине марта 1945 г., по требованию германского военного командования, на фронт была направлена 1-я дивизия "РОА". которая приняла участие в боях с советскими войсками юго-восточнее г. Берлина.

 Кроме того, в г. Берлине был организован отряд под командованием белоэмигранта - полковника Сахарова, который участвовал в боях с войсками Красной Армии на реке Одере. О боевых действиях этого отряда Власов лестно отозвался. Тогда же Власов сообщил, что в г. Берлине создается бригада из русских рабочих, командиром которой назначен полковник Антонов.

 Еще до отправки на фронт 1-й дивизии "РОА" из ее состава был выделен противотанковый дивизион и направлен в одну из немецких воинских частей для участия в боях с советскими войсками. Он, МЕАНДРОВ, в офицерской школе готовил кадры для воинских частей и соединений "РОА".

 18 апреля 1945 г., в связи с приближением американских войск к г. Мюнзингену, обучение в школе было вынужденно прекращено и школа выступила походным маршем на юго-восток в направлении швейцарской границы, а затем повернула на восток в Чехословакию, где в районе г. Будевица 9 мая 1945 г. перешла на сторону американских войск.

 Не имея данных о месте нахождения Власова, Трухина и других руководителей "КОНРа", он решил взять на себя руководство антисоветской деятельностью, объявил себя командующим всеми воинскими частями и формированиями "РОА", перешедшими в американскую зону, и взял на себя руководство "КОНРом". При этом издал два приказа о присвоении офицерам очередных воинских званий до майора включительно. Сознавая тяжесть совершенных преступлений, бежал в зону американских войск, откуда не желал возвращаться на Родину, однако 12 февраля 1946 г. был передан американским командованием советским оккупационным войскам в Германии. (т. З, л.д.52-76, 77-79. 80-82; т. 10, л.д.98-100, 105-106; т.20, л.д. 16-47,61-89103-138146-161162-186188-246).

 

 МАЛЬЦЕВ В. И. показал, что он, являясь начальником санатория воздушного флота в г. Ялте и имея воинское звание "полковник", в силу враждебного отношения к Советской власти изменил Родине, уклонился от эвакуации в тыл СССР и добровольно перешел на службу к немцам, после чего проводил активную предательскую деятельность. 8 ноября 1941 г. добровольно прибыл в германский штаб СС, где заявил, что обижен Советской властью, а поэтому готов служить немцам.

 Через несколько дней он имел длительную беседу с шефом СС г. Ялты капитаном Хайнцем, который предложил сотрудничать с немецкой разведкой. Ему, МАЛЬЦЕВУ, поручалось выявлять в г. Ялте коммунистов и представителей советского актива. В период с декабря 1941 г. по июнь 1942 г. он написал антисоветскую клеветническую брошюру под названием "Конвейер ГПУ", которая была издана в Германии тиражом в 50.000 экземпляров, за что он получил от немцев 500 марок.

 В марте 1942 г. он назначен немцами бургомистром г. Ялты, а в сентябре того же года - мировым судьей. В июле-августе 1943 г., по указанию немцев, формировал в г. Евпатории так называемый "добровольческий восточный батальон "Хиви" для вооруженной борьбы с воинскими частями Красной Армии. Этот батальон формировался из предателей азербайджанцев, карачаевцев и других кавказских национальностей. К августу того же года батальон насчитывал 500 человек.

 Командиром батальона был назначен капитан германской армии Вольни. Он, МАЛЬЦЕВ, выполнял в батальоне функции политического руководителя, проводил антисоветские беседы, призывал личный состав к вооруженной борьбе против Советской власти, подготовил две антисоветские статьи, контролировал порядок и дисциплину.

 В августе 1943 г. он получил направление в г. Летцен в распоряжение Власова. Еще до этого он выступил со специальной статьей в немецкой газете "Голос Крыма", в которой полностью одобрил предательскую деятельность Власова и призывал объединяться вокруг него для борьбы с Советской властью. Кроме того, писал другие статьи антисоветского содержания, выступал перед населением г. Ялты с антисоветской речью. В конце сентября 1943 г. немцы пригласили его в местечко Морицфельд, где располагался лагерь авиаторов, завербованных на службу к Власову. Там было к тому времени всего 15 летчиков-предателей. В начале декабря того же года германский Генеральный штаб ВВС разрешил сформировать из русских военнопленных летчиков, изменивших Родине, "восточную эскадрилью", командиром которой назначили белоэмигранта Тарновского. На него, МАЛЬЦЕВА, немцы возложили руководство формированием и подбором летного состава.

 Эскадрилья была сформирована, и в первой половине января 1944 г. он сопроводил ее в г. Двинск, где передал в распоряжение командующего ВВС одной из немецких воздушных армий, после чего эта эскадрилья принимала участие в боевых операциях против польских партизан. По возвращении из г. Двинска он приступил к формированию из пленных советских летчиков "перегоночных групп" для перегонки самолетов с немецких авиационных заводов в действующие германские воинские части.

 При этом сформировал три таких группы общей численностью в 28 человек. Вербовкой летчиков занимался лично, завербовав около 30 человек, в том числе Героя Советского Союза капитана Бычкова. Затем до июня 1944 г. он занимался в лагере военнопленных в г. Морицфельде антисоветской пропагандистской деятельностью. 13 января 1944 г. в г. Кенигсберге выступил по немецкому радио с обращением к летчикам Красной Армии, призывая их к переходу на сторону германских войск и к борьбе на их стороне против Советской власти. В последующем еще там же выступил дважды с аналогичными призывами.

 В июле 1944 г. он был передан в подчинение руководителю пропаганды среди пленных советских летчиков майору Шмидту, который находился в подчинении начальника связи ВВС германской армии генерала Ашенбренера, одновременно выполнявшего функции представителя германского командования при Власове. В конце июля того же года он, МАЛЬЦЕВ, капитан фон Мантофель и фельдфебель Финтайзен, по указанию Шмидта, выехали в местечко Ноерн (Чехословакия) для вербовки слушателей на фашистские курсы пропагандистов в г. Дабендорф. Начальником указанных курсов в то время был генерал Трухин. Было завербовано и направлено на курсы около 60 советских военнопленных. В сентябре, с той же целью, они выезжали в лагерь для военнопленных в г. Карлсбад.

 В ноябре 1944 г. Ашенбренер сообщил ему, что Власов договорился с Гиммлером о создании так называемого "Комитета освобождения народов России" ("КОНРа") и "Русской освободительной армии" ("РОА") при нем, а также ВВС "РОА", и предложил заняться формированием штаба ВВС с назначением его, МАЛЬЦЕВА, командующим военно-воздушными силами "РОА" и присвоением ему воинского звания "генерал-майор". Для получения подробных инструктажей Ашенбренер направил его к Власову в г. Берлин, с которым он уже ранее неоднократно встречался по вопросам вооруженной борьбы на стороне немцев с СССР. При встрече с Власовым последний сообщил ему, что Гиммлер разрешил сформировать 10 дивизий "РОА", однако на первое время будут формироваться пока три дивизии.

 Он, МАЛЬЦЕВ, договорился с Власовым и Ашенбренером о формировании ВВС "РОА" в составе истребительной эскадрильи, одной разведывательно-штурмовой эскадрильи, одной эскадрильи связи, зенитного полка и парашютно-десантного батальона. Подбором кадров занимался лично, в том числе комплектовал штаб, в который ввел в качестве начальника отдела кадров капитана Науменко, а в качестве начальника отдела пропаганды майора Илюхина. Затем генерал Трухин направил ему для службы в штабе полковника авиации Байдака и майора Климовича.

 13 ноября 1944 г. он, МАЛЬЦЕВ, был приглашен в г. Прагу на первое заседание "КОНРа", которое состоялось на следующий день в лучшем дворце города. В состав "КОНРа" вошли Власов, Трухин, Малышкин, Жиленков, Меандров, Закутный и другие, а также несколько гражданских лиц разных национальностей. Председателем был избран Власов, который огласил манифест.

 После окончания заседания он, МАЛЬЦЕВ, возвратился в г. Карлсбад, где продолжал подбирать кадры для будущих формирований ВВС "РОА", готовил новый аэродром на станции Эгер. В конце декабря 1944 г. Геринг издал приказ о формировании ВВС "РОА" в составе истребительной, разведывательно-штурмовой эскадрилий, эскадрильи связи, зенитного полка и парашютно-десантного батальона.

 В приказе также говорилось, что генералу Ашенбренеру поручалось создать учебный центр для обучения личного состава указанных формирований и снабдить их немецкой материальной частью. После обучения все сформированные части должны быть переданы вместе с материальной частью в полное ведение русского командования, возглавляемого Власовым.

 Недели через три, по инициативе Трухина, к нему, МАЛЬЦЕВУ, были направлены полковник Ванюшин на должность начальника штаба, подполковник (белоэмигрант) Васильев на должность командира зенитного полка, майор "РОА" Лантуха на должность командира полка связи и подполковник "РОА" Коцарь на должность командира парашютно-десантного батальона.

 Далее Мальцев пояснил, что в начале февраля 1945 г. он сформировал истребительную эскадрилью под командованием капитана Бычкова, которому в дальнейшем было присвоено звание "майор "РОА". Эта эскадрилья первоначально дислоцировалась в г. Эгер около г. Карлсбада, затем передислоцирована на аэродром в местечко Дойче-Брод (восточнее г. Праги). Там же дислоцировалась разведывательно-штурмовая эскадрилья под командованием старшего лейтенанта Иванова, а затем капитана Шияна.

 В обеих эскадрильях было по 16 самолетов. Личный состав зенитного полка, полка связи и парашютно-десантного батальона, равно как и эскадрильи, занимался учебно-подготовительной работой. К апрелю 1945 г. в ВВС "РОА" насчитывалось около 3 тыс. человек и все они готовились принять участие в вооруженной борьбе против воинских частей Красной Армии.

 МАЛЬЦЕВ далее заявил, что его связь с германской разведкой велась через майора "РОА" Каюкова, который был у него начальником отдела безопасности. О своей контрразведывательной работе тот докладывал непосредственно начальнику отдела безопасности "КОНРа" Калугину, его же лишь информировал в общих чертах. В конце февраля 1945 г. Каюков доложил об аресте бывшего летчика "восточной эскадрильи" Горского, перелетевшего на сторону воинских частей Красной Армии, а затем оказавшегося в Вене или в Праге. Арестованный был передан немцам.

 15 апреля 1945 г., накануне эвакуации из г. Мариенбада, заместитель Каюкова Тухольников доложил ему, что в отделе безопасности содержатся под стражей 18 арестованных, судьбу которых необходимо решить. Большинство из них обвинялись в деятельности против Власова, однако дела предварительным следствием были окончены лишь в отношении шести арестованных, к которым он, МАЛЬЦЕВ, рекомендовал применить расстрел. Власов согласился с ним, указанных шестерых арестованных расстреляли.

 Чин "генерал-майора авиации "РОА" ему, МАЛЬЦЕВУ, был присвоен в конце февраля 1945 г. в связи с назначением на должность командующего ВВС "РОА" и вхождением в состав членов "КОНРа". До этого, с июня 1943 г., он носил форму полковника немецкой армии. Во второй половине февраля 1945 г. Власов и Ашенбренер наградили его и весь личный состав бывшей "восточной эскадрильи" и "перегоночных групп" немецкими медалями "За военные заслуги".

 В апреле 1945 г., в связи с наступлением воинских частей Красной Армии и войск союзников СССР, он организовал 4-тысячную колонну военнослужащих "РОА", которых перевел в расположение американских войск, имея цель продолжить враждебную деятельность против Советского Союза. Тогда же написал письмо на имя командующего американской армии Эйзенхауэра, в котором просил зачислить его на военную службу к ним, однако 16 августа 1945 г. был передан советскому командованию. (т. З,л.д.83-112, 113-114. 115-117;т.6, л.д.13-17, 25-28; т.10, л.д.93-95, 103; т.21, л.д.1-55; т.22, л.д.1-218; т.23, л.д.10-13, 14-43, 44-62).

 

 БУНЯЧЕНКО С.К. пояснил, что в августе 1942 г. он был командиром 389 стрелковой дивизии, которая занимала оборону на реке Терек. При отходе советских войск он преждевременно разрушил железную дорогу, за что 2 сентября того же года осужден к ВМН - расстрелу, но приговор утвержден не был. 24 сентября расстрел заменен 10 годами лишения свободы и он направлен на фронт. После освобождения из-под стражи он был назначен на должность командира 59 отдельной стрелковой бригады. В период с 26 по 30 октября 1942 г. в районе Урух-Ерокко-Лескен, в результате его нераспорядительности, бригада потерпела поражение. 31 октября 1942 г. в бригаду поступило боевое распоряжение - отходить для занятия нового рубежа обороны в районе Чикола-Лигора. Приказ он выполнил несвоевременно, в результате чего бригада прибыла на новый рубеж с опозданием на 3 часа, при этом была атакована немцами и вынуждена отступать в горы. В это время он получил новое назначение, его назначили командиром "восточной группы" численностью в одну дивизию. 15 декабря того же года ему сообщили, что за провал боевых операций 59 отдельной стрелковой бригады он подлежит привлечению к уголовной ответственности.

 Опасаясь вторичного ареста и суда, он 17 декабря 1942 г. в районе г. Орджоникидзе добровольно перешел на сторону врага. В немецком штабе на допросе сообщил известные ему секретные данные о численности 59 отдельной стрелковой бригады, вооружении, количестве боеприпасов, политико-моральном состоянии личного состава, о противохимической защите, о задачах "восточной группы" и соседних воинских частей Красной Армии.

Изменив Родине, твердо решил стать в ряды противников Советской власти. В связи с принятым решением он в апреле 1943 г., находясь в Херсонском лагере военнопленных, на призыв Власова вступать в воинские формирования ответил добровольным согласием и подал на этот счет соответствующий письменный рапорт. После этого он был отправлен в г. Летцен (Восточная Пруссия), где находился специальный лагерь германского штаба так называемых "добровольческих" войск генерала Кестринга, занимавшегося формированием воинских частей из военнопленных.

 Власов в то время в своем подчинении воинских частей еще не имел, и их формированием занимался только Кестринг. 9 июня 1943 г. его принял начальник лагеря подполковник Тарасов К.А., при этом он, БУНЯЧЕНКО, подписал текст присяги на верность Гитлеру и Власову. Спустя два дня ему вручили документы для поездки в штаб казачьих войск в г. Кировоград. Там начальник курсов по переподготовке офицерского состава подполковник германской армии Цезарь назначил его преподавателем военной тактики.

 Указанные курсы были созданы немцами для переподготовки офицерского состава из числа предателей Родины для казачьих и других антисоветских воинских формирований, участвовавших в вооруженной борьбе с воинскими частями Красной Армии. К изменнической службе относился добросовестно, полностью отдавая этому "делу" свой опыт и знания. При его участии было выпущено 60 офицеров для антисоветских воинских формирований.

 За добросовестное исполнение своих обязанностей, установленных немцами, он был награжден "бронзовой медалью", а в сентябре 1943 г. был направлен в г. Берлин. К осени 1943 года "добровольческие" части, созданные немцами из числа изменников Родины, содержавшихся в лагерях советских военнопленных, были переброшены с советско-германского фронта во Францию для защиты Атлантического побережья от вторжения англо­американских войск.

 При этом он получил новое назначение на должность офицера связи между этими "добровольческими" частями и германским штабом генерала Штольберга, который ведал подготовкой "добровольческих" батальонов на Атлантическом побережье Франции. Прибыв в г. Летцен, он встретился с подполковником Тарасовым и получил от него назначение во французский город Ле-Ман (Нормандия), куда прибыл в октябре 1943 г., поступив в распоряжение генерал-майора немецкой армии Штольберга.

 Находясь в г. Ле-Мане, он проводил показные военные занятия с офицерским составом и инспекторские смотры в "добровольческих" батальонах, обучал командный состав знанию новой техники, занимался отбором кадров в офицерскую школу, а также провел работу по методике обучения и управления войсками в ночных условиях. Им разработана система связи между германскими воинскими частями и "добровольческими" батальонами, а также метод управления массированным огнем минометов и оборонительными боями в ночных условиях, которые были использованы позже германским военным командованием.

 В марте 1944 г. он ездил в г. Летцен, где отобрал 12 офицеров для преподавания в формируемой унтер-офицерской школе в м. Кюйкидан. По распоряжению Штольберга он неоднократно выезжал на французское побережье Атлантического океана, где проводил соответствующую работу в "добровольческих" батальонах по методике обучения и управления войсками. За это усердие немцы наградили его второй германской медалью. Весной 1944 года в г. Ле-Мане он встретился с Жиленковым, который приезжал для организации работы по антисоветской пропаганде в "добровольческих" батальонах.

 В конце июня того же года от командующего "добровольческими войсками", действовавшими на западном фронте, генерала Нидермайера он получил приказание отправиться на фронт со специальным заданием. После вторжения англо-американских войск в Нормандию находившиеся в составе 7 немецкой армии "добровольческие" батальоны в результате боев были рассеяны на мелкие группы. При этом немцы поручили ему, БУНЯЧЕНКО, собрать эти группы, сформировать из них новые батальоны и отвести в учебный лагерь г. Кюйкидан.

 Ему удалось сформировать три таких батальона и отвести в лагерь. За эти действия он был награжден немцами "железным крестом второго класса". Выполнив поставленную фашистами задачу, он выехал в г. Париж в штаб генерала Нидермайера, где встретился с генералом Малышкиным, который являлся представителем Власова при немецких войсках, действовавших на французском побережье Атлантического океана.

 Он, БУНЯЧЕНКО, рассказал Малышкину о выполнении специального задания, обратив внимание, что русские солдаты (из числа военнопленных) небоеспособны, когда ими командуют немецкие офицеры. Малышкин в свою очередь сообщил ему, что побывал в "добровольческих" батальонах на северном побережье Франции, в Бельгии и Дании. Что в Дании находятся шесть "добровольческих" батальонов с русским командным составом, которые можно использовать при формировании "русской армии".

 При встрече с Нидермайером последний направил его, БУНЯЧЕНКО, в г. Берлин в распоряжение Власова. В августе 1944 г. в предместье г. Берлина в г. Дабендорфе в штабе он встретился с Власовым, который сообщил, что в ближайшее время должно начаться формирование "большой русской армии", но окончательно этот вопрос с немцами не решен, то есть он с ними еще не договорился.

 Власов также сообщил, что в целях активизации борьбы против Советской власти им намечено создать "Комитет освобождения народов России" ("КОНР"). При этом Власов особо подчеркнул, что формирование первых русский частей поручит ему. После этого Власов предложил ему до окончательного разрешения вопроса о формировании армии поехать в школу пропагандистов в г. Дабендорф.

 Находясь при указанной школе до октября 1944 г., он познакомился с будущим начальником штаба "РОА" генералом Трухиным, по поручению которого составил штаты пехотной дивизии. Трухин длительное время возглавлял Дабендорфскую школу пропагандистов, а затем, будучи начальником штаба "РОА", в тесном сотрудничестве со штабом войск СС осуществлял руководство формированием антисоветской армии и отправкой частей "РОА" на фронт для борьбы против советских войск.

 В конце октября 1944 г. Власов вызвал его, БУНЯЧЕНКО, из г. Дабендорфа в г. Берлин и сообщил, что вопрос о формировании "РОА" разрешен немцами положительно. Власов далее заявил, что хотя приказа о формировании частей он еще не успел издать, однако с согласия немецкого военного командования он назначает его командиром 1-й дивизии "РОА" и тогда же поручил ему ее формирование. Власов приказал создать аппараты пропаганды и контрразведки, несмотря на то, что штатами эти структуры предусмотрены не были. Получив после этого соответствующий инструктаж от Трухина и его указания организационно-технического порядка, он выехал в военный лагерь г. Мюнзингена, где приступил к работе по формированию дивизии

 8 ноября 1944 г. от Трухина получил сообщение, что Власовым включен в состав членов "КОНРа", первое заседание которого состоится в г. Праге, куда он, БУНЯЧЕНКО, должен прибыть 14 ноября. Однако, в связи с занятостью по формированию дивизии, ему разрешили на заседании не присутствовать. На втором заседании в декабре того же года он был и подписал манифест, проект которого готовили Власов, Малышкин, Жиленков, Трухин и Закутный.

 В состав "КОНРа" вошли Власов, он, Малышкин, жиленков, Трухин, Закутный, Меандров, Боярский, Музыченко, Балабин, Руднев, Андреев, Алексеев и другие, всего около 60 человек. Президиум "КОНРа" был избран на 1-м заседании 14 ноября 1944 г. и в него вошли Власов, Малышкин,Жиленков, Трухин, Закутный, Руднев и Балабин. Председателем избран Власов, секретарем - Малышкин. При "КОНРе" были созданы управления: военное (руководитель Трухин), пропаганды (Жиленков), гражданское (Закутный), финансовое (Андреев), народной помощи (Алексеев).

 Как член "КОНРа" он, БУНЯЧЕНКО, провел большую работу по формированию и обучению личного состава дивизии, с которой позже участвовал в боях против воинских частей Красной Армии. В январе 1945 г. Власов заявил ему, что на свержение социалистического строя в Советском Союзе следует идти при объединении всех антисоветских сил, имеющихся в Германии и советском тылу. Объединения следует добиваться путем пропаганды.

 Для этой цели Власов создал специальные взводы пропаганды, которые были оснащены ампулометами для заброски агитационных листовок. Отдел безопасности "КОНРа", в контакте с германскими разведывательными органами, занимался заброской своей агентуры в советский тыл.

 1-я дивизия "РОА" была отборной, в ее состав полностью вошла эсэсовская карательная бригада, которой ранее командовал Каминский. Эта бригада принимала активное участие в борьбе с партизанами на оккупированной территории Советского Союза и подавлении Варшавского восстания летом 1944 г. В момент ее включения в дивизию она насчитывала около 6 тыс. человек. Кроме того, в состав дивизии вошло до 3 тыс. человек из 30-й дивизии СС и несколько "добровольческих" батальонов, прибывших из Франции. Примерно 1 тыс. человек была завербована из числа русских рабочих, насильно угнанных в Германию, и 3 тыс. человек - из числа советских военнопленных.

 В состав 1-й дивизии "РОА" входили: первый пехотный полк (командир полка полковник Архипов Д.А., белоэмигрант, награжденный двумя немецкими медалями), второй пехотный полк (майор Артемьев, награжденный немецкой серебряной медалью), третий пехотный полк (майор Александров-Рябцев, 12 мая 1945 г. покончил жизнь самоубийством), артиллерийский полк (майор Жуковский В.И., в конце 1943 г. по его доносу была повешена группа военнопленных, которая готовилась к побегу из лагеря г. Дабендорфа, награжденный немцами 2-3 медалями), саперный батальон (капитан Воскобойников), разведывательный батальон (капитан Костенко), полк снабжения (капитан Трегубов), запасной батальон (подполковник Максаков П.К., награжденный "железным крестом 2-го класса"), контрразведывательный аппарат (старшина Ольховник П.С.) и аппарат пропагандистов. В начале 1945 года работником отдела безопасности майором Чикалиным, по приказанию начальника штаба "РОА" генерала Трухина, из дивизии было отобрано 18 парашютистов и радистов, которые были отправлены в г. Берлин.

 За высказывания советских настроений он, БУНЯЧЕНКО, в январе 1945 г. отправил на принудительные работы на германский завод одного унтер-офицера из дивизии, один солдат осужден судом при дивизии на 3 года тюремного заключения, 10 апреля 1945 г. были арестованы 10 человек во главе с майором Погромским, которые готовились к переходу на сторону Красной Армии.

 К началу марта 1945 г. 1-я дивизия "РОА" была сформирована и насчитывала около 20 тыс. человек. Дивизия была вооружена 12 танками "Т-34", 100 орудиями, винтовками и автоматами. За успешное формирование дивизии германское военное командование наградило его "серебряной медалью", а Власов, с согласия немцев, присвоил ему звание "генерал-майор "РОА". 6 апреля 1945 г. его дивизия прибыла на фронт в район ст.Либерозы на реке Одер.

 13 апреля, по приказу Власова, он выделил по одному батальону из 2 и 3 полков, противотанковый дивизион и артиллерийский полк для участия в боевых операциях против воинских частей Красной Армии. Указанные воинские части дивизии, по приказу германского штаба, вели бои с воинскими частями Красной Армии на реке Одер. Боевыми действиями руководил лично.

 После капитуляции Германии, не желая сдаваться в плен русским и боясь ответственности за совершенные преступления перед Советской властью, он бежал в зону англо-американских войск, куда увел личный состав 1-й дивизии "РОА", но вскоре был передан командованию Красной Армии. (т. З, л.д.118-137, 138-140, 141-143; т.6. л.д.49-52; т.10, л.д.87, 95-96-104; т.24, л.д.1-177; т.25, л.д.2, 8-10, 11а-11, 13-14, 17-19, 20-56, 57-71).

 

 ЗВЕРЕВ Г. А. показал, что 11 августа 1941 г., будучи командиром 190 стрелковой дивизии, в районе г. Умани был пленен немцами вместе с комиссаром дивизии полковым комиссаром Каладзе. Назвавшись украинской фамилией "Шевченко", был освобожден немцами из лагеря советских военнопленных. В марте 1943 г., будучи командиром 350 стрелковой дивизии, в районе Безлюдовка-Хорошево Харьковской области попал в окружение германских войск.

 При выходе из окружения 23 марта 1943 г. сдался немцам в плен, после чего содержался в лагерях для советских военнопленных г. Днепропетровска, г. Владимир-Волынска, в Ченстоховском лагере, а затем в лагере г. Лимбург (Германия). В конце июня 1943 г. он был освобожден немцами из лагеря и направлен на курсы фашистских пропагандистов в г. Дабендорф, согласившись с предложением генерала Трухина. В г. Дабендорфе был зачислен в резервную офицерскую роту будущей "Русской освободительной армии" ("РОА").

 Свое желание служить немцам он выразил добровольно, написав соответствующее заявление. Так называемым "Русским комитетом", возглавляемым Власовым, в г. Дабендорфе формировались кадры для будущей "РОА". В момент его прибытия там обучалось около 400 человек из числа изменников Родины, завербованных из разных лагерей советских военнопленных.

 Кроме курсов фашистских пропагандистов, в г. Дабендорфе находились две резервные офицерские роты, из которых по мере необходимости офицеры направлялись в русские "добровольческие" батальоны, действовавшие при немецких воинских частях. Обученные пропагандисты выезжали в эти батальоны и в лагеря для советских военнопленных для проведения антисоветской преступной деятельности.

 Начальником указанных курсов в то время был генерал Трухин, который разъяснил ему, ЗВЕРЕВУ, что "РОА" еще не создана, но "мы не теряем надежды, что в скором времени создадим большую армию". Все лица, находившиеся в Дабендорфском специальном лагере, носили особую военную форму, которую в будущем применила для себя "РОА".

 В роте резерва, где он проходил изменническую службу, находились генералы Красной Армии Благовещенский, Богданов и Севастьянов, полковники Койда, Антонов, Денисов, Таванцев и Яропут, подполковники Корбуков, Ершов, Любимцев и Васильев, майоры Бойко и Левандовский, другие генералы и офицеры Красной Армии.

 Дабендорфский специальный лагерь, в том числе и курсы антисоветских, фашистских пропагандистов, неоднократно посещал Власов, который заявлял, что "частей "РОА" много, но все эти части пока находятся у немцев. Придет время, когда все они перейдут под мое командование". Находясь в г. Дабендорфе, он, ЗВЕРЕВ, окончил курсы фашистских пропагандистов и после их окончания, в середине октября 1943 г., дал присягу быть верным Гитлеру.

 До ноября 1943 г. он, ЗВЕРЕВ, находился в г. Дабендорфе в резерве, а затем был зачислен в инспекторскую группу, созданную Трухиным при курсах пропагандистов. Возглавлял эту антисоветскую группу генерал Благовещенский, заместителем которого был генерал Богданов. Он, ЗВЕРЕВ, будучи инспектором, выезжал в лагеря для советских военнопленных Ганноверского округа (Северная Германия) и дважды в Норвегию. Цель поездок заключалась в проверке работы антисоветских, фашистских пропагандистов на местах, оказание им практической помощи, личное проведение антисоветской пропаганды. Кроме того, он лично занимался вербовкой офицеров для будущей "РОА". В Норвегии им лично было завербовано около 300 советских военнопленных офицеров и рядовых, которые были сконцентрированы в лагере № 303, а затем, в первой половине декабря 1944 г., вывезены в Германию в г. Мюнзинген, где в то время началось формирование 1-й дивизии "РОА" под руководством полковника Буняченко и общим руководством Власова. Так называемый "Комитет освобождения народов России" ("КОНР") был создан Власовым в ноябре 1944 г. с позволения Верховного военного командования Германии в лице Гиммлера. В состав "КОНРа" вошли Власов (председатель), генералы Жиленков, Малышкин и Шаповалов, полковники Буняченко, Меандров и Боярский, Науменко (белоэмигрант, войсковой атаман), другие генералы и офицеры. Руководили антисоветской деятельностью "комитета" члены президиума - Власов (председатель), Жиленков, Малышкин, Трухин и другие.

 Был выпущен манифест, в котором указывалось, что "КОНР" создан для объединения всех антисоветских формирований и организаций на борьбу против большевизма в союзе с фашистской Германией, а вооруженной силой является "Русская освободительная армия" ("РОА"). Манифест составлял Жиленков с участием Власова и Малышкина, и в ноябре 1944 г. он был опубликован в антисоветских газетах, после чего "КОНР" приступил к формированию "РОА" и штаба этой армии.

 В декабре 1944 г. был сформирован штаб "РОА" под руководством Трухина и его заместителя Боярского, с созданием различных отделов, отделений и других необходимых воинских структур. Одновременно с формированием штаба началось формирование 1-й дивизии "РОА". В основном 1-я дивизия "РОА" была укомплектована за счет карательной бригады Каминского (или, как ее называли, "РОНА" - "Русская освободительная народная армия").

 Предыстория этой бригады была следующей. В 1941 году, оставшись на оккупированной немцами территории, Каминский организовал из числа полицейских (немецких прихвостней) отряд по борьбе с советскими партизанами. К началу 1943 году в этом отряде насчитывалось около 15.000 человек и он был переименован в бригаду. В конце 1943 года Каминский переименовал бригаду в "РОНА". Он также пытался создать так называемую "Русскую национал-социалистическую рабочую партию".

 Бригада Каминского с первых ее дней вела активные боевые действия против партизан в районе Брянска. В 1944 году Каминский вместе со своей бригадой принимал активное участие в подавлении Варшавского восстания. В период создания "КОНРа" Каминский был расстрелян немцами за мародерство, а его бригада была передана в распоряжение Власова и вошла в состав формируемой 1-й дивизии "РОА".

 Формирование 1-й дивизии "РОА" происходило быстрыми темпами, и к февралю 1945 г. она была полностью укомплектована как личным составом, так и материальной частью, в том числе и вооружением. Численность дивизии достигла 20 тыс.человек офицеров и солдат.

 В конце февраля 1945 г., по случаю окончания формирования 1-й дивизии "РОА", в учебном лагере в г. Мюнзингене состоялся парад частей дивизии, который принимал Власов и генералы Кестринг и Ашенбренер.

Кестринг и Власов выступили с поздравительными речами. В своем выступлении Власов, в частности, заявил, что "началось формирование "РОА" и мы имеем реальную вооруженную силу в лице 1-й дивизии и офицерского училища". При этом Власов благодарил германское военное командование за оказанное ему доверие и помощь, заверив, что эта дивизия явится основой "РОА" и оправдает доверие германского командования в вооруженной борьбе с большевизмом.

 В начале марта 1945 г. ему, ЗВЕРЕВУ, было поручено сформировать 2-ю дивизию "РОА" и тогда же ему присвоено воинское звание "генерал-майор". Назначен же командиром дивизии он был еще в конце февраля 1945 г., о чем ему сообщил Трухин. Формирование дивизии проходило в г. Хойберге (Южная Германия), К началу апреля 1945 г. 2-я дивизия "РОА" была полностью укомплектована личным составом и насчитывала около 13.000 чел. офицеров и солдат.

 Дивизия была укомплектована в основном за счет бывших военнослужащих Красной Армии, уже ранее служивших в русских "добровольческих" батальонах немецкой армии. Из этого контингента он, ЗВЕРЕВ, укомплектовал пять батальонов. Шестой батальон и другие воинские части дивизии были укомплектованы им за счет отсеянных при комплектовании 1-й дивизии, а также из вновь завербованных в лагерях советских военнопленных.

 Во 2-ю дивизию "РОА" входили 1651 стрелковый полк (командир полка майор Алексеев), 1653 стрелковый полк (подполковник Головинкин), 1650 артиллерийский полк (полковник Петров), 1650 полк снабжения (майор Власов), казачий дивизион (подполковник Зиновьев, а затем подполковник Никифоров), батальон связи (поручик Кутепа), резервный батальон (капитан Курганский), взвод жандармерии (подпоручик Бабец), штабная рота (поручик Махнорыло), штаб дивизии (полковник Фунтиков).

 Материальной частью дивизия полностью обеспечена не была. В дивизии имелось 953 немецких винтовки, 120 автоматов, 8 ручных и 4 станковых пулемета, 60 ручных немецких пулеметов, 150.000 штук различных патронов.

 Кроме 1-й и 2-й дивизий "РОА", в подчинении Власова находились офицерское училище (начальник училища полковник Меандров), запасная бригада (полковник Койда), противотанковый истребительный полк (полковник белой армии, белоэмигрант Сахаров), ВВС "РОА" (полковник Мальцев), строительные батальоны и другие воинские формирования. В марте 1945 г. началось формирование 3-й дивизии "РОА", командиром которой был назначен генерал Шаповалов. Всего "РОА" насчитывала около 50 тыс. человек.

 Казачий корпус во главе с немецким генерал-лейтенантом фон Панвицем влился в "РОА" в середине апреля 1945 г. и насчитывал около 18 тыс. человек, влился также и "Русский охранный корпус" из Сербии. После сформирования 2-й дивизии "РОА" он, ЗВЕРЕВ, занимался с личным составом боевой подготовкой, проводил занятия по тактике с командирами частей.

 Кроме того, ЗВЕРЕВ заявил, что еще в конце 1942 г. Власов организовал в г.г. Вульгайде и Дабендорфе курсы по подготовке кадров для антисоветской пропаганды, создал "Русский комитет" для руководства всей антисоветской деятельностью. В его состав вошли Жиленков и Малышкин. Тогда же, по заданию немцев. Власов начал создавать при немецких воинских частях вооруженные отряды и так называемые "добровольческие" батальоны из советских военнопленных, завербованных в эти воинские формирования.

 Жиленков являлся заместителем Власова. С 1942 года Жиленков, будучи членом "Русского комитета" и заместителем Власова, являлся активным организатором пропаганды и вооруженной борьбы против Советской власти. В конце 1942 г. он, по заданию немцев, создал вооруженную бригаду и вместе с ней участвовал в вооруженной борьбе против воинских частей Красной Армии, выезжал в воинские части и лагеря, где выступал с призывами к борьбе с Советской властью.

 Малышкин - заместитель Власова - с 1942 г. являлся секретарем "Русского комитета" и одновременно до середины 1943 г. редактировал антисоветские газеты "Заря" и "Доброволец", выступал в "добровольческих" батальонах и лагерях советских военнопленных с антисоветскими лекциями, призывал к вооруженной борьбе против Советской власти и участвовал в инспектировании работы фашистских пропагандистов на местах. Трухин являлся активным участником по подготовке антисоветских кадров пропагандистов и созданию воинских частей для вооруженной борьбы против Советской власти. С 1942 года до начала 1943 года он был заместителем начальника Вульгайдской, а затем Дабендорфской школ фашистских, антисоветских пропагандистов. С начала 1943 года до ноября 1944 г. он - начальник Дабендорфской школы пропагандистов. Меандров в начале августа 1941 г. добровольно сдался немцам в плен и стал сотрудничать с германской разведкой. До конца 1943 г. работал в опросном лагере советских военнопленных, допрашивал пленных и собирал для немцев данные о промышленности, сельском хозяйстве и настроениях народов СССР. Далее ЗВЕРЕВ пояснил, что в середине апреля 1945 г. он получил от Трухина приказание следовать со своей дивизией из г. Мюнзингена в район г. Каплиц (на границу Германии с Чехословакией). Туда же должны прибыть офицерское училище, запасная бригада и строительные батальоны, из района г. Праги - 1-я дивизия "РОА", из Югославии - казачий корпус, из Сербии - "Русский охранный корпус" (сформированный немцами из белогвардейцев), то есть все вооруженные силы "РОА". После капитуляции Германии он. ЗВЕРЕВ, имел намерение перейти на сторону англо-американских войск, пытаясь избежать ответственности за совершенные преступления. Однако 9 мая 1945 г. в районе г. Линц он был задержан американцами и вскоре передан советскому командованию. (т. З, л.д.144-164, 165-166, 167-168; т.6, л.д.44-48, 49-52, 53-57, 58-63, 64-67; т. 10, л.д.96-97, 104-105; т.26, л.д.2-3, 5, 7, 17-21, 32-39, 40-43, 47-49, 57-59, 67-92, 109-111).

 

 КОРБУКОВ В.Д. пояснил, что с апреля 1942 г. он проходил военную службу в должности старшего помощника начальника связи 2-й Ударной армии Волховского фронта. В начале июля 1942 г. армия попала в окружение вблизи г. Любань Ленинградской области. Он как работник штаба армии первое время находился в группе командующего армии Власова, но затем выполнял задание по разведке и потерял связь с группой. Выходя из окружения, он 11 октября 1942 г. в 6 км от г. Старая Русса увидел немцев и вследствие проявленной трусости, без сопротивления сдался им в плен, несмотря на то, что имел при себе пистолет "ТТ", 30 боевых патронов к нему и ручную гранату.

 Добровольно сдавшись немцам в плен, он в августе 1943 г. также добровольно перешел к ним на службу и с этого времени до дня ареста его американцами, 9 мая 1945 г., проводил активную предательскую деятельность против СССР. Сразу же после добровольной сдачи в плен он на допросах выдал немцам некоторые данные, составляющие государственную и военную тайну. При этом сообщил сведения о постановке разведывательной службы и секретной переписке в Красной Армии.

 В дальнейшем он содержался в лагерях на станции Дно, в г.г. Порохове, Кальвария (Литовская ССР), Кюстрине (близ г. Берлина), в "Шталаге-Зб" г. Фюрстенберг, где в августе 1943 г. добровольно поступил на службу к немцам. 10 октября того же года был направлен в г. Дабендорф для обучения на курсах фашистских, антисоветских пропагандистов будущей "РОА", после окончания которых немцы присвоили ему звание подполковника и он принес присягу на верность гитлеровской Германии и Власову. После окончания названных курсов его зачислили в офицерский резерв, а затем назначили командиром резервной роты пропагандистов в г. Дабендорфе.

 В конце декабря 1943 г. он был направлен на службу в инспекторскую группу под руководством генерала Благовещенского по контролю за работой пропагандистов в лагерях советских военнопленных, в "добровольческих" батальонах и на территории, оккупированной германскими войсками.

 С этой целью он, КОРБУКОВ, выезжал в лагеря "Шталаг-ба" в г. Хемер Рурской области и "Шталаг-бд" в г. Дортмунде. В этих лагерях он помог немцам повысить производительность труда за счет ущемления в питании военнопленных и советских граждан, насильно вывезенных с оккупированных территорий СССР, не выполнявших нормы производства. В инспекторской группе Благовещенского он пробыл до начала ноября 1944г. В дальнейшем, по предложению начальника курсов Трухина, он занял должность начальника отдела связи в формируемом штабе "РОА", при этом инспектировал воинские подразделения связи "РОА".

 Штаб "РОА" фактически приступил к работе в конце декабря 1944 г., после создания "КОНРа". "КОНР" объединил в своем составе, помимо "РОА", белогвардейские и националистические антисоветские организации. Во главе "КОНРа" немцы поставили командующего "РОА" Власова, а в состав "комитета" вошли Малышкин, Жиленков, Трухин, Меандров, Боярский и другие. Он, КОРБУКОВ, как начальник связи штаба "РОА" инспектировал подразделения связи подчиненных ему воинских частей. Полковнику Звереву, командиру 2-й дивизии "РОА", было присвоено воинское звание "генерал-майор "РОА".

 В феврале 1945 г., по распоряжению Трухина, он, КОРБУКОВ, был включен в группу полковника Таванцева и выехал для инспектирования 1-й дивизии "РОА" в г. Мюнзинген. В марте того же года, также по приказу Трухина, вновь выезжал в 1-ю дивизию "РОА", которая в то время выступала на фронт для боевых действий против воинских частей Красной Армии, проверив ее готовность к боевым действиям. 17 апреля 1945 г., по приказу Власова, офицеры штаба "РОА" были объединены в сводную роту и пешим порядком вышли из г. Хойберга в направлении г. Фюссена. К этому времени ему, КОРБУКОВУ, присвоено воинское звание "полковник "РОА".

 8 мая 1945 г. в районе г. Кромау (Чехословакия) сводная рота офицеров штаба "РОА" встретилась с американскими войсками и перешла на оккупированную ими территорию. Находясь в деревне Кляден, Меандров объявил себя главнокомандующим "РОА", сформировал свой штаб, а затем издал приказ о воссоздании "КОНРа". Его же, КОРБУКОВА, назначил командиром офицерской роты "РОА" и ввел в состав "КОНРа", где он активно работал над тем, чтобы сберечь кадры "РОА". (т. З, л.д.169-187, 188-189, 190-193; т.6, л.д.40-43, 44-48; т. 10, л.д.100106; т.28, л.д.1-2, 10-16, 17-18, 20-21, 22-31, 38-43, 48-61, 101-156, 158-176).

 ШАТОВ Н.С. показал, что, занимая должность начальника артиллерийского снабжения штаба СКВО в г. Ростове-на-Дону, был убежден в успехе германской армии на фронте и считал, что Советская власть будет свергнута немцами. В связи с этим 19 октября 1941 г. он решил изменить Родине и перейти на сторону врага. Осуществляя свое преступное решение, он дезертировал из рядов Красной Армии и укрылся в одной из квартир г. Ростова-на-Дону, дожидаясь прихода немецких войск. После оккупации германскими войсками г. Ростова-на-Дону он, закопав в землю свой партийный билет, 27 ноября 1941 г. добровольно явился в немецкую комендатуру и предложил свои услуги. В связи с наступлением на город воинских частей Красной Армии, он вместе с немцами бежал в г. Таганрог, где явился к бургомистру города и сообщил, что является подполковником Красной Армии.

 После этого был направлен в штаб германских войск, где на допросе выдал немцам известные ему данные, составляющие государственную и военную тайну. Он, в частности, добровольно рассказал о военной тактике и вооружении Красной Армии, данные о численности и вооружении войск СКВО, предложив немцам свои услуги в борьбе с Советской властью. Затем он был направлен в лагерь военнопленных в г. Мариуполь, где содержался до марта 1942 г., после чего переведен в офицерский лагерь г. Летцен (Германия). Находясь в этом лагере, неоднократно в устной и письменной форме обращался к немцам с просьбой предоставить ему возможность служить им. В июле того же года он был переведен в офицерский лагерь в г. Хаммельбург (Германия), где назначен немцами кладовщиком вещевого склада. Там же он принимал участие в работе созданного немцами "военно-исторического кабинета", ведавшего сбором разведывательных данных о Красной Армии.

Возглавлял этот "кабинет" полковник Захаров, который предлагал советским военнопленным письменно сообщать ему о всех секретных данных воинских частей, в которых они проходили военную службу. Лично он, ШАТОВ, подготовил докладную записку об известных ему секретных данных по СКВО, а именно: о наличии войск, развертывании воинских частей округа с началом войны, формировании воинских частей, их обеспеченности вооружением, боеприпасами, и других данных, составлявших государственную и военную тайну.

 В середине ноября 1942 г. он перешел на службу в немецкую военно-строительную организацию "ТОДТ". Еще в Хаммельбургском лагере он состоял членом созданной немцами так называемой "Русской трудовой народной партии" ("РТНП"), которой руководил полковник Петров. Цель партии заключалась в свержении Советской власти и установлении буржуазного строя в СССР при помощи фашистской Германии. "РТНП" стремилась вовлечь в свои ряды большое число военнопленных и создать свою вооруженную армию. При этом был создан соответствующий комитет, в который вошли Меандров, Бродников, Любимцев и Жуковский. Комитет занимался вербовкой военнопленных в "добровольческие" воинские формирования, а в дальнейшем - в "Русскую освободительную армию" ("РОА").

 В августе того же года в Хаммельбургский лагерь прибыл бывший командир 41 стрелковой дивизии Юго-Западного фронта полковник Боярский, который объявил, что с разрешения германского военного командования он формирует так называемую "Русскую добровольческую армию" для вооруженной борьбы против Советского правительства и предложил всем вступать в ее ряды.

 Комитет "РТНП" принял решение всем вступить в эту армию, так как это соответствовало общим целям - начать вооруженную борьбу против Советской власти. Он, ШАТОВ, также вступил в эту армию под командованием полковника Боярского. Кроме того, он был и членом "РТНП", а в августе 1942 г. введен в состав ее комитета. В сентябре того же года был назначен немцами председателем комитета, после чего возглавил всю антисоветскую работу организации.

 Являясь председателем комитета "РТНП", вел активную предательскую работу среди советских военнопленных по созданию из них вооруженных сил. Имел постоянную связь с представителем германской разведки при лагере зондерфюрером Арнолем, которому доносил о советских военнопленных офицерах, их антифашистских высказываниях и антифашистской деятельности. В сентябре-октябре 1942 г. он донес ему на генерала Шепетова и майора Новодарова, которые проводили антисоветскую агитацию. Доносил и на других лиц. Активно "сдавал" таких лиц бывший командир 13 стрелковой дивизии генерал-майор Наумов (член "РТНП"), действия которого он, ШАТОВ, одобрял и поддерживал.

 В ноябре 1942 г. он, ШАТОВ, был освобожден из лагеря и направлен немцами на службу в военно-строительную организацию "ТОДТ". Первоначально он выехал в г. Берлин, где немцы формировали русское управление "ТОДТа", именовавшееся "Волгой". В декабре того же года в составе этого управления выехал в г. Борисов Минской области, где принес присягу на верность фашистской Германии и лично Гитлеру. Указанное управление ("Волга") являлось полувоенной организацией, которая вела работу по сооружению немецких укреплений, строительству мостов, дорог, ремонту автотранспорта и вооружения германской армии. В этом управлении он служил в должности начальника отдела пропаганды.

 В конце января 1943 г. его перевели на новое место службы в высшую русско-немецкую школу в г. Борисове, которая занималась подготовкой технических кадров для работы на строительстве военных сооружений, стратегических дорог и по ремонту германской военной техники. В этой школе он проходил службу у немцев на различных административно-хозяйственных должностях. Всего школой было переподготовлено 350 инженерно-технических работников, которые были направлены на руководящие посты.

 В сентябре того же года указанная школа свою работу прекратила, а в октябре он вместе с другими служащими "ТОДТа" выехал в г. Берлин, где получил назначение на работу в детский лагерь. Там он воспитывал советских детей в духе вражды и ненависти к Советской власти и повиновению немцам.

 В июне 1944 г. он перешел на службу к немцам в инспекторскую группу при восточном отделе германских вооруженных сил, которую возглавлял генерал Благовещенский И. А. Эта группа осуществляла контроль и руководство работой фашистских, антисоветских пропагандистов, в том числе и подготовленных для "РОА".

 В дальнейшем Власов рассказал пропагандистам "РОА", что фашистское правительство Германии разрешило ему организовать "Комитет освобождения народов России" ("КОНР"), который должен выполнять функции правительства России и обеспечивать руководство борьбой против большевизма. Власов также сообщил, что он имел встречи с Гиммлером, Геббельсом и Риббентропом, получив от них разрешение на объединение всех антисоветских организаций, существовавших в Германии, и создание общего единого центра по руководству ими, а также формирование "РОА" с передачей в ее подчинение "добровольческих" батальонов и других отдельных воинских формирований, созданных немцами из числа завербованных советских военнопленных - изменников Родины, действовавших в составе германских войск.

 Находясь на службе в инспекторской группе, он, ШАТОВ, в августе 1944 г., по заданию Благовещенского, выезжал в лагерь советских военнопленных в г. Грайсвальд (Германия), где проверял работу пропагандистов. В октябре-ноябре 1944 г., в связи с предстоящим созданием "КОНРа" и "РОА", встал вопрос о формировании артиллерийских воинских частей "РОА", а поэтому он, ШАТОВ, по заданию Богданова, организовал занятия по артиллерийским дисциплинам с 30-ю курсантами.

 14 ноября 1944 г. в г. Праге (Чехословакия) состоялось открытие "КОНРа", где был оглашен манифест, подписанный Власовым, Жиленковым, Трухиным, Малышкиным, Буняченко, Закутным и другими изменниками Родины. Был утвержден президиум "КОНРа", в состав которого вошли Власов (председатель), Жиленков, Трухин, Малышкин и другие. После создания "КОНРа" началось формирование штаба, воинских частей и подразделений "РОА".

 При этом он, ШАТОВ, был назначен на должность инспектора отдела артиллерии штаба "РОА" и занимался организационной деятельностью по созданию артиллерийской службы "РОА", готовил антисоветские кадры для формирования артиллерийских воинских частей, которые впоследствии участвовали в боях с воинскими частями Красной Армии. Одновременно, по заданию Трухина, он возглавлял специальную группу, занимавшуюся вербовкой советских военнопленных на военную службу в "РОА". При этом в период с декабря 1944 г. по январь 1945 г. в лагерях г. г. Штаргарда и Грайсвальда завербовал около 450 человек на службу в "РОА", около 120 человек завербовал лично. Выезжал с той же целью в лагерь советских военнопленных г. Нюрнберг, где завербовал 20 офицеров. Артиллерийский полк 1-й дивизии "РОА" принимал участие в боях с воинскими частями Красной Армии в районе г. Берлина.

 В мае 1945 г., в связи с капитуляцией Германии, намереваясь вести дальнейшую борьбу против Советской власти, он вместе с остатками штаба и частей "РОА", под руководством Меандрова, бежал к американцам, отказавшись от возвращения в СССР. Однако 5 сентября 1945 г. был передан военному командованию советских оккупационных войск в Германии. (т. З, л.д.194-213, 214-216, 217-220; т.6, л.д.32-34; т.Ю, л.д.101, 106; т.29, л.д.6-15,16-18,19-20,21,22-24,25-29,30-31,39-69,70-74,75-79,80-82).

 

 Кроме личных признаний всех подсудимых, их вина в инкриминированных им предварительным следствием и судом преступных деяниях полностью подтверждается многочисленными свидетельскими показаниями, вещественными и другими собранными по делу доказательствами, достоверность которых также не вызывает сомнений.

 Так, генерал-фельдмаршал КАЙТЕЛЬ Вильгельм на допросе пояснил, что сдавшимся в плен генералом Власовым первоначально занималось министерство иностранных дел Германии, затем Розенберг и Гиммлер. Весной 1943 года Власову серьезное внимание уделил Генеральный Штаб сухопутной армии, который предложил сформировать и вооружить русские части под командованием Власова. Секретарь имперской канцелярии министр Ламмерс специальным письмом обратил внимание фюрера на эту попытку. Гитлер самым решительным образом запретил все мероприятия по формированию вооруженных русских частей. Гиммлер также выступал против формирования русских частей под эгидой Генерального Штаба сухопутной армии. Однако в октябре-ноябре 1944 г. Гиммлер изменил свое отношение к Власову и встретился с последним. Затем, совместно с генерал-инспектором "добровольческих" соединений Генштаба сухопутной армии генералом Кестрингом, Гиммлер предложил ему доложить фюреру о необходимости формирования русских частей и широкого использования в этих целях генерала Власова. На это он, КАЙТЕЛЬ, решительно отказался. В дальнейшем Гиммлеру удалось получить разрешение фюрера на создание русской дивизии, которая была брошена в бой в апреле 1945 г. в районе южнее Франкфурта-на-Одере. Особое покровительство Власову оказывал только Гиммлер (т. 11, л.д.159-160).

 БРУНСТ Д.В. (русский эмигрант, инженер-строитель) показал, что "Национально-трудовой союз нового поколения" ("НТСНП") был создан из русской эмигрантской молодежи в 1929-1930 гг. белоэмигрантами Байдалаковым и Георгиевским. Они же являлись и руководителями этой организации.

 Высшим органом был совет "НТСНП". До августа 1941 г. исполнительное бюро "НТСНП" находилось в Югославии в г. Белграде, а затем в г. Берлине. Основная задача союза - борьба против Советского Союза, за реставрацию капитализма в России путем вооруженного восстания и совершения террористических актов против руководителей ВКП (б) и Советского правительства. Лично им, БРУНСТОМ, в лагере советских военнопленных Вустрау в августе 1942 г. был завербован в "НТСНП" генерал Трухин, полковник Меандров и другие, которые стали членами "НТСНП" и активно работали в этом союзе (т.4, л.д.147-153).

 ЗЫБИН Е.С. (бывший командир 36 кавалерийской дивизии, генерал-майор) пояснил, что в сентябре 1941 г. он содержался в Хаммельбургском лагере советских военнопленных в одной комнате с генералами Трухиным, Закутным, Благовещенским, Егоровым, Никитиным и Алавердовым. В этом лагере немцами в сентябре того же года была создана "Русская трудовая народная партия" ("РТНП"). Инициатором создания этой партии был военюрист Мальцев (бывший следователь одной из дивизий Красной Армии).

 В октябре 1941 г. Трухин вступил в эту партию и занял руководящее положение, одновременно назначен немцами старшим лагеря. Вместе с Трухиным в эту партию вступил и Благовещенский. В середине декабря 1941 г. он, ЗЫБИН, Благовещенский и Егоров составили и подписали обращение к германскому военному командованию, предлагая свои услуги в борьбе с СССР.

 Кроме того, они предлагали немцам приступить к формированию из числа советских военнопленных "добровольческих" отрядов для борьбы с воинскими частями Красной Армии и советскими партизанами, выражая готовность возглавить эти отряды. Первое аналогичное обращение было подписано только Трухиным и Благовещенским.

 Генералы Никитин, Алавердов, Ткаченко, Прохоров и Сотенский подписывать обращение отказались, в результате чего были отправлены в концлагеря, где подвергались избиениям и издевательствам со стороны немцев, в результате чего некоторые были забиты до смерти, другие расстреляны.

 Не дожидаясь ответа на свое обращение, приступили к вербовке военнопленных офицеров в "добровольческие" батальоны в Хаммельбургском лагере. Вербовка проводилась под наблюдением и контролем отделения "Абвера". Руководил вербовкой Благовещенский, который возглавил созданный президиумом "РТНП" военный отдел, в подчинении которого находились четыре вербовочные комиссии. Кроме того, руководимые Благовещенским вербовочные комиссии в процессе работы выявляли политсостав, работников особых отделов НКВД, коммунистов и других антигермански настроенных лиц, которые затем предавались немцам. Собранные материалы на таких лиц направлялись в гестапо, после чего указанные лица из лагеря "изымались" и куда-то отправлялись. Благовещенский лично выдавал немцам военнопленных офицеров, которые противодействовали вербовке (т.4, л.д.56-63).

 САМОХВАЛОВ А. В. показал, что в период с сентября 1941 г. по апрель 1942 г. в Хаммельбургском лагере Благовещенский призывал советских военнопленных к борьбе против Советской власти и Красной Армии, переходу в немецкую армию, в "добровольческие" отряды и батальоны, в полицию. Благовещенский выдавал немцам советски настроенных лиц, по его же доносу был арестован генерал-майор Никитин (т.5, л.д.29-31).

 БОГДАНОВ П. В. (бывший командир 48 стрелковой дивизии, генерал-майор) пояснил, что в конце 1941 года в Хаммельбургском лагере военюрист Мальцев являлся старшим полицейским, при этом избивал военнопленных сограждан и занимался мародерством. Он же, то есть Мальцев, разработал программу и устав антисоветской организации "РТНП", после чего являлся председателем "комитета" этой организации и проводил активную вербовочную работу (т.4, л.д. 158-162).

 БОГДАНОВ М. В. (бывший начальник артиллерии 8 стрелкового корпуса, комбриг) пояснил, что с 6 апреля 1942 г. он содержался в Хаммельбургском лагере советских военнопленных, в котором немцами был создан "военно-исторический кабинет", во главе которого был поставлен полковник Гаврилов. Лица, входящие в этот кабинет, занимались сбором секретной информации о Красной Армии и в целом о СССР.

 В этом же лагере действовала "РТНП", из членов которой немцами были созданы комиссии по вербовке советских военнопленных, желающих служить в германской армии и вести борьбу с Советской властью. В ноябре 1942 г. в Хаммельбургском лагере немцы, кроме того, вербовали специалистов для работы в германской строительной организации "ТОДТа", в которую он изъявил желание поступить и был зачислен. В декабре того же года в составе 120 человек был направлен в г. Борисов Минской области.

 В феврале 1943 г. немцы создали "высшую русско-немецкую школу инженеров и техников" для подготовки специалистов. Его назначили начальником учебной части. В июле того же года он был назначен заместителем русского управления "ТОДТа", но в октябре немцы ликвидировали эту строительную организацию. В ноябре того же года он установил связь с Власовым и был зачислен в его резерв офицерского состава, а затем в инспекторскую группу под руководством Благовещенского.

 В январе 1944 г. он более 10 раз выезжал в различные лагеря советских военнопленных вместе с другими инспекторами для проверки работы антисоветских пропагандистов. Особо отличился в этой работе инспектор подполковник Корбуков, который проверял работу пропагандистов в лагерях, в которых советские военнопленные использовались на работах в угольных и рудниковых шахтах.

 Установив, что их работа малопроизводительна, и желая выслужиться перед немцами, Корбуков предложил дифференцировать питание, то есть военнопленные, которые не выполняли норму выработки, ущемлялись в питании и за счет их улучшалось питание тех, кто выполнял такие нормы. Полковник Зверев также служил у немцев в инспекторской группе и дважды выезжал в Норвегию с проверкой работы пропагандистов в лагерях, а также для вербовки пленных офицеров на службу в "РОА".

 Зверев отличился на этой работе и заслужил у немцев доверие, в связи с чем в апреле 1944 г. был направлен во главе группы пропагандистов во Францию для активизации антисоветской деятельности в лагерях военнопленных и среди русских "добровольческих формирований". Во Франции Зверев пробыл около двух месяцев, выполнил порученное немцами задание и в ноябре 1944 г. был направлен в командировку в Норвегию вторично.

 На этот раз Зверев был командирован с заданием вербовать военнопленных офицеров Красной Армии на службу в "РОА". И это задание Зверев также выполнил, завербовав значительное количество офицеров. После возвращения из Норвегии Зверев в декабре 1944г. был назначен командиром 2-й дивизии "РОА". В конце декабря 1944 г., по представлению Власова, он, БОГДАНОВ, был назначен немцами начальником артиллерии "РОА".

 1-я дивизия "РОА" под командованием полковника Буняченко была сформирована к началу марта численностью до 18 тыс.человек. 2-я дивизия "РОА" сформирована под командованием полковника Зверева к апрелю численностью до 12 тыс. человек. Были созданы авиачасть и зенитная дивизия до 5 тыс.человек во главе с полковником Мальцевым, а также офицерская школа и резервный полк до 5 тыс. человек. Под командованием Шаповалова формировалась 3-я дивизия "РОА".

 В январе 1945 г. Власов сформировал противотанковую группу численностью 50 человек под командованием белоэмигранта полковника Сахарова, вооружил ее фаустснарядами и предложил германскому военному командованию использовать ее в боях с воинскими частями Красной Армии, наступающими на г. Берлин. Тогда же эта группа была послана на фронт в район Франкфурта-на-Одере. Группа Сахарова инсценировала переход на сторону советских войск и выполнила свою преступную задачу против Красной Армии. Действия этой группы были одобрены немцами, и спустя некоторое время они предложили Власову послать на фронт еще два противотанковых батальона. Один батальон был создан с отбором личного состава из 1-й дивизии "РОА", а второй - из 2-й дивизии "РОА", численностью до 1 тыс. человек. Противотанковые батальоны в марте-апреле 1945 г. были направлены немцами на фронт против воинских частей и соединений Красной Армии.

 В апреле 1945 г. немцы разрешили Власову послать на советско-германский фронт 1-ю дивизию "РОА", которая была направлена для вооруженной обороны юго-восточной части г. Берлина, где вела бои с воинскими частями Красной Армии. После нескольких дней боевых действий в указанном районе создалась угроза полного уничтожения дивизии войсками Красной Армии, поэтому дивизия была отведена в тыл, а затем отправлена в Чехословакию (т.4,л.д.20-35). ХМЫРОВ Ю. Л. (бывший штурман 2-го дивизиона торпедных катеров 1-й бригады Черноморского флота, лейтенант) показал, что с мая 1942 г. до октября 1944 г. он являлся официальным сотрудником ряда германских разведывательных органов, а в ноябре 1944 г. переведен в "РОА" и был адъютантом главнокомандующего "РОА" Власова А. А.

 В конце 1942 года Власов, по заданию немцев, создал "Русский комитет", в состав которого вошли генералы Малышкин Жиленков и Трухин. Цель этого комитета - сплочение вокруг себя всех антисоветских сил против Советского Союза. К Власову в это время присоединился Благовещенский. Для активизации фашистской пропаганды Жиленков в начале 1943 г. организовал выпуск газет "Доброволец" и "Заря", а Трухин был назначен немцами начальником школы фашистских пропагандистов в г. Дабендорфе. В школе постоянно обучалось до 200 человек, срок обучения - до 3-х месяцев. Весной 1943 года, по инициативе Власова и Трухина, немцами при школе была создана инспекторская группа во главе с Благовещенским. В группе проходили службу около 30 инспекторов, в том числе полковник Зверев, подполковник Шатов и другие.

 Далее ХМЫРОВ сообщил, что первое заседание "КОНРа" состоялось в г. Праге (Чехословакия) 14 ноября 1944 г. Председателем "КОНРа" был избран Власов. Президиум "комитета" состоял из девяти человек: Власов, Малышкин, Жиленков, Трухин, Закутный и другие. Затем Власов огласил манифест, в котором излагалась программа "комитета", сводившаяся к свержению в России вооруженным путем советского строя и установлению с помощью немцев на территории России буржуазного государства.

 В декабре 1944 г. "КОНР" приступил к формированию воинских частей "РОА" и к марту 1945 г. удалось сформировать две пехотные дивизии: 1-я дивизия под командованием полковника Буняченко численностью до 18 тыс. человек с полным вооружением и 2-я дивизия под командованием полковника Зверева численностью до 12 тыс. человек. Были созданы ВВС "РОА" в составе трех эскадрилий, зенитно-артиллерийского полка, полка связи и запасного полка, общей численностью до 7 тыс. человек. Командовал ВВС "РОА" полковник Мальцев.

 В январе 1945 г. Власов создал особый вооруженный отряд, командиром которого назначил своего старшего адъютанта - белоэмигранта полковника Сахарова. По согласованию с немцами этот отряд Власов направил на фронт в район г. Штеттина. Перед отправкой личный состав отряда был принят Гиммлером в г. Берлине в конце января 1945 г. Находясь на фронте, отряд Сахарова использовался немцами в борьбе с советскими танками. На фронте отряд находился более двух месяцев, и его боевыми действиями немцы остались довольными, весь личный состав был награжден германскими "железными крестами" и медалями. В апреле 1945 г. в районе г. Франкфурта-на-Одере 1-я дивизия "РОА" под командованием Буняченко, в составе которой находился отряд Сахарова, насчитывавший в то время до 800 человек, принимала участие в боях с воинскими частями Красной Армии.

 Наиболее активно проявил себя у немцев главнокомандующий ВВС "РОА" полковник Мальцев. Еще в начале 1944 года он сформировал эскадрилью в составе 30 самолетов, которая была позже включена в состав ВВС "РОА". На указанную должность Мальцев был назначен Власовым в конце 1944 года и до апреля 1945 г. им были созданы три боевые и одна учебная эскадрильи, а также зенитно-артиллерийский полк, полк связи и запасной полк. Был создан свой печатный орган, отдел разведки и контрразведки.

 Организацией шпионажа против СССР занимался заместитель начальника отдела безопасности "КОНРа" майор Калугин М. А. и его помощник белоэмигрант Ларионов В. А. В январе 1945 г. по договоренности между руководителями "КОНРа" была создана школа по подготовке агентов для заброски их в тыл Красной Армии. Занятия в школе под г. Мариенбадом продолжались до 6 апреля 1945 г. Слушателей было 22 человека, окончило школу только 15 человек (т.4, л.д.128-142).

 БЕССОНОВ И. Г. (бывший командир 102 стрелковой дивизии, комбриг) пояснил, что в конце мая 1942 г. в Хаммельбургском лагере советских военнопленных он дал согласие немцам на сотрудничество с ними. Ему было поручено сформировать из изменников Родины "добровольческий" корпус для борьбы с советскими партизанами и возглавить его. Полковник Меандров М.А. согласился служить в этом корпусе, однако в середине октября того же года немцы отказались от формирования указанного корпуса.

 Далее БЕССОНОВ заявил, что Меандров являлся активным участником "Политического центра борьбы с большевизмом" ("ПЦБ"). Они совместно разработали план выброски десанта в тыл Красной Армии для повстанческой деятельности. До этого Меандров занимал руководящее положение в созданной немцами "Русской трудовой народной партии" ("РТНП"). Он, БЕССОНОВ, создал в "ПЦБ" штаб. Меандров именовался командующим северной зоны десанта.

 В период подготовки десантников Меандров являлся старшим офицерской группы и действовал под фамилией "Соколов" (т.4, л.д. 109-113).

 МАКЕЕНОК А. Т. (бывший командир 381 стрелкового полка 109 стрелковой дивизии, полковник) показал, что еще в середине 1942 г. немцами были созданы из числа русских военнопленных "добровольческие" роты и батальоны, действовавшие в составе германских войск. Полковник Зверев неоднократно высказывал свое намерение объединиться своими преступными целями с Власовым. В мае 1943 г. он и Зверев объединились с изменником Родины Власовым. 3 августа 1943 г. он. МАКЕЕНОК, добровольно поступил на фашистские курсы пропагандистов в г. Дабендорфе, которые возглавлял генерал Трухин.

 В октябре того же года он окончил названные курсы и был направлен для антисоветской пропагандистской работы в лагерь советских военнопленных № 13 в г. Нюрнберг, где проработал до декабря 1944 г. К этому времени был создан под руководством Власова "КОНР" и сформирована под его же руководством "РОА". За достигнутые успехи и преданность немцам командиру 1-й дивизии "РОА" полковнику Буняченко. командиру 2-й дивизии "РОА" полковнику Звереву и начальнику офицерской школы "РОА" полковнику Меандрову немцы присвоили воинское звание "генерал-майор". В феврале 1945 г. 1-я дивизия "РОА" была сформирована и вооружена, а в марте направлена в район г. Штеттина для участия в боях с воинскими частями Красной Армии.

 В середине апреля 1945 г., по указанию немцев, офицерская школа "РОА", в которой он был преподавателем, выступила на соединение с частями 1-й дивизии "РОА" для участия в боях с воинскими частями Красной Армии. 8 мая 1945 г. Меандров и весь личный состав офицерской школы "РОА" перешел на сторону американских войск, равно как и штаб "РОА" с остатками 2-й дивизии и другими воинскими формированиями и частями. При этом на совещании офицеров "РОА" Меандров объявил, что он принимает на себя командование "РОА" и руководство "КОНРом" (т.4, л.д.1-12).

 СЕВАСТЬЯНОВ А. Н. (бывший начальник артиллерии 266 стрелковой дивизии 21 армии Юго-Западного фронта) пояснил, что в лагере фашистских пропагандистов в местечке Вульгайде он был в одной комнате с генералами Малышкиным, Благовещенским и Богдановым. Малышкин был преподавателем, а Благовещенский возглавлял фашистскую работу с советскими подростками.

 После перевода в Хаммельбургский лагерь он, СЕВАСТЬЯНОВ, принимал участие в работе "военно-исторического кабинета", возглавляемого полковником Гавриловым. Задача лиц, проходивших службу у немцев в этом кабинете, - сбор разведывательных данных секретного порядка о Красной Армии. Он лично письменно изложил немцам данные о боевых действиях 266 стрелковой дивизии.

 В ноябре 1942 г. он добровольно поступил на службу в немецкую организацию "ТОДТ", в которой также служили подполковник Шатов, Богданов, Наумов и другие. В конце января 1943 г. немцы создали при названной организации "высшую русско-немецкую школу инженеров и техников", начальником которой немцы назначили его, СЕВАСТЬЯНОВА, а Шатова назначили начальником административно-хозяйственной службы. В конце февраля 1943 г. был проведен первый выпуск специалистов, после чего ему, СЕВАСТЬЯНОВУ, была вручена от имени Гитлера "бронзовая медаль 2-го класса", а позже присвоено воинское звание "генерал-майор". Создание "КОНРа" было начато одновременно с формированием штаба "РОА", в котором он получил должность начальника отдела материального обеспечения (т.4, л.д.93-108).

 НАУМОВ А. З. (бывший командир 13 стрелковой дивизии, генерал-майор) показал, что в июле 1942 г. он был помещен в Хаммельбургский офицерский лагерь советских военнопленных, где узнал, что еще осенью 1941 г. немцами, при участии генералов Трухина и Благовещенского, была создана "Русская трудовая народная партия" ("РТНП"). Руководителем партии в то время был бывший начальник артиллерии СКВО подполковник Шатов Н.С., который и завербовал его в эту партию.

 Шатов лично призывал военнопленных к вооруженной борьбе с Красной Армией, занимался вербовкой военнопленных в русские "добровольческие" отряды, создаваемые немцами. По поручению Шатова он принимал участие в работе вербовочных комиссий. Под руководством Шатова в лагере действовал "военно-исторический кабинет", в котором работала группа членов "РТНП", занимавшаяся описанием боевых действий воинских частей и соединений Красной Армии на фронтах с отражением секретных данных. Все эти материалы сдавались германскому военному командованию. Шатов также представлял данные, известные только ему

 В сентябре 1942 г. Шатов заявил ему, что руководству "РТНП" в работе противодействуют пленные генералы Тонконогов, Тхор, Шепетов и полковники Продимов и Новодаров. При этом Шатов уточнил, что о сказанном он докладывал немецкому коменданту лагеря и предложил ему, НАУМОВУ, написать на указанных лиц дополнительный донос, что и было им исполнено. Вскоре комендант лагеря полковник СС Пелет вызвал его к себе и подтвердил информацию. Пелет обещал расправиться с Шепетовым и другими указанными лицами. В дальнейшем он, НАУМОВ, и Шатов поступили на службу в германскую военно-строительную организацию "ТОДТ": он в должности коменданта района работ в Белоруссии, а Шатов - начальника отдела пропаганды белорусского отделения "ТОДТа" (управление "Волга") (т.4, л.д.88-92).

 УЛЬЯНОВ А. Е. (бывший командир дивизиона 823 полка 301 стрелковой дивизии 21 армии, старший лейтенант) пояснил, что в сентябре 1942 г. он был доставлен в лагерь фашистских пропагандистов в г. Вульгайде под г. Берлином. В лагере было 800 военнопленных. 20 декабря того же года в лагерь приехали генералы Благовещенский и Малышкин, а также Зыков (бывший комиссар дивизии).

 Последний сообщил, что 17 декабря 1942 г. в г. Смоленске создан "Русский комитет", ставящий задачу борьбы с большевизмом, свержение Советской власти, построение новой России без большевиков и капиталистов. В марте 1943 г. он, УЛЬЯНОВ, был направлен на учебу еще и на курсы пропагандистов в г. Дабендорф, начальником которых был генерал Благовещенский, одновременно являвшийся членом "Русского комитета" вместе с генералом Трухиным, а последний одновременно был и начальником учебной части указанных курсов (т.5,л.д. 14-23).

 КОВАЛЬЧУК Н. В. (бывший военнослужащий Красной Армии, старший лейтенант) показал, что осенью 1942 г. генерал Жиленков с полковниками Боярским, Ивановым и подполковником Риль-Кабановым в районе г. Смоленска приступил к формированию первых "добровольческих" частей из числа перебежчиков и военнопленных изменников Родины для борьбы против Советского Союза. Жиленкову удалось сформировать такую дивизию, которая просуществовала до весны 1943 года.

 В декабре 1942 г., по заданию немецкого командования, был создан так называемый "Русский комитет" под председательством Власова. Цель комитета - пополнение немецкой армии и концентрация антисоветских сил для противопоставления и вооруженной борьбы с воинскими частями Красной Армии, борьба с большевизмом. Указанным "комитетом" позже стала создаваться "РОА". Основная задача "Русского комитета" состояла в вооруженной борьбе против Советской власти на стороне и совместно с германской армией. Эта борьба проводилась по директивам германского Генерального Штаба, одним из посредников между последним и "Русским комитетом" был офицер Генерального штаба капитан Штрикфельдт.

 Курсы фашистских, антисоветских пропагандистов были созданы в феврале 1943 г. во главе с генералом Благовещенским. С 10 октября до середины декабря 1944 г. он, КОВАЛЬЧУК, являлся личным секретарем Жиленкова (начальника главного управления пропаганды "КОНРа"). Затем Жиленков назначил его на должность начальника информационного бюро "КОНРа".

 Далее КОВАЛЬЧУК сообщил, что в системе управления пропаганды был учрежден отдел радиопропаганды. Этому отделу были переданы готовый аппарат и материальная база радиовещания, проводимого раньше немецкой организацией "Винета". В ноябре 1944 г. управление пропаганды располагало радиовещательными станциями в городах Кенигсберге, Варшаве, Вене, а позже учредило свои радиоредакции в городах Кракове, Братиславе и Праге.

 По линии кино Жиленков имел договоренность с немецкой киноорганизацией "Аусландвахеншау", которой была создана специальная киносъемочная группа, действовавшая по заданиям управления пропаганды. Этой группой были изготовлены фильмы "В штабе Власова", "Заседание комитета в Праге", "Вооруженные силы "РОА", "Летчики "РОА" (т.4, л.д. 180-182, 183-190, 191 -202, 203-214).

 РУТА Е. В. (бывший командир взвода 305 пушечного артиллерийского полка, младший лейтенант) пояснил, что 9 марта 1943 г. на курсы фашистских пропагандистов в г. Дабендорф прибыли Власов, Малышкин и Жиленков. Власов выступил перед курсантами и сообщил, что им, при поддержке немецких властей, создан "Русский комитет", председателем которого является он, Власов, секретарем - Малышкин, а членами "комитета" - Благовещенский, Жиленков и другие.

 Благовещенский в то время был одновременно руководителем пропагандистских курсов. Власов далее заявил, что "Русский комитет" разработал свою программу, которая содержала цели свержения Советской власти, заключение почетного мира с Германией, построение новой России без помещиков, капиталистов и большевиков, установление частного землепользования и частной торговли, восстановление государством крупной промышленности, а мелкой - частными предпринимателями.

 Для осуществления этой программы будет в дальнейшем сформирована "РОА". Антисоветские, фашистские пропагандистские курсы в г. Дабендорфе содержались при "Русском комитете" (т.5, л.д.6-11).

 РЕССЛЕР В. А. (военный переводчик, обер-лейтенант германской армии) показал, что он с апреля 1943 г. являлся переводчиком у бригадного комиссара Жиленкова Г. Н.

 Последний представил в 6 (восточный) отдел Главного управления имперской безопасности Германии план формирования "гвардейской ударной бригады "РОА". Жиленков, белоэмигрант Иванов и полковник Сахаров отобрали из карательной бригады полковника Гиль-Родионова и германской разведки до 500 человек и разместили их в лагере Кричев. Указанный план формирования предусматривал подготовку кадров для шпионско-диверсионной и террористической деятельности в тылу Красной Армии, а также ведение фронтовой разведки. Предполагалось сформировать два полка: один - особого назначения и второй - стрелковый.

Причем последний должен был явиться резервом для полка особого назначения. Ставился вопрос о подготовке в полку особого назначения группы террористов для заброски в г. Москву с целью совершения террористических актов против руководителей партии и Советского правительства.

 Кроме того, намечалась заброска групп полка особого назначения численностью от 3 до 8 человек в крупные города - Москву, Ленинград, Куйбышев и другие - с целью создания антисоветского подполья, внедрения в воинские части Красной Армии для разложенческой работы и агитации на переход на сторону "РОА". Стрелковый полк должен был заниматься военной разведкой на передовой линии фронта, захватом "языков" и добычей документов.

 Недели через две после направления плана к Жиленкову прибыл ответственный чиновник 6 отдела доктор Грейфе, после чего Жиленков приступил к детализации плана. Им было составлено расписание занятий по стрелковой, строевой и идеологической подготовке личного состава бригады, разработано 20-25 различных легенд для агентуры, даны заявки на необходимую сумму денег, снаряжение, обмундирование, оружие, документы и другие предметы и вещи, необходимые для экипировки агентуры. Жиленков считал, что некоторым агентам необходимо платить до 150 тыс. рублей, поэтому заявка на деньги была на сумму в 6 миллионов рублей.

 Однако поступило лишь незначительное количество обмундирования. Таким образом, дальше, чем составление плана, дело не пошло. Затем бригада была расформирована. После этого Жиленков был зачислен на должность консультанта или советника при 6 отделе. Одновременно он являлся начальником отдела пропаганды при восточном управлении Верховного командования германской армии и главным редактором антисоветской газеты "Доброволец".

 В январе-феврале 1944 г. в связи с тем, что значительная часть личного состава сформированных немцами с помощью Власова и его подручных так называемых "добровольческих" батальонов из числа военнопленных переходила на сторону Красной Армии, германское командование перебросило их с восточного фронта на западный.

 Командующий западным фронтом генерал-фельдмаршал Рунштедт обратился к Жиленкову с просьбой провести инспекционную поездку по русским "добровольческим" батальонам, навести в них порядок и поднять боевой дух. В первых числа февраля 1944 г. Жиленков и он, РЕССЛЕР, выехали с поставленной задачей во Францию, затем в Бельгию и Голландию. Доклад о результатах поездок был представлен командующему "добровольческих войск" немецкому генералу Кестрингу.

 В начале июня того же года он, РЕССЛЕР, выезжал с Жиленковым с той же целью в г. Львов (т.4, л.д.36-47; т. 14, л.д.92-103).

 ТАРНОВСКИЙ М. В. (белоэмигрант) пояснил, что с мая по сентябрь 1943 г. он служил в "ударной гвардейской бригаде" в Псковской области. С сентября по 3 декабря 1943 г. занимался формированием первой восточной авиаэскадрильи в местечке Морицфельд (Восточная Пруссия). Сформировав эскадрилью, он в ее составе вылетел в район г. Двинска.

 При этом занимал должность командира эскадрильи и имел звание капитана. Эскадрилья входила в состав немецких "добровольческих" воинских формирований и имела на своем вооружении 12 самолетов "У-2-ГАТА-145" и "АРАТО-66".Эскадрилья участвовала в подавлении партизанского движения в районах г. г. Двинска и Лиды в период с декабря 1943 г. по март 1944 г. Предварительно он вылетал на разведку, просматривал местность, устанавливал расположение партизанских лагерей, после чего производил обстрел и бомбардировку этих лагерей. Всего было подвергнуто бомбардировке 3-4 партизанских лагеря. В марте 1944 г. он с эскадрильей был переброшен из г. Двинска в район г. Лиды, где также проводил бомбардировку партизанских лагерей. В конце июля 1944 г. три экипажа эскадрильи перелетели на сторону Красной Армии, в связи с чем эскадрилья была расформирована. В конце августа того же года ему было поручено формирование новой эскадрильи для будущей "РОА". Он сформировал учебно-запасную эскадрилью восточных летчиков из 9 самолетов "У-2", а в декабре 1944 г., в связи с формированием штаба ВВС "РОА", эскадрилья была развернута в полк до 28 боевых самолетов.

 Военно-воздушные силы "РОА" к апрелю 1945 г. состояли из штаба, истребительной эскадрильи (16 самолетов "Мессершмидт-109"), ночной штурмовой эскадрильи (12 самолетов типа "ГАТА2145" и "АРАТО-66"), роты летно-технического резерва, зенитного полка, парашютно-зенитного батальона, роты пропаганды и полка связи. Главнокомандующим ВВС "КОНРа" и "РОА" был генерал-майор Мальцев В.И. (т.5, л.д.252-253).

 ДЕНИСОВ И. Д. (бывший командир полка 2 гвардейской стрелковой дивизии, полковник) показал, что в начале 1944 года он поступил на курсы фашистских пропагандистов, а позже зачислен в "РОА". Штаб "РОА" начал формироваться в ноябре 1944 г. Однако, начиная еще с конца 1942 г., немцы для вооруженной борьбы с частями Красной Армии создавали из числа русских военнопленных отдельные батальоны ("добровольческие" батальоны), которые именовались частями "РОА" и действовали в составе германской армии.

 Осенью 1944 года Власов приступил к организации "КОНРа" и "РОА". Он, ДЕНИСОВ, был назначен на должность начальника отдела формирования штаба "РОА". В январе 1945 г. Власов в своем приказе № 1 объявил, что Гитлер назначил его, Власова, командующим войсками "РОА", а начальником штаба он сам назначил Трухина.

 Тогда же, при встрече с Риббентропом, Власовым было заключено соглашение с министерством иностранных дел Германии о предоставлении "КОНРу" денежного займа в размере 50 миллионов немецких марок для обеспечения антисоветской деятельности. Кроме того, ДЕНИСОВ сообщил, что созданный отдел безопасности "КОНРа" под руководством подполковника Калугина занимался выявлением лиц, склонных к поддержке социалистического строя в СССР, и привлечением таковых к судебной ответственности.

 Так, в марте 1945 г. в г. Хойберге военным судом 2-й дивизии "РОА" были осуждены два офицера якобы за подготовку теракта на Трухина и Зверева. Один из них приговорен к расстрелу, другой - к тюремному заключению. Были приговоры к ВМН - расстрелу и в отношении других лиц, нарушивших "власовские законы". При этом приговоры утверждал лично Власов. 10 мая 1945 г. Меандров приказом по "РОА" объявил себя командующим, одновременно возглавив "КОНР" (т.4, л.д. 114-127).

 БЫЧКОВ С. Т. (заместитель командира 482 истребительного полка 322 истребительной дивизии, капитан) пояснил, что в феврале 1944 г. в лагере военнопленных в г. Морицфельд (Восточная Пруссия) он был завербован на службу к немцам полковником Мальцевым В.И., а в дальнейшем и в "РОА". При этом Мальцев сообщил, что уже сформировал "восточную эскадрилью" в г. Двинске, которая ведет борьбу с партизанами, а отдельные подразделения занимаются перегонкой немецких самолетов с заводов на немецкие военные аэродромы. К вербовке летчиков непосредственное отношение имел и Власов. До декабря 1944 г. он, БЫЧКОВ, использовался на перегонке самолетов, а в январе 1945 г. назначен командиром истребительной эскадрильи. Командующим ВВС "РОА" немцами назначен Мальцев, которые в феврале 1945 г. присвоили последнему воинское звание "генерал-майор" и наградили немецким орденом (т.4, л.д.48-55).

 ГАВРИЛОВ С. Ф. (профессор экономических наук) показал, что в 1944 году Мальцев формировал из русских девушек отряд "Лифт Хельфериннен" для обслуживания зенитных батарей, прожекторных установок и пунктов наблюдения за полетами неприятельских самолетов (т.4, л.д.235-242).

 НИКОЛАЕВ Н. П. (бывший подполковник Красной Армии) пояснил, что 28 марта 1945 г. 1-я дивизия "РОА" в полном составе сосредоточилась на ст. Либерозы и, по приказу немцев, занималась строительством 3 и 4 оборонительных линий в районе Фюрстенберга. В начале апреля того же года 1-й дивизии был придан 4 полк "РОА" в составе 1.400 человек. Числа 8 апреля того же года от немцев поступило распоряжение подготовить 1-ю дивизию "РОА" на вступление к боевым позициям для проведения наступательных операций против воинских частей Красной Армии, что подтверждено Власовым. Выполняя распоряжение немецкого командования и приказ Власова, он и Буняченко разработали боевую операцию на 13 апреля по ликвидации плацдарма частей Красной Армии на западном берегу реки Одер южнее г. Фюрстенберга силами 1-й дивизии "РОА" и 391 немецкой пехотной дивизии.13 апреля части 1-й дивизии "РОА" вступили в бой, но операция закончилась неудачно (т. 4, л.д.163-168, 169- 172).

 ЖУКОВСКИЙ В. Г. (бывший командир полка "РОА") показал, что в свое время он участвовал в обследовании бригады Каминского, после чего был составлен соответствующий акт о ее боевой готовности. В акте, в частности, указано, что солдаты этой бригады являются морально разложившимися, занимаются бандитизмом и грабежом.

 У всех солдат при себе имеется большое количество золотых вещей и предметов, награбленных у мирных жителей. После ознакомления с этим актом Власов приказал сформировать из этого контингента дивизию (т.5, л.д.120-121).

 АНДРЕЕВ С. А. (профессор) пояснил, что он как начальник главного финансового управления "КОНРа" ведал всеми финансовыми средствами "КОНРа", за исключением средств, отпускаемых на военные расходы, главным образом для содержания "РОА". Все финансовые средства он получал из государственного банка Германии с текущего счета министерства внутренних дел по чекам. Чеки выписывали представители указанного министерства Сивере и Рюппель, которые контролировали финансовую деятельность "КОНРа". За все время существования "КОНРа" он получил из госбанка на зарплату работников аппарата, на пропаганду и другие административные расходы около двух миллионов немецких марок. Сколько было отпущено денежных средств на военные расходы и содержание "РОА", он не знает (т.5, л.д.243-247).

 СМИРНОВ Н. П. (бывший военнослужащий Красной Армии, лейтенант) показал, что до создания штаба "РОА", то есть до декабря 1944 г., крупных частей у Власова не было. Имелись отдельные воинские части численностью до батальона с командным составом из немецких и русских офицеров. Эти так называемые "добровольческие" батальоны в составе немецких войск участвовали в боевых действиях против воинских частей Красной Армии и их союзников. Весной 1944 года большинство "добровольческих" батальонов было переброшено во Францию для вооруженной борьбы с союзниками Советского Союза (т. 5, л.д. 187-194).

 ОЛЬХОВИК П. С. (бывший военнослужащий Красной Армии, старшина) пояснил, что он являлся начальником контрразведки 1-й дивизии "РОА". За намерение перейти на сторону Красной Армии он подверг аресту 11 военнослужащих, возглавляемых майором Погромским. При допросе он, ОЛЬХОВИК. избивал арестованного Погромского, добившись признательных показаний (т.4, л.д.226-228).

 БЕККЕР Р. И. (бывший начальник разведшколы "КОНРа") показал, что в ноябре 1944 г. он встретился в г. Берлине с начальником отдела безопасности "КОНРа" майором Калугиным, с которым знаком с 1942 года и по его рекомендации принят в "РОА". Генерал Малышкин предложил ему должность помощника начальника разведывательной школы "РОА", которой он, БЕККЕР, фактически руководил, так как должность начальника была вакантной.

 Школа готовила квалифицированных агентов для засылки в тыл Красной Армии с целью выполнения разведывательных заданий. Немцы предоставляли отделу безопасности "КОНРа" возможность самостоятельно проводить всю работу в частях "РОА" и готовить агентуру. Материальные расходы, связанные с подготовкой и переброской агентуры в Советский Союз, брало на себя СД. Власов непосредственно руководил и направлял деятельность разведывательной школы (т.4, л.д.83-87).

 БОЙКО М. А. (бывший начальник 1 отдела штаба 300 стрелковой дивизии) пояснил, что руководителями "Русского комитета" являлись Власов Жиленков и Малышкин. В 1943 году немецкое командование разрешило "Русскому комитету" формировать "добровольческие" военные бригады на восточном фронте. Однако формирование началось в пределах "добровольческих" рот и батальонов. При этом Власов постоянно ставил перед германским правительством и верховным главнокомандованием вопрос сведения всех русских "добровольческих" воинских формирований под единое русское командование (т.5, л.д.81-84).

 АНИСИН В. А. (бывший начальник снабжения 533 отдельного саперного батальона Юго-Западного фронта, интендант 3 ранга) показал, что с декабря 1944 г. он служил в русском отделе берлинского гестапо сначала заместителем, а затем начальником "группы комет".

 Основной задачей этой группы являлось выявление антифашистски настроенных лиц среди советских граждан, насильно угнанных в Германию, а также освещение деятельности антисоветских формирований. Эта группа принимала активное участие в создании и деятельности "КОНРа". Вся работа по созданию "КОНРа" проводилась под руководством начальника 4 отдела берлинского гестапо гауптштурмфюрера Эвелинга. Непосредственную же связь с Власовым и его сподвижниками поддерживал начальник "группы комет" Майковский.

 После приема дел от последнего он, АНИСИН, изучал архивные материалы этой группы, в которых на каждого члена "КОНРа" имелась подробная характеристика гестапо. Заместитель Власова генерал Малышкин, а также начальник управления пропаганды "КОНРа" Жиленков и начальник гражданского управления Закутный являлись агентами гестапо, через которых направлялась и контролировалась деятельность "Комитета освобождения народов России". В "группе комет" имелась картотека учета агентуры, в которой он, АНИСИН, лично видел карточки учета на  Жиленкова, Малышкина и Закутного как на информаторов гестапо. Вообще большинство начальников отделов и управлений "КОНРа" являлось агентами гестапо (т.4, л.д.77-82).

 ПЕРЕПЕЧАЙ С. Ф. (бывший командир 973 стрелкового полка 270 стрелковой дивизии, полковник) пояснил, что вербовщики в "РОА" использовали методы шантажа, угроз и арестов, что давало положительные результаты. Вербовщиков в Норвегии возглавлял полковник Зверев, которому удалось указанными методами и способами завербовать до 300 военнопленных. За эту деятельность немцы присвоили ему воинское звание "генерал-майор", а Власов назначил его командиром 2-й дивизии "РОА". Далее ПЕРЕПЕЧАЙ заявил, что в середине апреля 1945 г., по приказу Власова, офицерская школа "РОА" была направлена в Чехословакию для соединения с воинскими частями 1-й дивизии "РОА" и участия в боях с Красной Армией.

 5 мая 1945 г. в населенном пункте Нидщебицы (Чехословакия) Меандров на совещании офицерского состава заявил, что борьба с большевизмом будет продолжаться несмотря на тяжелое положение фашистской Германии. 9 мая 1945 г. Меандров с личным составом офицерской школы "РОА" перешел на сторону американских войск (т.4,л.д.13-19).

 СКУГАРЕВСКИЙ А. П. (бывший заместитель командира 529 артиллерийского полка Брянского фронта, полковник) показал, что в "РОА" он был насильно завербован полковником Меандровым, которому немцы присвоили воинское звание "генерал-майор". До апреля 1945 г. он, СКУГАРЕВСКИЙ, использовался в качестве начальника учебной части офицерской школы "РОА", а затем до окончания войны - в должности заместителя командира запасной бригады "РОА".

 СКУГАРЕВСКИЙ далее пояснил, что на службу в создававшуюся Власовым "Русскую освободительную армию" вербовка военнопленных проводилась не только с санкции германских органов, но при их прямой поддержке, и сопровождалась террором гестапо в отношении большинства военнопленных, не желавших сотрудничать с немцами и Власовым.

 Так, в мае 1943 г. в Ченстоховском офицерском лагере бывший командир автороты одной из танковых частей Красной Армии лейтенант Баев, который не дал согласия вербовщику Власова Калугину служить в будущей "РОА", неоднократно вызывался в гестапо, где подвергался избиениям. В другом случае пленный военфельдшер Красной Армии Страхов, также не давший согласия Калугину служить в "РОА", был арестован и расстрелян. Значительная часть рядового и офицерского состава, привлеченная на службу в "РОА" путем обмана и провокаций со стороны Власова и его сподвижников, не желала переходить на сторону американцев и не имела намерений продолжать борьбу против Советского Союза. Для того, чтобы уменьшить количество перебежчиков на сторону Красной Армии, командование "РОА" предприняло ряд мер пропагандистского и карательного характера.

 Были мобилизованы все силы контрразведки "РОА" и полевой жандармерии, которые на марше беспрестанно преследовали уклонявшихся от движения в колонне. Отставшие подвергались избиениям и возвращались в свои подразделения, а некоторые из них арестовывались. Имевший намерение перейти на сторону советских войск начальник снабжения 2-й дивизии "РОА" капитан Владимирский был арестован контрразведкой и расстрелян (т. 4, л.д. 64-76).

 

 Преступная деятельность Власова А. А., Жиленкова Г. И., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенского И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова И. С. в совершении инкриминированных им предварительным следствием и судом преступных деяний подтверждается другими свидетельскими показаниями, а также многочисленными обращениями, докладными записками, учебными программами, наставлениями, антисоветскими газетами, журналами и брошюрами с призывами к вооруженной борьбе с Советским Союзом, различными соглашениями, телеграммами, другими вещественными доказательствами, сгруппированными в томах 7, 8, 9 и 27 настоящего уголовного дела.

 В частности, протоколом допроса Власова немцами после его добровольной сдачи в плен (т. 7, л.д. 23-32, 34-43); обращением Власова к командирам Красной Армии и советской интеллигенции с призывом к борьбе против Советской власти от 10 сентября 1942 г. (т. 7, л.д. 66); обращением "Русского комитета", подписанным Власовым и Малышкиным, призывающим бойцов и командиров Красной Армии к борьбе против Советской власти от 27 декабря 1942 г. (т. 7, л.д.68); докладной запиской Трухина командованию германской армии с указанием на необходимость формирования "РОА" и предложением своих услуг в борьбе против Советской власти (т. 8, л.д.10-14, 15-18); учебной программой по подготовке агентуры для диверсионно-повстанческой и террористической деятельности на территории Советского Союза, составленной по указанию Трухина в апреле 1945г (т. 8, л.д.20-22); материалами для пропагандистов с изложением методов "подрывной работы большевистской агентуры в рядах ВС "КОНРа" (т.27, л.д.131, 132, 133-135); антисоветскими газетами, журналами и брошюрами с призывами к вооруженной борьбе с Советским Союзом (т. 9, 50 изданий); временным наставлением по полевой службе штабов ВС "КОНРа" (т. 27, л.д.15-123); соглашением между председателем "Комитета освобождения народов России" генерал-лейтенантом Власовым А.А. и правительством Великогермании о предоставлении в распоряжение "КОНРа" "необходимых для освободительной борьбы против совместного врага - большевизма денежных средств в форме кредита" от 18 января 1945г. (т. 7, л.д.16-17); телеграммой Гиммлера Власову о назначении последнего Гитлером верховным главнокомандующим "РОА" (т. 7, л.д. 12-13) и другими.

 Таким образом, бесспорно установлено, что Власов А. А., Жиленков Г. Н., Малышкин В. Ф., Трухин Ф. И., Благовещенский И. А., Закутный Д. Е., Меандров М. А., Мальцев В. И., Буняченко С. К., Зверев Г. А., Корбуков В. Д. и Шатов Н. С., являясь военнослужащими Красной Армии, будучи антисоветски настроенными, нарушив в первые годы Великой Отечественной войны воинскую присягу, изменили Родине и в разное время добровольно перешли на сторону фашистской Германии, то есть на сторону врага.

 Находясь на стороне врага, они по заданию руководителей немецко-фашистского правительства и верховного командования вооруженными силами фашистской Германии на протяжении 1941-1943 гг. проводили ярую изменническую деятельность, направленную на вооруженную борьбу против Советского Союза, а 14 ноября 1944 г. вошли в созданный Гиммлером так называемый "Комитет освобождения народов России" ("КОНР") и по заданию германской разведки создали из числа изменников Родины, белоэмигрантов, националистов и другого антисоветского контингента вооруженные воинские формирования, объединили их, назвав "Русской освободительной армией" ("РОА"). Они также организовали шпионаж и диверсии в тылу советских войск, убийства офицеров и солдат Красной Армии, участвовали в них, тщательно готовили совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти, руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

 Их преступные действия носили согласованный и совместный характер, были объединены единым умыслом и достижением единого преступного результата - свержения при помощи фашистской Германии и ее вооруженных сил Советского правительства, ликвидации социалистического строя и установлении на территории Советского Союза фашистского государства.

 Все они осуществляли организационную деятельность, направленную к подготовке и совершению инкриминированных им деяний, участвовали в организации, образованной для подготовки и совершения этих общественно опасных контрреволюционных преступлений, что повлекло за собой тягчайшие последствия – умышленное уничтожение советских граждан, ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости и неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной и государственной тайны и переход на сторону врага, а также подрыв и ослабление власти Рабоче-Крестьянских Советов и избранных ими на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик рабоче-крестьянских правительств Союза ССР и автономных республик, подрыв и ослабление внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции, а также причинило непоправимый ущерб международному авторитету Советского государства и национальной безопасности, промышленности и сельскому хозяйству, противодействовало нормальной деятельности учреждений и организаций, то есть все они без исключения совершили преступления, предусмотренные ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 г. "О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и их пособников", ст.ст.58-1 "б", 58-8, 58-9, 58-10, ч.2 и 58-11 УК РСФСР.

 Вина всех осужденных по настоящему уголовному делу лиц в инкриминированных им предварительным следствием и судом преступлениях доказана, мера наказания избрана и применена в соответствии с характером и степенью общественной опасности совершенных преступлений, осуждены они законно и обоснованно, а поэтому реабилитированы быть не могут.

 Вместе с тем, в соответствии с п. "а" ст.5 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" антисоветская агитация и пропаганда, предусмотренные ст.58-10 УК РСФСР, признаются не содержащими общественной опасности деяниями и лица, осужденные за них, реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения, в связи с чем уголовное дело в отношении всех осужденных по нему лиц в данной части подлежит прекращению на основании ст.5, ч.1, п.2 УПК РСФСР, то есть за отсутствием в деянии состава преступления.

 

 На основании изложенного, руководствуясь ч.2 ст.36 Федерального закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации", ст.ст.4, 5, 8 и 9 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", ст.371 и ч.1 ст. 376 УПК РСФСР, -

 

 ПРОШУ:

 

 Приговор Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР от 1 августа 1946 г. в отношении Власова Андрея Андреевича, Жиленкова Георгия Николаевича, Малышкина Василия Федоровича, Трухина Федора Ивановича, Благовещенского Ивана Алексеевича, Закутного Дмитрия Ефимовича, Меандрова Михаила Алексеевича, Мальцева Виктора Ивановича, Буняченко Сергея Кузьмича, Зверева Григория Александровича, Корбукова Владимира Денисовича и Шатова Николая Степановича изменить:

- в части осуждения Власова А. А., Жиленкова Г. Н., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенского И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С. по ст.58-10, ч.2 УК РСФСР приговор отменить и дело в этой части прекратить на основании ст.5, ч.1, п. 2 УПК РСФСР, то есть за отсутствием в деянии состава преступления;

- считать Власова А. А., Жиленкова Г. Н., Малышкина В. Ф., Трухина Ф. И., Благовещенского И. А., Закутного Д. Е., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С. осужденными по совокупности совершенных ими преступлений, предусмотренных ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 г. и ст.ст.58-1 "б", 58-8, 58-9 и 58-11 УК РСФСР (в редакции 1926 года), и признать их не подлежащими реабилитации.

 В остальной части приговор оставить без изменения.

 

Генерал-полковник юстиции М. К. Кислицын

 

 

СПРАВКА: Уголовное дело пересматривается в связи с обращением Общероссийского политического общества движения "За веру и Отечество", в лице главы движения иеромонаха Никона (Белавенец). После пересмотра уголовное дело подлежит возврату в ЦА ФСБ России. Гуганов В.А. 293-56-47

 

 05.09.05

123