Я, Максимов Федор Яковлевич 1923 года рождения, чл. ВЛКСМ, ушел добровольцем в 1941 г. в воздушный десант и служил во 2 батальоне 6 роте 204 воздушно-десантной бригады.

. Командиром батальона был капитан Карпенко, а командиром роты лейтенант Достовалов. О их дальнейшей судьбе я ничего на знаю. О командире бригады Гриневе – я его видел один раз, и то ещё до фронта.

Мы дислоцировались в гор. Люберцы Московской области. Там обучались прыжкам с парашютом, правилам ведения боевых действий в тылу врага. Находились мы там с октября 1941 года по март 1942 года.

В первой декаде марта (не помню какого числа) 1942 г. по тревоге погрузились в эшелон и выехали на фронт. Прибыли на ст. Валдай и оттуда на лыжах пересекли линию фронта и ушли в тыл врага. Перед нами была поставлена задача – уничтожение войск окруженной 16 немецкой армии. Линию фронта пересекли без единого выстрела.

Во время нахождения в тылу врага мы базировались в лесу на болотах, где спали в снегу, укрывшись плащ-палаткой. В населенные пункты мы не заходили, потому, что они были заняты немцами, в лесу стычки происходили в основном с финнами, которые встречались нам небольшими группами или «кукушки» одиночки на деревьях, и были они отличными лыжниками.

Помню, мы проходили в районе «фанерного завода», северных и южных сараев. Всё время были в движении, в основном в ночное время суток, а днем немного отдыхали. Но были и сильные боевые действия около населенного пункта (названия не помню), разгромив немцев, мы снова ушли в лес.

Было трудно передвигаться на лыжах, потому, что местность там лесистая, болотистая (кочки), а днем оттепель. Многие были ранены, обмороженные, но боевой дух держали. Недостаток был с питанием и патронами. НЗ питания был пятидневным, а мы там были около трех недель. Обуты мы были в валенки, а они промокли от снега и пота. Из тыла к своим мы выходили в конце марта 1942 г. Я получил обморожение пальцев левой ноги, находясь в тылу. Линию фронта переходили к своим из тыла врага с боями, где так же многие погибли.

Из нашего отделения во время нахождения в тылу врага мы были вместе с Николаем, тоже красноармейцем, как и я, а фамилию его уже забыл. Он был ранен в руку в первые дни нахождения в тылу врага, и я ему делал перевязку. Так мы с ним были вместе до конца, выходили из тыла вместе. Из одного котелка ели (пока было чего), и вместе голодали.

На вооружении до ухода в тыл врага у нас были винтовки СВТ, но они часто отказывали во время стрельбы. Но затем нам выдали автоматы ППШ. Это оружие для десантников было хорошее. Кроме этого был у меня миномет-лопата (но к нему было всего 13 мин), гранаты, нож, тол и др.

При выходе из тыла нас немного покормили, но желание покушать было большое, а дать много голодным нельзя.

После выхода из тыла раненые и обмороженные оружие сдали и после оказания необходимой помощи были направлены в госпиталя. Сначала я находился в госпитале в г. Ярославле, а затем г. Омск, где находился на излечении в госпитале № 1255 до 31.07.1942 года. Затем комиссией признан нестроевым и направлен на работу в санитарный склад.

В 1945 г. возвратился к родителям в пос. Безенчук Куйбышевской области. Здесь с 1946 г. работал на комсомольской, партийной и профсоюзной работе до 1983 года, т.е. до ухода на пенсию.

Сейчас нахожусь на отдыхе – получаю персональную пенсию. Имею правительственные награды – Орден Отечественной войны 2 степени, медали – За боевые заслуги, За трудовую доблесть и трудовое отличие.

Выполняю общественную работу – председатель районного комитета защиты мира, председатель районного совета (неразборчиво) и др. Член КПСС с 1945 года.

123