belaev

 

 

Беляев Афанасий Лукьянович
минометчик 9 рота 3 пдб

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В бою под деревней Тарасово я участвовал, число я не запомнил, где то около 20 марта 1942 года, я был в минометном взводе, у меня был миномет 50мм. Когда мы подошли к полю, нам была поставлена задача захватить эту деревню и соединиться со своими войсками, нам говорили, мы будем наступать с тыла, а передовые части с фронта, было показано, где нашей роте занять оборону. Когда вышли на поле, была вьюга, мело снег, это было ночью. Как только стали продвигаться к деревне, снег прекратился, стало ясно. В это время взлетела осветительная ракета, и немцы сразу открыли по нам огонь. Мы заняли оборону, немцы непрерывно светили ракетами и вели пулеметный огонь. Подняться нашим было невозможно. Нам приказали бить из минометов, ну и немцы били из минометов, сколько у нас было мин, мы выстрелили, и тогда в деревне загорелся дом или какое то строение, тогда немцы светить перестали и наши пошли в наступление, ранило в руку командира роты, фамилия его Павлов. Когда перевязали ему руку, он встает во весь рост и кричит «За мной», и в это время был убит насмерть. Командир взвода приказал забрать у него автомат, так как миномет пришлось закопать в снег. Тогда стали продвигаться вперед, уже были выбиты из траншей немцы, ранило у нас во взводе одного солдата, фамилию не помню. Командир взвода приказал мне вытащить его на перевязку … И вот я его вытащил на плащ-палатке, и в это время поступила команда отходить.

Обратно и мне пришлось ползти за лыжами, так как они остались там. Когда стали отходить, раненых было много, и я забрал одного из нашего взвода, фамилия Ефимов, из Удмуртии. У него были перебиты обе ноги, тащил я его на лыжах. В лесу приказали притащить всех раненых в одно место, и я его оставил там. Что потом с ними было, до сих пор не знаю.

Почему деревню не захватили не знаю, и почему с передовой нам не помогли, тоже не знаю. Командир батальона был убит позднее, это я хорошо помню. Число тоже не помню, это было перед утром, нам нужно было перейти дорогу. Немцы нас обстреляли. Нам дали команду закричать «ура», когда закричали «ура», и начали продвигаться, командир батальона выскочил на дорогу и был убит насмерть. Потом немцы замолчали, и оказывается только был убит один командир батальона, об этом мне говорил командир взвода. И кто с ним был не то чтобы вытащить его с дороги, даже не сняли с него полевую сумку. Когда опомнились, были посланы люди, только не знаю, какой взвод, но немцы их не допустили, было слышно, долго велась перестрелка, но вытащить не удалось.

Вышли мы из тыла в ночь на 8 апреля 1942 года, деревня как звать не знаю. Прошли мы возле деревни полем, пересекли дорогу, и два снежных завала, и потом ещё реку. Мы боя не принимали, а немцы обстреляли нас сильно, тут я потерял своего командира взвода. Был он из Свердловска, фамилия Семенов. А соединились со своими войсками 10 апреля. Нам сделали первую санобработку, село Новая Русса… Я был ранен и остался инвалидом 3 группы.

В хороших отношениях я был с командиром отделения старшим сержантом, позднее с командиром взвода, фамилия Семенов. Имя отчество не помню, да и не называли по имени, всегда называли по фамилии. Был он из Свердловска, работал на Уралмаше, участвовал в финскую. Командиром взвода был у нас татарин, фамилию не помню, когда поехали на фронт, он внезапно заболел. Тогда нашего Семенова поставили командиром взвода. Для меня он был очень хорошим человеком, в тяжелые минуты он всегда поддерживал морально, что было. Кушали вместе и спали в одной яме, был он ранен, левая рука была перебита в трех местах и ноги заморожены. Потерял я его, когда переходили линию фронта, это было так на 8 апреля 1942 года. Ночью мы вышли на поле с Семеновым, были рядом. Недалеко от деревни стали переходить дорогу. Только я вышел на дорогу, взлетела немецкая осветительная ракета, мы легли. Как только затухает ракета, мы продвигаемся вперед, огня он ещё не открывал, переползли 2 снежных заслона по склону к реке, как только спустились в реку, тогда немцы открыли пулеметный огонь, а нам было не подняться на берег, а он был крутой, а перебежать открытым местом до леса – они это место и обстреливали. Вот тут то я и потерял своего командира. Немцы всё время кидали ракеты, когда затухает ракета, абсолютно ничего не видно. Я добрался до леса, думаю, сейчас встретимся, рассветало, собрались, сколько нас осталось, а его больше так и не встретил. Я в первый санбат попал 10 апреля 42 г., адреса домашнего его не знал, и так не знаю, вышел ли он из тыла или погиб. Когда мы вышли из тыла, я больше из своего взвода никого не видел. Кто выводил нас из тыла, я не знаю.

Инвалидом я остался так, когда отступили от деревни Тарасово, через ночь, это, наверное, на 28 марта, хотели прорваться у деревни Черная. На рассвете наш батальон пошел в наступление, только мы подошли к полю, немцы открыли огонь, ранило замполитрука роты. Командир взвода приказал мне перевязать его, так как санитаров у нас уже не было. Только я вытащил санпакет, как рядом со мной разорвалась мина и ранила меня, 2 осколка в руку и один осколок подмышку. Командир взвода велел отползать, и отступили все. Отступить днем дальше в тыл не было возможности, так как нужно было перейти реку (Ладомирку) и открытую местность. Расположились на опушке леса дневать, а нас немцы засекли, и обстреливали весь день из минометов, до этого, было сыро, я очень вымок. Особенно валенки, пока мы лежали до ночи, так стало холодно, на мне всё замерзло, я едва встал. Когда пошли, одежда размялась, а ноги с валенками так и остались застывшими. Я после этого валенки снять не смог, так и пришлось ходить до конца. В санбате валенки разрезали, тогда только освободились ноги, и вот сейчас у меня отсутствуют пальцы и головки плюсневых костей обоих стоп. Ходить трудно. А рука сохранилась, в Ярославле сделали операцию, осколок большой из подмышки достали, а в руке два маленьких так и остались. Они очень то не мешают. После госпиталя вернулся домой. Устроился работать в леспромхоз, вначале в бухгалтерию, а потом учился на электромеханика и с 1952 года работаю по специальности. С февраля 1977 года ушел на трудовую пенсию, но ещё пока работаю.

Вырастил 5 детей, сейчас уже 10 внуков.

27.10.1977 г.

123