Пономарев Михаил Павлович 2 номер пулемета 11 рота 1 мвдбр

Пономарев
Пономарев Пономарев

Формировались в Зуевке Кировской области. Наш батальон располагался в деревянных двухэтажных домах по улице К.Маркса. Занимали все дома по этой части улицы. В Зуевке мы занимались строевой, тактической подготовкой, изучали уставы. Здесь же нам начали преподавать матчасть и укладку парашютов марка ПД-6 и ПД-41. Потом нас перекинули в Монино. Там мы усиленно занимались лыжной подготовкой и тактику ведения боя в тылу врага. Изучали сигналы сбора после высадки на парашютах… бригады, батальона, роты, взвода. В общем день был рассчитан на минуты. В Монино мы совершили первые тренировочные прыжки. Прыгали с 12… Самолеты были ТБ-3 и Дугласы. После Монино нас перекинули в Выползово. Там мы также усиленно готовились по всем дисциплинам. Вот из Выползово мы ездили за подарками в Валдай с Михаилом Сергеевичем. Это так. Был я посыльным в штабе бригады. В общем, от каждого батальона был человек. И вот он приходит, сказал, вы двое едете со мной в Валдай и велел нам выходить на улицу к машине. Мы вышли, сели в кузов. Появляется Михаил Сергеевич в тулупе и ещё в руках у него тулуп, который отдал мне, а тому бойцу – марш в кабину. Стали мы упрашивать его сесть в кабину, он наотрез отказался, сказал: ненавижу ездить кабине, люблю в кузове, говорит, воздух чистый и все вокруг видно.

Сразу в человеке сказалась простота. Бойцы о нем отзывались так: вот это комиссар, с таким не пропадешь, можно и в огонь и в воду. В боевой обстановке приходилось быть, как говорят, рядом. Играл ли он на гармошке, это не знаю.

В Выползове нас погрузили на машины и повезли к линии фронта. Подвезли нас к сгоревшей деревне, тут и высадили, а дальше мы уже переходили линию фронта на лыжах. Шли мимо населенного пункта, слева стоял сарай, говорили тут… Прошли ночью тихо и вот мы в тылу 16 армии. Места, где мы шествовали, были болотистые и часто иногда ночью попадали в болото, не просто болото, а не застывающая трясина. Портянки и валенки всё время были мокрые. Сушить было негде, костров разводить нельзя, вот во время одного перехода и получили многие обморожение. Погода была холодная, и вот по которому месту шли лыжные петли, так и та часть ноги пострадала. Было мороженных много. Одежда была теплая. Куртки с меховым воротником и такие же брюки, одеты мы были тепло. Оружие было: ручные пулеметы, автоматы, винтовки СВТ, минометы 52 мм, револьверы системы «Наган». Наганы были у командиров и у пулеметчиков и минометчиков.

Названия деревень я не помню.

Комиссара Мачихина не помню и не знаю. Я был рядовой, 2-й номер ручного пулемета, а 1-й был Ложкин Михаил. Он родом из Пермской области. Где он сейчас не знаю.

А там мы расстались, как я вышел из строя, так и не виделись больше. … вот тогда было не до этого, чтобы тут всё в голову брать и не знал, что пригодится в будущем. Был я деревенский парень, который первый раз оторвался от дому, был забитый. И вот сколько не пытаюсь вспомнить, как то плохо все восстанавливается. Командир роты был лейтенант Предосов, командир взвода младший лейтенант Васильков. Старшина Черезов. Командир нашего 3-го отделения был сержант Мякишев. Был я в 11 роте 2 взвод 3 отделение. К сожалению имена и отчества всех этих людей не помню. Вот мой 1-й номер Ложкин Михаил, кажется он говорил работал в шахте в Кизеле.

Насчет лагеря раненых, то он был расположен в лесу, где и близ каких мест, сказать не могу. Вот оттуда и нас вывезли на самолетах, на «кукурузниках». Вывезли нас в деревню под ст. Люблино. Это примерно километра 3,5 оставалось до Люблино. Всех, говорят, вывезти не успели, остальные переходили линию фронта. А кто был боеспособный, те ушли выполнять задание дальше. Волокуши, на которых возили мины и раненых, это длинны примерно 1 м. 60 см., плоскодонная, ширина её 65 см. Это я примерно, по памяти. Носок как у лыжи загнут, и такой же формы. С боков были бортики, вот так эта волокуша выглядела. Вот, пожалуй и все, больше не смогу что добавить.

28top

123